«Кризис не кризис, а пик прошел»

Владимир Путин уверен, что российская экономика пошла в рост

Рустем Фаляхов 17.12.2015, 22:07
__is_photorep_included7973945: 1

Россия вступила в новую черную полосу, но худшее позади. По итогам года отток капитала, но есть и приток. Высокие ставки — это плохо, зато у западных банков с низкими ставками свои проблемы. В правительстве ко всем относятся бережно, так что кадровых перестановок не будет. Приватизация — это хорошо, но есть нюансы. Президент России Владимир Путин подвел итоги 2015 года, обойдя стороной все острые экономические вопросы.

Ровно год назад Путин заявил, что на выход из кризиса России потребуется два года «при самом неблагоприятном стечении обстоятельств». Сейчас главе государства осталось только вспоминать, как он сам выразился, «старый замшелый анекдот» про черную полосу в жизни и про белую. Смысл в том, что год назад, как сейчас выясняется, была белая полоса, а худшее случилось только сейчас. Думали, что нефть будет $100 за баррель, а она упала вдвое. Пересчитали бюджет на следующий год, исходя из нефти в $50 за баррель, думали, что подошли к вопросу консервативно. Оказалось, «излишне оптимистично». Нефть ушла ниже $38.

Что делать с этой проблемой — президент не ответил. Но дал понять, что ничего особенного делать не надо.

Худшее позади. Со второго квартала текущего года наблюдаются признаки стабилизации деловой активности. В сентябре — октябре прирост ВВП составил соответственно 0,3–0,1% к предыдущему месяцу.

«Статистика показывает, что российская экономика кризис в целом миновала, пик, во всяком случае, кризиса — не кризис, а пик кризиса», — сказал Путин.

Ранее Кремль ставил задачу роста экономики в 5%. Мотивация была соответствующая державе — выполнение соцобязательств в полном объеме и развитие. Сейчас экономика ушла в минус на 3,7% и доли прироста считаются неплохим результатом.

Такой тональности — «все будет хорошо!» — Путин придерживался и в остальных ответах, касающихся экономического блока проблем. Например, по оттоку капитала.

Отток капитала из России в 2015 году сократился, а в третьем квартале наблюдается чистый приток. «Это говорит о том, что инвесторы, понимая реалии нашей экономики, начинают проявлять к этому интерес, к работе здесь», — констатировал глава государства.

Отток действительно сокращается. Но и те суммы, которые утекают за рубеж, впечатляют. Минфин в среду снизил оценку чистого оттока капитала из России в 2015 году с $60 млрд до $57–58 млрд.

Путин увидел положительную динамику даже там, где ее с трудом находят провластные эксперты. Это рост товарооборота. Доходы бюджета от экспорта уменьшились, но физический объем не уменьшился, а увеличился. Это видно по объемам перевалки грузов в российских портах — рост на 3% за 11 месяцев.

Главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик считает, что признаки стабилизации экономики и в самом деле имеются.

«В целом картина в экономике противоречивая. Но признаки некоторой стабилизации можно заметить. Например, сокращение внешнего долга России — это позитивный сигнал для западных инвесторов. Важно и замедление оттока капитала, как некий индикатор улучшения или надежды на улучшение ситуации. Если начнется рост экономики, то за счет инвестиций», — говорит Лисоволик.

«Признаки стабилизации и роста промпроизводства — да, были, осенью, но сейчас все опять падает, и в дальнейшем все будет зависеть не от нефти, не от санкций и контрсанкций, не от внешних факторов, а от действий правительства. У правительства есть набор правильных мер поддержки экономического роста, но на это выделяются копейки», — жалуется первый зампред комитета Госдумы по промышленности Валерий Гартунг.

«Надо провести ряд реформ, о которых Путин мог бы сказать. Например, отменить возврат НДС экспортерам сырья. Примерно 80% российского экспорта — сырье, зачем мы возвращаем им деньги? Нужно сделать госзакупки прозрачными», — перечислял Гартунг. По его оценке, это даст бюджету «триллионы рублей», что было бы нелишним при сегодняшнем дефиците более чем в 2,3 трлн руб.

