Кого слушает президент

Вражьи голоса 2.0

02.07.2012, 10:18

Георгий Бовт о готовящихся поправках к закону об НКО

Часто сильнее всего стараются доказать преданность бывшие перебежчики. Депутат ЕР Александр Сидякин как раз из этих. Ранее он служил в «эсерах» (куда, будучи 1977 года рождения, попал из Партии пенсионеров) и даже руководил региональным отделением. А теперь же берет себе авторство (не будем, впрочем, преувеличивать степень самостоятельности его копирайта) второго законопроекта подряд на тему «наведения пор-р-рядка». Первый был о наказаниях за «неправильные митинги». Теперь – о неправильных некоммерческих организациях (НКО). Неправильные – это те, которые живут на деньги иностранных спонсоров и могут быть определены как «политические». То есть, согласно трактовке партии ЕР, влияют на общественное мнение, пытаются влиять на государственную политику, устраивают публичные акции.

Финансирование политической деятельности из-за рубежа в России, как и во многих других странах, давно запрещено. Что правильно. Но теперь мы будем иметь дело с более расширительным толкованием того, что есть у нас политика. Согласимся и тут с властями, впрочем: политика, она теперь везде, куда ни плюнь. Начиная от тарифов ЖКХ и распределения подрядов на укладку тротуарной плитки, кончая уворованными на очередном проекте миллиардами или «возмещенными» в 24 часа на подставные фирмы $230 млн, вылившимися в конце концов в «Акт Магнитского». Недавно вот в Москве не дали разрешения на проведение акции инвалидов на Кудринской площади. Тоже, видно, сочли политикой.

В правящей верхушке сегодня победила точка зрения, по которой все оппозиционные шевеления — это происки мировой закулисы во главе с госдепом. Согласно такому миропониманию,

не может наш посконный человек затаить противовластную крамольную мысль иначе как по наущению извне. И даже осознать свои человеческие права и то не может. Виноваты те, кто сеет смуту в виде опасных идей, согласно которым человек суть не тварь дрожащая, а право имеет.

Примерно так же император Павел I запрещал французские книги, стремясь остановить заразу просвещения на дальних подступах к империи. И ведь не помогло, хотя погиб он не от этого духа, а от своего ближнего круга. Многие из этих людей как раз тянулись к французским книжкам.

К политическим теперь могут быть приравнены чуть ли не все правозащитные организации – такие как «Мемориал», Московская Хельсинкская группа, «Фонд защиты гласности», разумеется, российское отделение Amnesty International, а также десятки других. Туда же отнесут подавляющее большинство экологических организаций. И не только Фонд дикой природы, но и многие другие российские структуры. Будут «политизированы» и многие из тех, кого бывший президент в 2010 году вывел в отдельную категорию «социально значимых» (они могут претендовать на гранты федеральных и муниципальных властей, многие их и получали).

Всем этим организациям, если они получают деньги из-за рубежа, надо будет в 90-дневный срок добровольно сдаться Минюсту, заявив о себе как об «иностранном агенте». Оное клеймо должно в обязательном порядке значиться на всей их продукции. За нарушения – штрафы, приостановка деятельности, закрытие и даже уголовное наказание.

Кстати, если бы данный проект уже был законом, то «иностранным агентом» должен был бы, вероятно, назваться фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой и Дины Корзун: фонд работает в том числе со средствами, собираемыми в Европе, а одна из его руководителей снялась в предвыборном ролике.

Любопытно, что законопроект депутата-адвоката-единоросса Сидякина во многом ревизует ряд медведевских послаблений для НКО (например, о сокращении числа проверок), принятых в последние годы, но их инициатор, ставши номинальным лидером партии, сейчас отмалчивается.

С точки зрения финансового контроля на самом деле изменится лишь то, что «политические» НКО теперь станут проверять раза в три чаще и с особой истовостью. Хотя уже сегодня проверяющие органы в рамках существующей отчетности знают обо всех источниках финансирования и формах траты денег. Пристрастность и выборочное применение законов – это то, к чему нам в стране, как известно, не привыкать. Если захотят задавить – задавят.

Депутаты ЕР уже поспешили, как обычно, заявить, что данный законопроект написан на основе международного опыта. В частности, американского закона 1935 года Foreign Agents Registration Act (он был создан специально для противодействия пропаганде нацизма), откуда, собственно, заимствован сам термин «иностранный агент». И как всегда, такой отсыл наших законодателей суть есть ловкое сочетание полуправды и лукавого умолчания. Иностранные агенты, то есть организации, получающие зарубежное финансирование, действительно в США есть, регистрируются в минюсте и предоставляют туда отчеты, а отчеты публикуются. Однако сегодня это все сплошь коммерческие структуры – пиар-агентства, лоббистские фирмы, адвокатские, юридические конторы, занятые именно лоббированием иностранных интересов – от конкретных сделок до абстрактно туризма. Это не НКО.

