Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента
`

Российские долги Европе не нужны

Европейские банки отказались размещать российские долговые бумаги

Петр Орехин 24.03.2016, 21:20
Daniel Roland/File/AP

Европейские банки не будут размещать российские облигации, чтобы не ссориться со своими властями, которые не рекомендовали им работать с Россией. Ранее с такой же «просьбой» к своим банкам обращались власти США. Шансов на то, чтобы занять, как планировалось, $3 млрд на западных рынках, у России немного, считают аналитики.

Крупные европейские банки решили отказаться от размещения российских гособлигаций на сумму $3 млрд, чтобы «не расстраивать» власти США и Евросоюза, которые ввели санкции в отношении России, пишет The Wall Street Journal. В число отказников вошли такие крупные структуры, как французский BNP Paribas, швейцарские Credit Suisse и UBS, немецкий Deutsche Bank, британский HSBC и другие.

«Никто не хочет делать что-то, что может выглядеть как противоречие духу санкций», — заявил Пол Макнамара, управляющий фондом GAM Holding AG.

Отмечается, что в Брюсселе обеспокоены тем, что деньги, вырученные после проведения операций, могут оказаться на счетах компаний, которые находятся под санкциями.

Вместе с тем сообщается, что еврочиновники не запрещали европейским банкам напрямую размещать российские государственные бумаги.

Ранее Госдепартамент и минфин США не рекомендовали своим банкам размещать российские облигации. Представитель Госдепа подтверждал этот факт РИА «Новости».

«Мы продолжаем ясно заявлять в общении с компаниями США, что, мы считаем, возвращение к обычному ведению дел с Россией несет риски, как экономические, так и репутационные», — сказал сотрудник Госдепа.

По его словам, это часть общей стратегии, в которую также включены «санкции, ограничительные меры и сокращение дипломатического общения».

«Помимо правовой оценки, которую должны проводить фирмы, чтобы убедиться, что они не нарушают санкции США по ситуации на Украине, важно также, чтобы частные компании в США, ЕС и по всему миру понимали, что Россия останется высокорискованным рынком, пока продолжаются ее действия по дестабилизации Украины», — подчеркнул он.

Связываться с минфином США никто не будет. Эта контора, имеющая профильное «санкционное» направление, известна тем, что крайне жестко преследует разного рода нарушителей американских санкций.

Например, французский BNP Paribas заплатил США почти $8,9 млрд за то, что помогал совершать финансовые операции Ирана, Судана и Кубы. Другой французский банк, Credit Agricole, оштрафован почти на $900 млн из-за Ирана и Судана. Из-за того же Ирана и обвинений в отмывании денег $1,9 млрд пришлось заплатить HSBC.

В общем, ни европейские, ни американские банки почти наверняка не будут связываться с российскими бондами.

«Безусловно, отказ крупнейших банков Европы вслед за отказом в участии выпуска российских евробондов банками США сужает возможности России по выходу на внешние рынки заимствований. Несмотря на довольно оптимистичные заявления российских властей относительно привлечения необходимого объема заимствований, выпуск евробондов определенно будет проблематичным», — отмечает Тамара Касьянова, управляющий партнер АО «2К».

Директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин говорит, что в принципе разместить облигации могут российские или китайские банки, но это будет более длительный и сложный процесс. После отказа крупнейших европейских банков от участия в выпуске евробондов России условия заимствования на внешних рынках для Москвы могут ухудшиться, добавляет Тамара Касьянова.

Между тем аналитики считают, что спрос на российские бумаги на западном рынке есть. Руководитель аналитического управления, управляющий директор Sberbank Investment Research Александр Кудрин отмечает: «Мы не видим никаких проблем с тем, чтобы Россия разместила еврооблигации в 2016 году на сумму $5–7 млрд», то есть примерно в два раза больше заявленных планов.

Стоит отметить, что последние годы Россия практически не занимает на внешних рынках и без санкций.

На 1 января 2016 года, по оценке Банка России, совокупный внешний долг России составил $515,254 млрд. Из этой суммы на долю органов госуправления пришлось всего $30,743 млрд (ЦБ учитывает внешнюю задолженность в национальной и иностранной валютах, а государственные ценные бумаги отражаются в части задолженности перед нерезидентами и оцениваются по номиналу). На начало прошлого года госдолг составлял $41,696 млрд, а на 1 января 2014-го — $61,743 млрд. Таким образом, за два года он снизился почти в два раза. Задолженность банков и компаний уменьшилась только на треть, а сокращаться она начала только после введения антироссийских санкций.

Но нынешняя сложная ситуация в отечественной экономике и большой дефицит бюджета (экс-министр финансов Алексей Кудрин считает, что он составит 5–5,5% ВВП) подталкивают власти к тому, чтобы вернуться на рынок внешних заимствований. Впрочем, теперь, вероятнее всего, деньги придется искать на внутреннем рынке.

Александр Кудрин отмечает, что если же Минфин решит отказаться от размещения евробондов, то недостающие средства могут быть изысканы как на внутреннем долговом рынке, так и в Резервном фонде. «В любом случае это не станет большой проблемой для российского бюджета», — считает аналитик.

В свою очередь Ренат Малин, начальник департамента по управлению активами с фиксированным доходом УК «КапиталЪ», говорит, что полноценной замены внешним займам найти не получится, а сроки и стоимость заимствований на внутреннем рынке будут значительно хуже.

«К тому же внешние заимствования позволили бы привлечь новые ресурсы в слабеющую экономику, что выгоднее. Таким образом, полноценной замены внешним займам найти сложно, если не рассматривать привлечение кредитов отдельных банков, которые, например, могут не последовать рекомендациям», — резюмирует он.

При этом Ренат Малин не считает вопрос с закрытием внешних рынков решенным. Он напоминает, что в случае изменений в санкционном режиме рекомендация, данная властями США и ЕС своим банкам, скорее всего, также изменится. Таким образом, делать прогноз на весь текущий год преждевременно.