Бизнесу, как частному, так и государственному, было бы интересно услышать мнение президента по поводу приватизации госсобственности. Но Путин и здесь обошелся формулой: с одной стороны — «нет», а с другой стороны — «да». Он сказал, что не уверен, что сейчас благоприятная конъюнктура для продажи госактивов, и у правительства таких планов пока нет. Но с другой стороны, он не исключает приватизации. Тем более что контроль все равно останется за государством.

Лисоволик считает, что Путин впервые за последние несколько лет так подробно заявил о теме приватизации.

«Правительство могло вернуться к теме приватизации в условиях растущего дефицита бюджета. Кроме того, приватизация госкомпаний была бы полезна для повышения эффективности их работы».

В остальных случаях Путин отвечал в русле ожиданий. «Вы поддерживаете денежно-кредитную политику Банка России? Считаете ли вы необходимым снижение процентной ставки?» — спрашивал его журналист. На эти вопросы Путин прямо заявил, что политику ЦБ поддерживает, и кратко пересказал аргументы, очень напоминающие отчеты главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной в связи с последним заседанием совета директоров ЦБ.

По словам Путина, если где-то там, за бугром, у регуляторов финансового рынка другие ставки, низкие, то это они «специально так делают». И проблемы у них не такие же, как наши.

Собственно, Путин привел этот аргумент не впервые. Интрига, похоже, будет сохраняться еще год. К этому времени ЦБ обещал снизить инфляцию до 4%. Ради достижения этой цели ЦБ и зажимает денежную массу и держит запредельную ключевую ставку. То есть идет ровно в противоположном от общепринятого направлении.

Что будет делать Кремль, если инфляция останется высокой (сейчас она в районе 12%), а экономика схлопнется окончательно, неизвестно. На подобный вопрос замглавы ЦБ Ксения Юдаева так ответила корреспонденту «Газеты.Ru»: «Где мы будем в это время, кто знает». Осталось подождать немногим больше года.

А давить на ЦБ Путин не будет. По его словам, ЦБ использует «целый набор инструментов» и «этого пока достаточно».

Путина спросили, доволен ли он работой правительства и не пора ли скорректировать состав кабмина. Но, видимо, коней на переправе, то есть в кризис и под выборы, не меняют.

«Я очень бережно отношусь а) к людям; и б) считаю, что кадровая чехарда, как правило, — конечно, не всегда кадровые перемены являются негативными, — не нужна, она мешает. И если что-то у кого-то не получается, за что я тоже несу ответственность, я считаю, что здесь есть и моя вина. Поэтому никаких изменений, существенных во всяком случае, не предвидится», — защитил подопечных президент.

Журналисты пытались обратить его внимание на катастрофическую ситуацию в российской экономике, зайдя с другой стороны. Через социальную сферу и незавидную участь пенсионеров.

Похожий вопрос задавали не только Путину, но и председателю Госдумы, когда ее возглавлял еще Борис Грызлов. Одна бабушка прислала письмо о том, что ее пенсии не хватает даже на оплату услуг ЖКХ после очередного повышения тарифов на свет, воду и тепло. Этот вопрос в различных вариациях звучит на пресс-конференциях Путина каждый год. Четкого ответа, кажется, не было ни разу. Хотя в этот раз Путин напомнил, что индексация пенсий в следующем году все-таки запланирована. Как минимум одна.

«Нам еще нужно много сделать для совершенствования всей системы. Этот вопрос будет находиться в центре внимания и правительства, и региональных властей», — ответил Путин. При этом он дал понять, что пенсионный возраст все-таки будут повышать: «Что касается пенсионного возраста. Вы знаете мою позицию, я всячески сопротивляюсь повышению пенсионного возраста. Но есть, конечно, проблемы».

Впрочем, не только с пенсионной проблемой. И не только у нас. И вообще, без проблем не бывает.