Посмотрев отчеты за пару последних лет, можно увидеть, что в пользу Российской Федерации и таких известных структур, как «Газпромэкспорт», «Техснабэкспорт», правительство Санкт-Петербурга, лично г-на Дерипаски и других, работали такие известные конторы, как Ketchum, Endeavor Law Firm (она хлопотала в связке с российским МИДом о выдаче российскому олигарху въездной визы, с чем у него были тогда проблемы), Global Strategic Communication Group (зарегистрировалась в качестве лоббиста партии «Родина» в Майами, но никакой деятельности не раскрыла), APKO Worldwide (лоббировала вопросы сотрудничества России и США в ядерной области), Alston & Bird, LLP (консультировала Москву по широкому спектру двусторонних отношений), Clark & Weinstock и некоторые другие. Глядя на эту активность, надо признать, что с лоббистами у России в США не густо: было бы получше, глядишь, не прошел бы столь унизительный для Москвы «Акт Магнитского». Выделяется разве что Ketchum, отчитавшийся, например, за первую половину 2011 года в получении 2250020 долларов и 70 центов за лоббирование интересов «Газпрома» и 1824624 долларов и 90 центов за медиауслуги (видимо, за размещение благоприятных материалов) от правительства РФ.

Сравнение таких иностранных агентов в США и претендентов на это высокое звание в России в лице Людмилы Алексеевой и других правозащитников не вполне корректно. В Америке и в голову никому не придет брать деньги преимущественно от иностранных спонсоров (хотя их пожертвования в некоторых случаях тоже приветствуются, но такие НКО не регистрируются в качестве «иностранных агентов», поскольку они не лоббируют интересы иностранных держав и структур) на организацию борьбы за гражданские права или на помощь отдельным категориям граждан – больным детям, женщинам, подвергшимся насилию, заключенным, жертвам солдатской дедовщины и пр. Не очень актуально получение российского финансирования в США на мониторинг честности выборов – как-то свои суды и общественники у них там с этим справляются.

Вообще на все подобные цели деньги, как правило, находятся в самой Америке. Американцы щедро жертвуют на гражданское общество: в этом, а также в волонтерской деятельности участвуют более половины граждан. За пожертвования в пользу НКО тамошние власти не отнимают бизнес и не гнобят налоговыми проверками с обысками на дому. В течение последних лет ежегодно американские НКО получали пожертвований на более чем $300 млрд в год, из них более 80% (в том числе примерно 8% по завещаниям) поступали от частных лиц, остальные – от частных компаний и государственных структур, в том числе конгресса.

Американские НКО давно уже научились профессионально работать фандрайзерами. Что ж, теперь это предстоит сделать и российским НКО.

Конечно, многие из российских правозащитников восприняли лейбл «иностранный агент» как оскорбительный. Они говорят, что откажутся от правозащитной деятельности, но не будут регистрироваться как «агенты». Собственно, на то и расчет. Правда, в чем-то этот расчет может оказаться неверным. В советское время народ увлеченно слушал «вражеские голоса», пытаясь отыскать правдивую информацию и отсеять ее от официоза. «Вражеское происхождение» смущало не всех. Оно может и впредь смущать все меньшее число патриотов: в конце концов, не все ли равно, кто именно подробно расскажет о фальсификациях на выборах, воровстве номенклатуры и прочих утаиваемых официальной пропагандой безобразиях.

На прошлой неделе довелось слышать сразу на нескольких радиостанциях (и это даже не «Эхо Москвы») опросы слушателей – одобряют ли они принятие «Акта Магнитского», преследующего (если невъезд в Америку можно назвать преследованием) российских коррупционеров. Одобрение зашкаливало за 85–90%. И это при нынешнем уровне антиамериканизма.

При всей своей охранительной сущности готовящийся закон все же не убьет правозащитное и гражданское движение в России, хотя, конечно, осложнит жизнь многих организаций. Да, действительно, у нас народ не привык жертвовать на правозащитную работу, а бизнес столь пуглив, что без дозволения власти и шагу ступить не может, не то что правозащитникам деньги дать. Борьба за гражданские права пока не считается важной в народе, важнее видится борьба за собственные интересы. Но люди уже привыкают жертвовать на благотворительность, растет и волонтерское движение. Времена все же меняются. Выдавленную пасту нельзя загнать обратно в тюбик, не говоря уже о джинне из бутылки.

Опыт сбора интернет- и других пожертвований на проекты «Роспил», «Русь сидящая», на организации протестного движения минувшей весной, даже и в пользу правозащитников (так, Сахаровское движение показало, что может вполне собирать деньги на конкретный проект в интернете) демонстрирует, что это возможно. Вопрос в том числе в профессиональной организации фандрайзинга, хотя власти, не надо иллюзий, могут попытаться и тут подкрутить краник для неугодных структур. Уже пошли рыться в «Яндекс-кошельке» Навального.

Всего за несколько лет, по некоторым оценкам, сумма российских пожертвований на НКО только через интернет выросла с нуля до более 40 миллионов долларов. Сегодня в общей сумме пожертвований на российские НКО иностранные средства составляют не более 20%, хотя в бюджете правозащитных организаций они варьируются от 60 до 100%, по оценкам Высшей школы экономики.

Все зависит от самого общества. Сможет ли оно, захочет ли самоорганизоваться, чтобы своими силами и на свои деньги бороться за свои права. Или будет ждать милости свыше – то ли от царя, то ли от дяди Сэма.

Что касается депутата Сидякина, то его могут в конце концов поощрить за усердие. Например, включением почетным членом в «список Магнитского». Там, если вчитаться в законопроект, предусмотрены санкции не только тем, кто причастен к смерти юриста Hermitage Capital, но и к тем, кто преследует инакомыслящих в своей стране или препятствует соблюдению прав человека. Кстати, думаю, примерно по этой причине власти будут добиваться, чтобы поправки к закону об НКО одобрили все думские фракции. Замазывать так всех.