Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Европа подкинула проблем

Еврокомиссия утвердила стратегию создания Энергетического союза ЕС

Алексей Топалов 25.02.2015, 18:32
Игорь Зарембо/РИА «Новости»

Еврокомиссия утвердила стратегию создания Энергетического союза ЕС, фактически взяв под контроль все сделки по энергоресурсам стран ЕС. В перспективе это решение может создать серьезные проблемы для «Газпрома», отмечают эксперты. В ЕС, впрочем, не хотят останавливаться на достигнутом и планируют в ближайшие годы снизить зависимость от российского газа, закупая его у стран Каспийского региона.

Еврокомиссия в среду утвердила стратегию создания Энергетического союза ЕС. Об этом сообщил зампредседателя ЕК по Энергосоюзу Марош Шефчович. Стратегия подразумевает, что страны Евросоюза должны будут согласовывать с Еврокомиссией будущие соглашения о внешних энергозакупках, особенно если речь идет о газе, «чтобы гарантировать их соответствие общим европейским нормам».

Фактически это означает, что решения о сделках будут принимать не страны ЕС, исходя из своих экономических интересов, а Еврокомиссия, отмечают эксперты.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин напоминает, что в ходе недавнего визита российского президента Владимира Путина в Венгрию было достигнуто соглашение, по которому Россия отказывается от принципа «бери или плати» при поставках газа (согласно этому принципу покупатель должен оплачивать законтрактованные объемы вне зависимости от того, выбрал он их в действительности или нет).
«Взамен Венгрия пообещала, что закупаемый газ не будет перепродавать на Украину (так называемые реверсные поставки. — «Газета.Ru»), — отмечает политолог. — И вот уже этот момент может вызвать недовольство Еврокомиссии, и она может потребовать пересмотра договоренностей».

По словам Макаркина, такие страны Европы, как Болгария или та же Венгрия, заинтересованные в энергетическом сотрудничестве с Россией, но не способные оказать реальное влияние на политику ЕС, будут вынуждены подчиниться решению большинства. «России же придется все больше улучшать условия поставок», — предупреждает политолог.

Завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев отмечает, что ЕК пытается сплотить европейских потребителей энергоресурсов в единый пул.

«И в перспективе это может стать серьезной проблемой не только для российского «Газпрома», но и для таких поставщиков, как Ливия и Алжир, — говорит эксперт. — Это приведет к установлению единых условий для всех, а у того же «Газпрома», например, сейчас разница цены для различных европейских контрагентов доходит до 20–30%».

Впрочем, по словам Кондратьева, для того, чтобы Энергосоюз стал реальностью, Еврокомиссии еще предстоит провести серьезную нормативную работу, в том числе получить согласие Совета Европы, а далеко не все страны могут оказаться готовыми к таким условиям.

Кроме того, это заставит поставщиков всерьез задуматься о максимальной диверсификации поставок, искать новые рынки. «Хотя, безусловно, окончательно из Европы никто не уйдет», — полагает Кондратьев.

«Газпром» о новых рынках сбыта задумался уже давно: российская монополия уже заключила контракт с Китаем на ежегодную поставку 38 млрд кубометров газа в течение 30 лет и ведет переговоры по второму контракту — на 30 млн кубов в год на тот же срок.

Европа, в свою очередь, также говорит о диверсификации. В частности, по словам Мароша Шефчовича, для снижения зависимости от российского газа Евросоюз намерен начать поставки из Азербайджана и Туркменистана, а также нарастить поставки из Алжира.

В интервью The Financial Times Шефчович отметил, что приоритетным проектом в связи с этим является система газопроводов «Южный газовый коридор», куда, в частности, входит Трансадриатический газопровод (Trans Adriatic Pipeline; TAP), который Европа надеется построить к концу 2019 года.

Проект «Южного газового коридора» объединяет несколько проектов газопроводов, предназначенных для поставок из Каспийского региона в Европу в обход России. Основным направлением реализации проекта сейчас является расширение Южно-Кавказского газопровода (Баку — Тбилиси — Эрзурум), по которому азербайджанский газ дойдет до Турции, и его продолжения — Трансанатолийского и Трансадриатического газопроводов (TANAP и TAP соответственно). TAP станет последним звеном в цепи, выходя через Грецию, Албанию и Адриатическое море на юг Италии и далее в Западную Европу. Ранее Шефчович заявлял, что Азербайджан и Турция уже подтвердили свой интерес к этим проектам. Также в рамках ЮГК рассматривается вариант Транскаспийского газопровода, по которому в Европу должен пойти газ из Туркменистана.

Замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач отмечает, что прогресс в договоренностях с Азербайджаном налицо. «Уже принято инвестиционное решение по крупнейшему азербайджанскому газовому месторождению Шах-Дениз-2 и по газопроводам TAP и TANAP, — рассказывает эксперт. — Однако Шах-Дениз-2 не может давать европейскому рынку более 10 млрд кубометров — это его проектная мощность, на которую он, по нашим оценкам, выйдет не ранее 2024–2025 годов».

Для сравнения: Россия ежегодно поставляет в ЕС около 140–150 млрд кубометров газа. Впрочем, в 2014 году объемы резко сократились: по итогам прошлого года Европа закупила лишь 121,3 млрд кубов, что связано со снижением спроса, которое, в свою очередь, было вызвано аномально теплой погодой.

Что же касается Туркменистана, здесь, по словам Гривача, возникает целый ряд трудностей. Основная проблема в том, что большая часть туркменского газа законтрактована Китаем и туркмены уже вынуждены наращивать добычу хотя бы для того, чтобы выполнить обязательства перед КНР.

Во-вторых, окончательно не определен статус Каспия, а без согласия всех стран, выходящих к Каспийскому бассейну, говорить о поставках газа в Европу нельзя. При этом уже сейчас Туркменистан и Азербайджан конфликтуют из-за принадлежности ряда месторождений. Например, проблемным является месторождение Кяпаз, которое Туркмения считает своим, а Азербайджан уже ведет на нем добычу.