Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Россияне согласны на застой

Россия возвращается в застойные 1970-е

Петр Орехин 19.04.2015, 13:33
Посетители в центре занятости населения Владимир Смирнов/ТАСС
Посетители в центре занятости населения

Россия может вернуться к ситуации 90-х, когда у государства попросту нет денег и оно не понимает, что делать в подобных условиях, предупреждает экспертное сообщество. Но даже в этом случае не стоит рассчитывать на серьезные перемены: вялый кризис, вялый рост, нарастание проблем, вялая реакция властей — это не 90-е, а настоящие 70-е с их застоем.

Президент Владимир Путин в ходе своей «прямой линии» в очередной раз подтвердил приверженность курсу на поддержание социальной стабильности.

Он заявил, что кризис продлится два года или даже меньше.

И призвал быть крайне осторожными в отношении таких непопулярных мер, как повышение пенсионного возраста, —

иметь не только голову, но и сердце.

Свою задачу президент видит в том, чтобы пройти сложный период кризиса и санкций «с наименьшими потерями». «Можно это сделать или нет? Да, можно, и дело не в том, чтобы терпеть. Дело в том, чтобы использовать это себе на пользу. И мы можем это сделать», — сказал Путин. На его взгляд, одна из важнейших задач — «сохранить рабочие места».

У экспертов отношение к концепции «давайте немного подождем, и кризис закончится» весьма скептическое.

Проблема в том, что вне зависимости от кризиса Россия сталкивается с проблемами, которые имеют долгосрочный характер и которые нельзя побороть, принимая «антикризисный план», созданный по лекалам 2009 года.

Демографическая яма

Один из главных вызовов, с которым придется столкнуться стране уже в ближайшие несколько лет, это сокращение численности трудоспособного населения. «На смену предыдущим поколениям идет трагически малочисленное поколение 90-х годов. Замещение в некоторых возрастах в отдельные годы сократится на 40%», — рассказала директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева, презентовавшая доклад «Социальные вызовы кризиса» на заседании клуба «Академия» в Институте экономической политики им. Е. Гайдара (ИЭП).

Добиться устойчивого роста в такой ситуации — серьезный вызов.

Текущий кризис мог бы оказать позитивное воздействие на рынок труда, если бы компании сокращали персонал.

Но и власть, и бизнес используют хорошо отработанные в кризисы предыдущих лет приемы: сокращенный рабочий день или неделя, неполная занятость, снижение зарплаты.

Это позволяет выполнять задачу Путина — сохранение рабочих мест. Однако делает рынок труда чересчур жестким и неспособным реагировать на меняющиеся условия.

Основную часть населения вполне устраивает такое положение дел.

Это следствие и задавленной властями деловой активности, и конкуренции на рынке труда за рабочие места. Кроме того, людям не хочется рисковать достигнутым уровнем жизни и идти даже на минимальный риск.

«Но пересидеть в ситуации долгого путешествия в демографическую яму не получится», — говорит Татьяна Малева.

Еще одна проблема рынка труда — это несоответствие спроса и предложения по конкретным позициям, которое будет усиливаться.

Ориентация на импортозамещение означает, что вместо менеджера, занимающегося импортом товаров, в экономику должны прийти рабочие, которые будут их изготавливать.

Но российская система образования поставляет менеджеров. В итоге одновременно нарастает нехватка рабочих рук и сокращение числа занятых, констатирует Татьяна Малева.

Смягчить падение в демографическую яму могло бы повышение пенсионного возраста.

Но власти, вероятнее всего, не пойдут на принятие таких непопулярных решений в преддверии выборов парламента и президента в 2016 и 2018 годах.

«Окно для серьезных изменений у нас закрывается в следующем году, ибо выборы. Боюсь, что в следующем году в этих рассуждениях будет взята пауза», — полагает директор Научно-исследовательского финансового института, ведущий научный сотрудник ИЭП Владимир Назаров.

Вялый рост на долгие года

Проблема в том, что ситуация в экономике слабо предсказуема. «Если бы мы имели какие-то более четкие ориентиры по росту экономики, то можно было бы принять жесткие решения, например, по пенсионному возрасту», — говорит Владимир Назаров.

Его собственный ориентир весьма слабый — 1–2% роста в год. Вдобавок стране катастрофически не хватает инвестиций. Объем вложений в основной капитал в России составляет 19% ВВП, что явно недостаточно для модернизации экономики (для этого надо иметь инвестиции в размере 30–35% ВВП). А если нет значимого притока капитала в отрасли импортозамещения, то любые резкие движения на рынке труда становятся не очень нужными.

Россию ждут новые внешние шоки (например, глубокое падение цен на нефть), полагает Назаров, которые отразятся на бюджете и социальной сфере.

«Без внятной стратегии реагирования на эти шоки, боюсь, что мы скатимся к ситуации 90-х, когда у государства нет денег и оно не понимает, что делать», — отмечает он.

Народ согласен

Елена Авраамова, заведующая лабораторией Института социального анализа и прогнозирования, отмечает, что те или иные отрицательные эффекты в социально-экономической сфере испытали на себе до двух третей населения. По данным исследования международной аналитической компании Nielsen, 44% россиян сократили потребление продуктов питания и товаров повседневного спроса в среднем на 24%.

Однако население не склонно драматизировать экономическую ситуацию. В основном люди считают, что в пределах одного-двух лет негативный экономический тренд сменится на позитивный.

В этом они в точности сходятся с Владимиром Путиным.

Татьяна Малева и другие эксперты считают, что у власти хватит ресурсов, чтобы спокойно пережить предстоящий выборный цикл.

Социальной поддержки также вполне достаточно, особенно с учетом патриотической волны, вызванной возвращением Крыма в прошлом году.

Население в большинстве своем надеется пересидеть кризис и не готово к резким действиям.

Впрочем, по мнению аналитиков, лодка может потерять устойчивость, если возникнут очаги локального социального напряжения, которые могут быть вызваны неверными решениями властей или их невниманием к проблемам отдельных групп населения.

Так было в середине 2000-х, когда решения в рамках монетизации льгот вывели на улицу тысячи пенсионеров. Можно вспомнить также историю протестов в моногородах вроде Пикалево.

В любом случае нынешняя ситуация в экономике и обществе такова, что не позволяет надеяться на какие-то прорывы. Вялый кризис, вялый рост, нарастание проблем, вялая реакция властей — новая версия застоя 70-х.