Регионы сползают в дефолт

Майские указы президента дестабилизируют региональные финансы, считают в S&P

Рустем Фаляхов 08.12.2015, 21:13
Shutterstock

Долги регионов к 2018 году составят 60% от их доходов, подсчитало агентство S&P. Для стабилизации региональных финансов Минфину придется удвоить к 2018 году объем кредитов до 700 млрд руб. Таких денег в бюджете нет, но цена вопроса – выполнение майских указов президента.

Дефицит бюджета российских регионов удвоится к 2018 году, прогнозирует международное рейтинговое агентство Standard & Poor's. Уже в этом году совокупный дефицит бюджета составляет 430 млрд руб. и по итогам года может составить 548 млрд руб. За 2015–2018 годы дефицит превысит 1 трлн руб.

Рост дефицита бюджета объясняется несколькими причинами, ключевых — три. Это стагнация ВВП и сокращение прибыли предприятий. Наличие прибыли в 2016 году вообще может оказаться под вопросом, считают в S&P. Третья причина — снижение реально располагаемых доходов населения и как следствие снижение потребительского спроса.

У региональной власти немного инструментов для того, чтобы снизить дефицитность бюджета: оптимизировать расходы и перекредитоваться у Минфина. Оптимизацию расходов проводят большинство регионов. «Причем некоторые из регионов, например Магаданская область, идут даже на то, чтобы заморозить зарплаты чиновникам и максимально урезать расходы на инфраструктуру. Но этот инструмент уже практически исчерпан», — говорит заместитель директора S&P, глава департамента «Государственные и муниципальные финансы» Карен Вартапетов.

Впрочем, некоторые регионы даже в условиях кризиса продолжают наращивать долги и даже проводить затратные праздничные мероприятия, например Дни города.

Кредитами Минфина на покрытие расходов и на обслуживание и погашение долгов активно пользуются все регионы. Объем федеральных кредитов растет с 2011 года. В этом году Минфин планировал выделить кредитов на 150 млрд руб., а по факту выдал вдвое больше — 310 млрд.

В структуре долга регионов примерно 5–7% — это госбумаги, 35% — минфиновские кредиты, остальное — деньги, привлеченные с рынка, коммерческие кредиты, подсчитала Екатерина Ермоленко, старший аналитик S&P.
По словам Ермоленко, минфиновские займы преимущественно краткосрочные, что вносит дополнительную нестабильность в региональные финансы. Уже сейчас у 40% регионов долговая нагрузка превышает 60% текущих доходов. В половине регионов долг выше 50% доходов. Расходы на обслуживание и погашение долга продолжат расти.

У девяти регионов уже сейчас долги составляют от 80 до 100% от их доходов. Это Мордовия, Костромская, Астраханская, Смоленская области, Удмуртия. В Астраханской области и Мордовии долг превышает 100%. Аналогичные данные ранее обнародовала и Счетная палата РФ.

Причем долги растут и у экономически успешных регионов, например у Калужской области. На следующий год плановый объем помощи Минфина запланирован на текущем уровне, но сколько средств потребуется фактически, неизвестно. Не исключено, что Минфину снова придется удвоить господдержку. «Понимая, что регионы могут не справиться с обслуживанием долгов, Минфин смягчил требования по кредитам: выдает их под 0,1% и при оценке кредитоспособности региона учитывает только коммерческие кредиты. Тем не менее семь регионов уже сейчас находятся в зоне риска и близки к дефолту», — говорит Вартапетов.

К 2018 году проблемных регионов, стоящих на грани дефолта, будет не менее 12. Впрочем, эксперты, опрошенные «Газетой. Ru», утверждают, что при любом размере долговой нагрузки официальное признание региона дефолтным невозможно. Власти этого не допустят.

Дефолт невозможен по политическим соображениям, хотя есть утвержденная Минфином процедура введения внешнего управления над регионом-банкротом. Но власти скорее предпочтут снизить социальные расходы, на долю которых приходится почти две трети расходов субъектов, но дефолта не допустят. Наиболее острые ситуации будут разруливать в привычном для власти ручном режиме.

По мнению Вартапетова, дестабилизация в региональных финансах усилилась в 2012 году, когда были обнародованы майские указы президента — набор повышенных социальных обязательств перед избирателями.

«Для того чтобы выполнить майские указы президента в полном объеме, к 2018 году Минфину придется выдать кредитов на 2 трлн руб., что составит 2% ВВП», — подсчитал Вартапетов. Таких денег в госбюджете нет.

«Федеральный центр никогда не признает, что указы невыполнимы. Поэтому давление на регионы будет расти, минфиновских кредитов будет все больше», — считает Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики. Решить проблему долговой нагрузки в действующей системе координат невозможно, можно только ее заморозить и дожидаться лучших времен, отмечает эксперт.

При этом она считает, что правительство будет наращивать практику пролонгации межбюджетных кредитов — на срок до 10–20 лет по символической ставке.

«За это время долги подъест инфляция и регионы смогут их вернуть, долги даже не придется списывать», — говорит Зубаревич.

Наконец, существует еще один способ решить проблему долговой нагрузки регионов в ручном режиме. «Примерно 70% долга регионов — это кредиты Сбербанка, еще 18% — кредиты ВТБ. Оба банка находятся под госконтролем, так что власти смогут договориться о реструктуризации долгов регионов», — отмечает Зубаревич.