Кого слушает президент

Союз с барьерами

Что мешает расти экономикам Евразийского союза

Рустем Фаляхов 18.03.2015, 14:31
Российско-казахстанская граница Дмитрий Рогулин/ТАСС
Российско-казахстанская граница

Экономическому росту России, Белоруссии и Казахстана препятствуют нетарифные барьеры, действующие между странами. Если барьеры снять, экономика, например, Белоруссии вырастет на 2,8%, хотя эффект для Казахстана и России будет незначительным, подсчитал Евразийский банк развития. Но полностью снять торговые барьеры в условиях рецессии невозможно, обособление партнеров будет только расти, предупреждают эксперты.

Практически закрытый рынок

Торговля в рамках Евразийского союза идет не слишком успешно. Нетарифные барьеры увеличивают издержки бизнеса на 15–30% от стоимости товаров, произведенных в странах – партнерах по Евразийскому союзу. Таков итог исследования, проведенного Центром интеграционных исследований ЕАБР. Доклад подготовлен на основе опроса 530 российских, казахстанских и белорусских предприятий-экспортеров.

Исследовались такие нетарифные барьеры, как санитарные и фитосанитарные ограничения, квоты, субсидии отечественным производителям. А также меры, влияющие на конкуренцию: например, ограничение доступа иностранных компаний к госзакупкам и институт специмпортеров, наделенных исключительным правом на импорт товаров, аналоги которых производит отечественная промышленность.

С высокими издержками от нетарифного регулирования торговли сталкиваются экспортеры химической продукции (в Белоруссию и Россию), продукции деревообработки (в Казахстан и Россию), сельскохозяйственной продукции (в Белоруссию), а также электрооборудования, электронного и оптического оборудования (в Казахстан).

В качестве основных барьеров доступа на рынок автомобильных грузоперевозок в России и Казахстане белорусские транспортные компании выделили отсутствие возврата НДС за топливо, ограниченное страховое покрытие (до 3 тыс. евро) в России по «зеленой» карте, эксплуатационные ограничения (например, норма нагрузки на ось в России), большое количество штрафов и проверок (к примеру, протяженность отдыха водителей).

При осуществлении перевозок из третьих стран в Россию и Казахстан к основным ограничениям респонденты отнесли количество выдаваемых разрешений, принцип резидентства при растаможке товаров.

Лимитированное количество выдаваемых разрешений на провоз грузов белорусские транспортные компании отнесли к основным барьерам, сдерживающим развитие грузовых перевозок из третьих стран в Россию. Доступ на российский рынок перевозок оценен как близкий к абсолютно закрытому.

Если устранить барьеры и ограничения на территории России, объем грузоперевозок увеличился бы на 30–35%, отмечается в исследовании ЕАБР. Наличие барьеров и ограничений на рынке России приводит к увеличению стоимости транспортных услуг в среднем на 10–20%.

Казахские респонденты отметили большое количество проверок и штрафов транспортной инспекции и госавтоинспекции при осуществлении грузоперевозок в Россию. В то же время все опрошенные казахские компании указали на отсутствие барьеров и ограничений для международных грузоперевозок в Белоруссии.

По оценкам белорусских транспортных компаний, отмена барьеров и ограничений в транспортном секторе позволила бы увеличить объем грузооборота за три года в два раза, автопарк при этом мог бы вырасти на 30–40% в год.

Кроме того, белорусские компании сталкиваются с существенными издержками от мер, принимаемых Казахстаном и Россией по ограничению доступа к государственным закупкам. Правительство России действительно планирует ограничить доступ иностранных производителей к участию в конкурсах на государственные закупки в том случае, если в стране имеется альтернатива соответствующему товару. Об этом в январе сообщил премьер Дмитрий Медведев. Полностью избавиться от импорта ключевых товаров Россия намерена к 2017 году. Для этого из федерального бюджета будет выделено 35 млрд руб.

Нетарифная чума свиней

Много претензий у бизнеса к санитарным и фитосанитарным ограничениям, действующим в Евразийском союзе. Второй год Белоруссия не может возобновить поставки в Россию свинины со своих крупнейших агрокомбинатов («Снов», «Беловежский», «Березовский мясоконсервный комбинат»). Во вторник министр сельского хозяйства России Николай Федоров пояснил, что ситуация с запретом на поставки белорусской свинины была вызвана необходимостью выполнения требований национального законодательства обеих стран, касающихся выявления африканской чумы свиней. При этом выявить причины возникновения заболевания не всегда удается, признал министр.

В свою очередь, экспортеры Казахстана и России жалуются на издержки, связанные с выходом на рынок финансовых услуг Белоруссии.

Например, получить лицензию на финансовые услуги может только юридическое лицо или индивидуальный предприниматель страны, в которой оказывается услуга. В целом из-за нетарифных барьеров финансовые услуги дорожают в каждой из трех стран на 10–15%.

