ВЭБ спасают от долгов

Правительство не может решить, где найти 1,5 трлн рублей для ВЭБа

Семен Михайлов 09.12.2015, 23:58
Shutterstock

Минфин выступил против того, чтобы докапитализировать ВЭБ сразу на 1,5 трлн руб. путем выпуска гособлигаций. Глава ведомства Антон Силуанов предлагает сначала устроить большую распродажу активов, висящих на балансе банка. Правительство планирует до конца года решить, как избавить ВЭБ от плохих долгов и помочь ему рассчитаться с зарубежными кредиторами.

Кабинет министров обсуждает методы спасения ВЭБа уже не первый месяц. 4 декабря на эту тему проходило совещание у премьер-министра Дмитрия Медведева, но к какому-то решению чиновники не пришли. Проблема в том, что, по имеющимся оценкам, ВЭБ необходимо докапитализировать примерно на 1,5 трлн руб.

Проблемы ВЭБа породили слухи об отставке главы банка Владимира Дмитриева. Но эти слухи, а также ход дискуссий в кабинете министров в ВЭБе не комментируют.

ВЭБ, который выполняет функцию банка развития, после кризиса 2008–2009 годов был вынужден взять на себя финансирование множества убыточных проектов, в том числе связанных с подготовкой к зимней Олимпиаде в Сочи в 2014 году, а также, например, с кредитованием инвестпроектов в моногородах. По итогам прошлого года (по МСФО), убыток составил 249,656 млрд руб., за первое полугодие этого года — 73,491 млрд руб. Объем кредитного портфеля на 30 июня 2015 года — 2,864 трлн руб., а долговых ценных бумаг выпущено на 974,595 млрд руб. По расчетам самого банка, в текущем году ему надо погасить около $0,8 млрд, в 2016–2017 годах — еще примерно $2,8 млрд. Рефинансировать эти долги из-за антироссийских санкций ВЭБ не может.

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев полагает, что банк стал жертвой обстоятельств, а не плохого менеджмента.

«Дело в том, что институт, который создавался как институт развития, оказался во многом институтом, абсорбирующим риски, которые возникли в российской экономике благодаря разным обстоятельствам, начиная с кризиса 2008–2009 годов и кончая нынешней ситуацией, связанной с санкционным режимом, геополитическими рисками», — сказал министр в интервью телеканалу «Россия 24».

Долги и убытки, которые становятся неподъемными из-за необходимости создавать все больше и больше резервов по выданным кредитам, через некоторое время могут привести даже к дефолту ВЭБа. Власти, естественно, на это не пойдут.

При этом выдать полтора триллиона «живыми» деньгами правительство не может — в бюджете их просто нет. Поэтому обсуждаются различные варианты спасения через выпуск облигаций федерального займа (ОФЗ) или евробондов, а также вывод «токсичных» активов в отдельную госструктуру.

Сейчас на первом месте в «шорт-листе» у кабинета министров стоит докапитализация за счет ОФЗ. Минфин уже обкатал такую схему на коммерческих банках, выпустив для этой цели облигаций на 1 трлн руб. Но финансовое ведомство не хочет создавать госдолг еще на 1,5 трлн руб. в пользу ВЭБа.

«Наше предложение — не сразу эмитировать всю сумму. Вся сумма — это примерно 1,7% ВВП — может увеличить дефицит (бюджета) и долг, нам это ни к чему. Необходимо в первую очередь использовать ресурсы ВЭБа в рамках реализации его активов, которые были накоплены. Если ВЭБ за счет реализации своих активов не сможет погасить обязательства, федеральный бюджет подставит плечо и придет ему на помощь. В таком формате мы готовы предоставить поддержку ВЭБу. Но никак не сразу эмитировать такой объем долговых обязательств и вкладывать в капитал», — заявил 9 декабря министр финансов Антон Силуанов (цитата по «Интерфаксу»).

«Единовременная расчистка баланса не стимулирует менеджмент улучшать работу с активами», — добавил он.

Внутренний госдолг на 1 ноября 2015 года, по данным Минфина, составлял 7,119 трлн руб. (включая 1,644 трлн руб. госгарантий). Это чуть меньше 10% ВВП. Единовременный выпуск ОФЗ на 1,5 трлн руб. действительно лег бы дополнительным бременем на государство. При этом надо учесть, что в следующем году правительство планирует активно брать в долг, чтобы покрыть дефицит бюджета в 3% ВВП. Реализация сценария с выводом «токсичных» активов также имеет немало минусов — их все равно придется списать и кто-то должен будет взять на себя этот убыток.

По неофициальной информации, принять принципиальное решение о механизме спасения предполагается до конца текущего года. Шевелиться придется, ведь вопрос вышел на самый высокий уровень.

В недавнем послании Федеральному собранию президент Владимир Путин подчеркнул, что нужно провести «расчистку», «оптимизировать структуру и механизм работы» институтов развития, многие из которых «превратились в помойку для плохих долгов».