Кого слушает президент

Санкции входят в пике

Минфин подсчитал ущерб от экономических санкций против России

Рустем Фаляхов, Юлия Калачихина 24.11.2014, 16:43
Министр финансов РФ Антон Силуанов Сергей Гунеев/РИА «Новости»
Министр финансов РФ Антон Силуанов

Российские власти впервые назвали ущерб, понесенный российской экономикой от западных санкций, — $40 млрд. Еще $100 млрд казна недополучила из-за снижения стоимости барреля на треть. Пик негативного эффекта Россия ощутит в первой половине следующего года, отмечают эксперты.

Минфин впервые публично оценил ущерб от экономических санкций в отношении России. «Порядка $40 млрд в год мы теряем из-за геополитических санкций, и порядка $90–100 млрд в год мы теряем, исходя из снижения цен на нефть на 30%», — сообщил министр финансов Антон Силуанов, выступая в понедельник на форуме Финансовой академии при правительстве России.

«По оценке Минфина, $40 млрд – это недополучение притока западного капитала, а $90–100 млрд – это снижение объемов экспорта из-за падения цен на нефть. Сейчас российская экономика нашла некоторое эмпирическое равновесие, в том числе на валютном рынке. Если не будет драматических изменений в части геополитики и сырьевых цен, то экономика продолжит адаптироваться. Если будут новые шоки, то будет турбулентность», — пояснила «Газете.Ru» слова Силуанова представитель главы Минфина Светлана Никитина.

Ранее объем возможного ущерба от санкций назывался лишь экспертным сообществом, нынешняя оценка – первая официальная.

Но еще в августе, когда Россию накрыло третьей волной санкций, Минфин предупреждал о негативном эффекте от их введения. Замминистра финансов Сергей Сторчак осторожно сообщал, что точечные санкции против отдельных компаний и лиц из ближнего круга президента Владимира Путина прямого влияния на экономику России не оказывают. Есть только косвенный эффект, но он начинает переходить в прямой негатив.

«Косвенное переходит уже в прямое, это очевидно. Секторальные санкции, особенно в части блока, связанного с международными финансовыми отношениями, конечно, начинают ощущаться и будут сказываться», — отмечал Сторчак, имея в виду доступ российских компаний и банков к долгосрочному заемному капиталу.

Однако с оценкой Минфина согласны не все. Так, глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил журналистам, что не разделяет позицию главы Минфина в оценках ущерба от санкций со стороны Запада. «Нет, не согласен», — сказал Улюкаев журналистам, отвечая на соответствующий вопрос. Впрочем свою оценку ущерба министр давать не стал.

Оценка ущерба от лица Минфина выглядит логичной. Именно этому ведомству приходится следить за сокращением расходов.

В Кремле готовы признать наличие ущерба, но предпочитают делать акцент на положительном эффекте от введения Западом санкций против России. Президент Путин в интервью немецкому телеканалу ARD заявлял, что подсчитать ущерб, который санкции наносят экономике России, «достаточно сложно». Ущерб, разумеется, есть, но отчасти носит «виртуальный характер». По его словам, в этой ситуации есть и плюсы, потому что ограничения, которые вводятся для некоторых российских предприятий по приобретению товаров в Европе и Штатах, «побуждают нас к тому, чтобы производить самим этот товар».

29 июля Европейский союз вслед за США официально подтвердил, что согласовал пакет экономических санкций против России, касающихся госбанков в части доступа к заемному капиталу в странах ЕС, экспорта вооружений и продукции двойного назначения, а также доступа к технологиям и оборудованию для нефтяной отрасли. Одновременно был обнародован список невъездных лиц. Цель санкций – изменение внешнеполитического курса России, и в первую очередь в отношении Украины.

Эффект от санкций к России на Западе оценивают высоко. Еще в августе президент США Барак Обама заявлял, что санкции работают и оказывают огромное давление на экономику страны. Рост российской экономики практически остановился, заявлял Обама, и власти РФ стоят перед выбором: решить нынешний кризис на Украине дипломатическим путем или продолжать текущую политику и «наносить вред экономике и населению России».

Ущерб в $40 млрд на фоне доходов российского бюджета и размера Фонда национального благосостояния кажется незначительным. Но при оценке ущерба следует учитывать косвенные эффекты.

Минфиновская оценка ущерба от санкций неполная, считают эксперты. «Минфин оценил только прямой ущерб и только переоценку стоимости нефти. Косвенное влияние санкций на экономику может оказаться не менее значимым», — говорит Владимир Осаковский, главный экономист Bank of America Merrill Lynch по России и СНГ.

Из-за введения санкций и резко подешевевшей нефти Bank of America Merrill Lynch пересмотрел свой прогноз по экономике России. Весной, до референдума в Крыму, прогноз был вполне оптимистичный: рост экономики в 2015 году на 2%, скорректированный прогноз был сделан в октябре – спад на 1,5%.

Про мнению Осаковского, пик негатива от санкций придется на первую половину следующего года. В первую очередь трудности будут испытывать сектора, завязанные на потребительский спрос: ритейл, туристический сектор, прочие услуги.

«Сейчас потребление не снижается, реализуется отложенный спрос, но доходы населения падают из-за ослабления рубля, и спрос неизбежно будет тормозиться. Процесс пошел в текущем квартале, а пик наступит в первой половине 2015 года», — прогнозирует Осаковский.

Косвенно санкции ударят и по партнерам России по Евразийскому экономическому союзу. Даже в Армении, еще только планировавшей присоединиться к ЕАЭС в следующем году, обсуждают негативный эффект от санкций к России. В 2014 году санкции унесут как минимум два процентных пункта экономического роста Армении, утверждал в парламенте Армении 4 ноября первый замминистра финансов Павел Сафарян. Как сообщал портал news.am, если по итогам 2014 года экономический рост изначально планировался в 5,2%, то санкции против России привели к сокращению трансфертов трудовых мигрантов, а это привело к снижению платежеспособного спроса в Армении, и теперь следует ожидать роста экономики в пределах 3%.

Санкции, впрочем, оказались отнюдь не игрой в одни ворота. Ранее помощник президента России Андрей Белоусов заявлял, что суммарные потери западных стран от введения антироссийских санкций и ответных мер России составили €40 млрд. А по словам главы российского МИДа Сергея Лаврова, ущерб ЕС от санкций на 2015 год оценивается примерно €50 млрд. По оценке Еврокомиссии, возможные потери от санкций для самой Европы в €40 млрд (0,3% ВВП ЕС) в этом году, а в 2015 году – в €50 млрд (0,4% ВВП ЕС). Издание EUobserver оценивало предполагаемые потери России от европейских санкций в €23 млрд, или 1,5% ВВП, в 2014 году и €75 млрд, или 4,4% ВВП, 2015 году. В то же время журнал The Economist подсчитал, что совокупные потери России составят $1 трлн.