МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ
1
США
46
37
38
121
2
Великобритания
27
23
17
67
3
Китай
26
18
26
70
4
Россия
19
18
19
56

Газ потеряет треть цены

Рухнувшая нефть заставит «Газпром» перейти на спотовые контракты

Алексей Топалов 07.09.2015, 09:43
Егор Алеев/ТАСС

Из-за падения цен на нефть начинает дешеветь российский газ, поскольку стоимость долгосрочных контрактов «Газпрома» привязана к нефтяным котировкам. По оценкам экспертов, уже к концу года стоимость газа упадет почти на 30%. Это может вынудить «Газпром» уступить Европе, которая давно требует отвязать ценообразование от нефти и перейти на привязку к спотовым контрактам европейских газовых хабов.

Цена экспорта российского газа плотно привязана к стоимости нефти. Нефть последовательно дешевеет с середины прошлого года, и «Газпрому» уже пришлось значительно снизить цены для своих европейских контрагентов. В дальнейшем ситуация может стать для российской монополии еще более тяжелой.

С $110 за баррель в прошлом июле нефтяные котировки на сегодня упали примерно до $50. Хотя были как и провалы до $42 (24 августа), так и рост до пиковых $67 (начало второй декады мая).

Глава Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов говорит, что цены на газ изменяются вслед за нефтяными с лагом в четыре-восемь месяцев (в зависимости от газового контракта).

«В среднем лаг составляет полгода, — поясняет эксперт. — Условно, если в августе цены на нефть резко пошли вниз, то в январе европейские потребители будут получать российский газ по цене, снизившейся на столько же процентов, на сколько упал баррель».

Средняя цена продажи российского газа в Европу во втором квартале текущего года составила $251 за 1 тыс. кубометров. Тогда как в первом квартале эта цена была $284. Долгосрочные прогнозы предполагают цену $45–50 за баррель.

По словам главы East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, при такой цене нефти средняя стоимость 1 тыс. кубометров российского газа в Европе в четвертом квартале текущего года упадет до $180, а в первом квартале 2016 года — до $170: «В конечном счете «Газпрому» придется показать большие убытки».

Вице-президент Argus Вячеслав Мищенко говорит, что нефтяной консенсус-прогноз ведущих международных банков, опрошенных Argus на перспективу до следующего года (таких как BofA Merrill Lynch, BNP Paribas, Societe Generale, Credit Swiss и другие), выглядит несколько более оптимистично.

Согласно этому прогнозу, в третьем квартале текущего года средняя мировая цена барреля нефти составит $57,2, а в 2016 году — $67.

«При таких ценах поставки российского газа остаются рентабельными и привлекательными для «Газпрома», но гораздо важнее, какова будет коммерческая политика поставщика», — отмечает Мищенко.

По мнению эксперта, при сложившейся конъюнктуре на нефтяном рынке «Газпром» поддержит требование Еврокомиссии об отвязке газовых цен от нефтяной корзины и переориентировании их на цены спотовых (разовых) контрактов на газовых хабах Европы.

Европа говорит об этом уже давно. В частности, нормы Третьего энергопакета ЕС требуют прозрачного ценообразования, которое зависит от баланса спроса и предложения, что фактически означает привязку цен на российский газ к европейскому споту. Так что фактическая цена, по словам Мищенко, будет зависеть в первую очередь от доли спота в контрактах. При этом эксперт отмечает, что зачастую спотовые цены превышают цены долгосрочных контрактов — особенно учитывая падение барреля.

Спотовые цены на европейских хабах действительно бывают выше, чем цены «Газпрома». Однако, как правило, происходит это только в периоды пиков потребления (на что, кстати, неоднократно ранее указывал «Газпром», отстаивая привязку к нефти).

Михаил Корчемкин отмечает, что, например, на нидерландском хабе Title Transfer Facility (TTF) в первом квартале 2015 года газ стоил $226 за 1 тыс. кубометров, а во втором — $218, что значительно дешевле поставок «Газпрома».

При этом, по данным ФНЭБ, средняя экспортная цена газа из Норвегии (крупнейшего производителя и экспортера в Европе) была выше российской: $289 в первом квартале и $248 — во втором. И именно Норвегия является маркет-мейкером в северо-западной Европе, реализуя большую часть своего газа со спотовой привязкой.