Резюмирующая часть исследования ЦИИ ЕАБР не выглядит оптимистично. Белорусские экспортеры оценили нетарифные барьеры в торговле с Россией и Казахстаном на уровне 15% от стоимости своего экспорта, казахстанские — 16% при экспорте в Россию и 29% при экспорте в Белоруссию, российские — около 25% в каждую из стран-партнеров.

По мнению исследователей, наибольший выигрыш от снижения нетарифных барьеров будет у Белоруссии: ее реальный ВВП вырастет на 2,8%. В Казахстане прирост ВВП составит 0,7%.

Последствия для России будут менее значительными: ВВП вырастет на 0,2%. Это связано с большими размерами экономики относительно стран – партнеров по ЕАЭС.

Относительно легко может быть ликвидирована только та часть нетарифных барьеров, которая затрудняет перемещение товаров, это так называемый песок в колесах, считает директор ЦИИ ЕАБР Евгений Винокуров.

«Но большую часть барьеров вряд ли получится убрать, их необходимо хотя бы унифицировать, привести к единому знаменателю во всех странах-партнерах. Барьеры могут оставаться жесткими, в интересах потребителя, но едиными», — говорит Винокуров.

О том, что внутри ЕАЭС не применяются меры нетарифного регулирования, страны-партнеры договорились 29 мая 2014 года. А тарифные барьеры были сняты, по крайней мере формально, еще в 2011 году, хотя исключений из общих правил было сделано не так уж мало.

Изъятия из правил «общего рынка» Евразийского союза до сих пор являются предметом публичных разбирательств между лидерами трех стран. Больше всего претензий — у главы Белоруссии. Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что Евразсоюз должен функционировать безо всяких ограничений из общих таможенных правил, на которых настаивает Россия. Из-за этого подписание союзного договора несколько раз откладывалось. В конце концов Москва сдалась, уступив Лукашенко в самом затратном требовании — экспортных пошлинах на нефть. Сейчас, согласно договоренности между Москвой и Минском, Белоруссия импортирует российскую нефть беспошлинно, однако возвращает в российский бюджет пошлину, получаемую от экспорта нефтепродуктов, извлеченных из этой нефти. По словам Лукашенко, если бы пошлины оставались в белорусском бюджете, он «построил бы в стране Эмираты».

Белорусский продовольственный офшор

Белоруссия не устает изобретать все новые преференции для отечественных производителей в ущерб общесоюзным правилам конкуренции. Во вторник Минск разрешил индивидуальным предпринимателям продавать товары легпрома без документов, подтверждающих их приобретение.

В августе 2014 года официальный Минск отказался присоединяться к ответным санкциям России. В белорусском «офшоре» производятся и поставляются в Россию продукты питания, выработанные из западного сырья, запрещенного к ввозу в Россию. Оптимизма конкурентам из России это не прибавляет.

Год назад Белоруссия пыталась ввести для госпредприятий, таких как МАЗ, МТЗ, «Белшина», «Горизонт», «Атлант» и другие, исключительное право на ввоз в страну радио-, теле-, видео- и бытовой техники, двигателей, грузовых автомобилей, автошин и других товаров, аналоги которых существуют в Белоруссии. В проекте президентского указа говорилось, что МАЗ на время должен стать единственным импортером легковых автомобилей. Цель документа — «удовлетворение потребности на внутреннем рынке импортными товарами в широком ассортименте и защита экономических интересов государства». Другие дилеры, включая российских и казахских, при этом бы разорились.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев более покладист, чем Лукашенко. Но и он не раз заявлял, что от участия в Евразсоюзе Астана имеет больше минусов, чем плюсов. Увеличиваются диспропорции в торговом балансе страны: экспорт падает, а импорт растет. Сохраняются трудности для продвижения казахстанских продовольственных товаров, в частности мяса и мясопродуктов, на рынок России, отсутствует свободный доступ на российский рынок электроэнергии, ограничены возможности для транзита электроэнергии, перечислял президент Казахстана.

В условиях экономического кризиса власти будут вынуждены поднимать нетарифные барьеры, считает Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ.

«Санкции Запада и ответное российское эмбарго также вынуждают Россию защищать интересы отечественного производителя. Невозможно развивать импортозамещение при открытом рынке, даже если партнеры находятся внутри единого таможенного пространства», — считает Остапкович.

Консервации барьеров способствуют также огромная разница в налоговых ставках, различия в законах и процедурах, регламентирующих предпринимательскую деятельность и конкуренцию, разница в курсах валют и уровне инфляции, а также отсутствие общей валюты союза, отмечают эксперты. Полноценно функционирующим Евразийский союз должен стать не ранее 2025 года, следует из договора о создании ЕАЭС.

20 марта президенты России, Казахстана и Белоруссии на переговорах в Астане в очередной раз обсудят состояние и перспективы развития торгово-экономического сотрудничества трех стран. Уже не секрет, что Белоруссия будет настаивать на компенсации ей издержек, понесенных в связи с обвалом российского рубля и падением цен на нефть.