Союз в пользу бедных

На саммите ЕврАзЭС Россия, Белоруссия и Казахстан обсудят перспективы Евразийского союза

Рустем Фаляхов 28.04.2014, 09:16
ИТАР-ТАСС

Белоруссия и Казахстан не готовы подписать договор о создании Евразийского экономического союза с Россией. Слишком много изъятий из единых таможенных правил в пользу Москвы, считают страны-партнеры. Цена уступок со стороны РФ — $33 млрд ежегодно. Позволить себе такие подарки при стагнирующей экономике Россия не может, уверены эксперты.

На 29 апреля в Минске запланировано заседание Высшего евразийского экономического совета на уровне президентов России, Белоруссии и Казахстана. В повестке дня два вопроса: принятие договора о Евразийском союзе трех государств и принятие новых членов в Таможенный союз, пояснил на брифинге в пятницу помощник президента России Юрий Ушаков.

Евразийский экономический союз должен заработать с 1 января 2015 года. Создать «общий рынок» трех стран в марте 1994 года во время лекции в МГУ предложил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Спустя 20 лет Россия, Белоруссия и Казахстан все еще шлифуют проект договора о едином экономическом пространстве, снимая встречные претензии.

Россия готова подписать договор, что называется, хоть завтра. Возражают Назарбаев и президент Белоруссии Александр Лукашенко. Белорусский лидер заранее, до саммита в Минске, обозначил свои претензии. Точнее, повторил то, что говорил неоднократно, выступая на предыдущих заседаниях высшего совета ЕврАзЭС. По мнению Лукашенко, ЕЭС должен действовать без всяких изъятий и ограничений из общих таможенных правил, на которых настаивает Россия.

«Давайте уберем всякие ограничения. Но если готовы сегодня только подписывать договор, а ограничения убрать через 10–15 лет, то вот тогда и подпишем», — заявил Лукашенко, выступая 22 апреля с ежегодным посланием к белорусскому народу и Национальному собранию.

Речь идет о договоренности между Москвой и Минском, согласно которой Белоруссия импортирует российскую нефть беспошлинно, однако возвращает в российский бюджет пошлину, получаемую от экспорта за пределы страны нефтепродуктов, полученных из этой нефти. По словам Лукашенко, если бы пошлины оставались в белорусском бюджете, он «построил бы в стране Эмираты».

Но по расчетам российского Минфина, если Москва уступит требованиям Лукашенко и откажется от возврата пошлин, то бюджет будет терять ежегодно примерно $30 млрд.

Прекратить изъятие экспортных пошлин на нефтепродукты из белорусского бюджета рекомендовал межгосударственный суд СНГ еще в 2010 году. Владимир Путин, занимавший тогда пост премьер-министра, заявил, что Москва «прислушается к рекомендациям», но подчеркнул, что это именно рекомендация. Летом 2013 года премьер Дмитрий Медведев подтвердил, что Россия «готова нести издержки», раз уж договорились об интеграции трех государств. Минск воспринял его слова однозначно — к 2015 году Россия прекратит изымать нефтепродуктовую экспортную пошлину.

Лукашенко и вовсе считает, что отказ от пошлины не будет большой нагрузкой на российский бюджет. «Может, мы с вами за это чем-то другим рассчитаемся», — туманно намекает белорусский лидер. По его мнению,

создавать ЕЭС с изъятиями — это в принципе неправильная постановка вопроса. «Знали ведь, на что шли. И мы свято соблюдали в последние годы эти договоренности на пути в Евразийский союз через Таможенный союз», — предупреждает белорусский президент.

Назарбаев в преддверии саммита в Минске обсудил повестку дня предстоящего мероприятия с председателем коллегии Евразийской экономической комиссии Виктором Христенко. Громких заявлений в духе Лукашенко по итогам встречи не было. Но Назарбаев активно критиковал комиссию на саммите в Минске в октябре прошлого года.

От участия в Таможенном союзе Астана пока имеет больше минусов, чем плюсов, негодовал Назарбаев. Увеличиваются диспропорции в торговом балансе страны: экспорт сократился на 4% ($7 млрд), а импорт вырос на $17 млрд. Сохраняются трудности для продвижения казахстанских продовольственных товаров, в частности мяса и мясопродуктов, на рынок России, отсутствует свободный доступ на российский рынок электроэнергии, ограничены возможности для транзита электроэнергии, таможенный кодекс Таможенного союза нуждается в максимальном упрощении и либерализации, перечислял президент Казахстана.

Кроме того, Казахстан регулярно ставит перед Москвой вопрос о самостоятельном доступе к экспорту своего газа в Европу через инфраструктуру российского «Газпрома», уточняет круг притязаний Казахстана Алексей Гривач, заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности.

Переговорный процесс, осложненный взаимными претензиями трех стран в экономической части, усугубил один из российских политиков — лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Ранее в эфире телеканала «Россия 24» вождь либерал-демократов предложил лишить независимости некоторые страны Центральной Азии — Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Узбекистан. Тем самым Жириновский развил горячо обсуждаемую западными СМИ тему возрождения Москвой нового СССР на обломках СНГ.

Глава МИД России Сергей Лавров заявил в пятницу о некорректности таких высказываний и попросил западных экспертов не пугать Назарбаева «крымским сценарием» на севере Казахстана (большинство населения в этой приграничной зоне — русские и русскоязычные).

Но осадок от выступления Жириновского, похоже, остался. Лидеры республик, ранее входивших в состав СССР, болезненно воспринимают любые намеки на потерю суверенитета. И Лукашенко, и Назарбаев не раз заявляли, что готовы создавать Евразийский союз, но никак не Советский.

Похоже, Кремль не рассчитывает, что противоречия по договору о ЕЭС будут сняты на саммите 29 апреля. Как пояснил Юрий Ушаков, окончательное подписание договора намечено на конец мая в Астане. Отвечая на вопрос «Газеты.Ru», изменилась ли позиция России относительно изъятий из действующих правил Таможенного союза, Ушаков предложил дождаться проведения саммита.

Основные изъятия, включая пошлины на нефтепродукты, которые существуют сегодня, могут быть сохранены до 2018–2020 годов, предупреждал ранее замглавы Минфина России Сергей Шаталов. Отказаться от изъятий Минфин предлагает не ранее 2025 года.

Если на саммите в Минске удастся договориться о постепенной отмене ограничений, а не с 2015 года, как настаивает Белоруссия, то Россия сможет реализовывать запланированный налоговый маневр в нефтяной отрасли — снизить экспортные пошлины и увеличить НДПИ.

Отказ от изъятий в таможенном кодексе, по словам замминистра, содержит самые большие риски, потому что в этом случае Россия может лишиться порядка $33 млрд дополнительных доходов ежегодно.

Пошлины на нефтепродукты, поступающие из Белоруссии, учтены в доходной части бюджетной трехлетки 2014–2016 годов, добавляет эксперт Экономической экспертной группы Александра Суслина. Сейчас не самое подходящее время, чтобы Россия пошла на уступки партнерам по Таможенному союзу и тем самым увеличила расходы при сокращении доходной части бюджета, при стагнирующей экономике, отмечает Суслина. «Но я не удивлюсь, если уступки в угоду соседской дружбе все-таки будут. Таможенный союз — это во многом политический проект», — добавляет эксперт.