ГКО возвращается в Россию

Минфин обсуждает возможность возвращения ГКО

Александр Орлов, Юлия Калачихина, Ольга Адамчук 24.11.2014, 23:20
Клиенты банка стоят в очереди в надежде получить свои вклады. 1998 год Ираклий Чохонелидзе/ИТАР-ТАСС
Клиенты банка стоят в очереди в надежде получить свои вклады. 1998 год

Минфин может возродить механизм государственных краткосрочных облигаций (ГКО), памятный россиянам по дефолту 1998 года. Государство вспомнило инструмент, не использовавшийся 16 лет: сложная экономическая ситуация и закрытые иностранные рынки капитала вынуждают искать новые источники финансирования. Эксперты советуют не спешить и еще раз взвесить все риски.

В Россию может вернуться еще одно понятие из 1990-х: Минфин РФ рассматривает возможность использования механизма государственных краткосрочных облигаций (ГКО) в следующем году. Об этом заявила первый замминистра Татьяна Нестеренко.

«С этого года мы создаем РЕПО — размещение средств бюджета даже на одну ночь. И, наверное, будем опять восстанавливать, при необходимости, инструмент ГКО. Потому что, когда ты на один день можешь размещать, нужно еще иметь возможность на очень короткое время занимать», — пояснила Нестеренко на заседании комитета Совета Федерации по бюджету и налогам.

«Пока возможность выпуска таких бумаг только обсуждается теоретически», — заявили «Газете.Ru» в Минфине.

Как отметили в ведомстве, инструмент ГКО может использоваться непосредственно казначейством для покрытия своих краткосрочных потребностей в ликвидности. Такие потребности могут возникнуть, если будет увеличиваться объем средств, размещаемый на депозитах в коммерческих банках и сделках РЕПО.

Также ГКО могут потребоваться для управления ликвидностью. «Он может понадобиться казначейству два-три раза в году — в дни, на которые приходятся очень большие разовые выплаты и для которых приходится держать в районе 600 млрд руб. на счете федерального бюджета всегда. Введение такого краткосрочного инструмента позволит нам снизить средний уровень остатков на счетах казначейства и больше средств разместить дополнительно на финансовых рынках через депозиты казначейства в сделки РЕПО», — заявили «Газете.Ru» в ведомстве Силуанова. «Инструмент не рассматривается как долговой – как источник покрытия дефицита бюджета, он не заменит другие виды заимствований», — пояснили в Минфине.

Возвращение ГКО связано со сложной экономической ситуацией в стране, а также закрытием доступа к иностранным рынкам капитала, резюмируют опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

«Минфин сейчас думает над тем, где найти средства для инвестиционной программы, которые раньше закрывались за счет внешних заимствований,— заявил «Газете.Ru» замглавы комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков. — С учетом малого дефицита бюджета у нас есть возможность закрыть его с помощью краткосрочных обязательств. При этом мы не можем следовать примеру США, где внешний долг превышает 100% ВВП. Разумная планка – не более 30% ВВП и не более 3% дефицита бюджета. Причем желательно оформить ограничение законодательно, к примеру зафиксировав его в Бюджетном кодексе. Тогда появятся возможности для финансирования инвестпрограмм и роста экономики».

С Аксаковым в оценках причин возврата ГКО согласен и главный экономист БКС Владимир Тихомиров. «Возникла необходимость в ГКО, так как изменилась политическая ситуация между Россией и Западом, что отрицательно сказалось на возможностях занимать на мировых рынках, — отмечает Тихомиров. — Разрыв в доходах можно покрывать двумя способами — сокращать расходы или восполнить недостающие доходы. Правительство постарается не растрачивать Резервный фонд, чтобы минимизировать риски. С учетом того, что внешние заимствования невозможны, получается, что речь идет о наращивании внутреннего долга — ГКО».

Назад в 1998 год

Государственные краткосрочные облигации (ГКО) начали выпускаться в Российской Федерации с мая 1993 года и являлись прообразом казначейских векселей США. ГКО выпускались на краткосрочный период и предназначались для покрытия дефицита государственного бюджета.

ГКО первоначально выпускались номинальной стоимостью 100 000 руб., впоследствии их номинал был повышен до 1 млн неденоминированных рублей. Инвестор получал доход за счет того, что ГКО продавались на аукционах с дисконтом, то есть по цене ниже номинала. Погашал Минфин облигации по номиналу в безналичной форме — переводил деньги на счет владельца. Доходом становилась разница между номинальной стоимостью ГКО и ценой их приобретения на аукционе при первичном размещении или на вторичном рынке.

Облигации выпускались со сроками обращения 3, 6 и 12 месяцев (сначала только на три и шесть месяцев, затем Минфин повысил долю облигаций с более длительными сроками обращения, а в первой половине 1997 года полностью избавился от трехмесячных бумаг). В связи с тем, что ГКО выпускались на краткосрочный период чередующимися сериями, у эмитента облигаций (то есть Минфина) была реальная возможность проводить погашение предыдущих серий за счет выпуска новых.

«В начале 1990-х годов мы жили с хроническим дефицитом, бюджет фактически финансировался за счет ГКО — при этом с большой доходностью. Это была своего рода «пирамида», когда для погашения прежних выпусков выпускались новые», — комментирует тогдашнюю политику Минфина Тихомиров.

В 1995 году чистые бюджетные поступления от реализации ГКО за минусом расходов по погашению предыдущих выпусков составили 28 трлн неденоминированных рублей, что позволило профинансировать более 50% дефицита федерального бюджета. В 1996 году выручка от размещения ГКО достигла более 50 трлн руб.

К концу 1990-х рынок ГКО стал основным источником финансирования дефицита российского бюджета. Однако в 1997 году на фоне экономического кризиса в Азии и снижения цен на нефть ситуация на финансовом рынке России осложнилась.

В результате к середине августа 1998 года доходность ГКО достигала 140%, и правительство было вынуждено 17 августа объявить дефолт по ним.

«Если правительство выйдет на рынок внутреннего долга, это будет оттягивать финансовые ресурсы от рынка корпоративных облигаций, усложняя долговые и инвестиционные проблемы в реальном секторе экономики, — отмечает Тихомиров. — ГКО будут выпускаться при наличии Резервного фонда, то есть при том, что у правительства есть средства, которые обеспечивают его платежеспособность помимо будущих доходов. В 1990-е годы ситуация была абсолютно другая: огромный долг, практически полное отсутствие резервов: у правительства резервов вообще не было».

«Если говорить в общем виде, нужно использовать все механизмы – искать возможность для новых доходов, оптимизировать расходы и использовать механизм заимствований, — отмечает «Газете.Ru» глава РСПП Александр Шохин. — Но здесь нужно действовать аккуратно: чем больше занимает государство, тем меньше остается возможностей для корпоративных заимствований, поскольку рынок един. В свое время механизм ГКО выстрелил как «пирамида», но такой исход был понятен задолго, как минимум за девять месяцев до того, как это случилось. В целом я не считаю, что сейчас Минфину нужно суетиться».