Нефтегазовое одиночество

Санкции Запада вынуждают зарубежные компании отказываться от российской нефти

Алексей Топалов, Владимир Тодоров 30.09.2014, 20:12
iStockPhoto

Иностранные партнеры российских нефтегазовых компаний отказываются от совместных с ними проектов из-за санкций Запада. Впрочем, не все — Shell и General Electric пока заявляют о намерении продолжать работать с Россией. Однако об этом же ранее говорили и такие компании, как американская Exxon и французская Total, которые на сегодняшний день вынуждены «дать задний ход».

Во вторник стало известно, что американская ExxonMobil из-за санкций США уже к 26 сентября свернула девять из десяти совместных проектов с «Роснефтью». Об этом сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на представителя пресс-службы Exxon Алана Джефферса. По десятому (бурение скважины «Университетская-1» в Карском море) американский минфин дал Exxon больше времени, так как бурение уже началось, а экологическая обстановка в регионе чувствительная.

«Роснефть» и Exxon подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве еще в 2011 году. Тогда компании договорились о разработке трех участков в Карском море (Восточно-Приновоземельские-1, -2, -3). Общие ресурсы проектов оцениваются в 4,9 млрд т нефти и 8,3 трлн кубометров газа. Для сравнения, годовое потребление нефти в мире составляет около 4,4 млрд т нефти и примерно 3,3 трлн кубометров газа. Доля Exxon в проектах 33,3%.

В начале 2013 года «Роснефть» без конкурса получила лицензии еще на 12 участков арктического шельфа и почти сразу же предложила семь из них Exxon на тех же условиях, что и раньше. По данным «Газеты.Ru», общие запасы участков составляют около 10 млрд т нефти и 7 трлн кубометров газа. Доля американской компании, таким образом, составляла примерно 3,3 млрд т нефти и 2,3 трлн кубометров газа. В обмен Exxon предложила «Роснефти» участие в проектах по добыче трудноизвлекаемой нефти в Техасе, газовом проекте на Аляске и доли в 20 блоках в Мексиканском заливе.
Кроме того, Exxon и «Роснефть» договорились о совместной разработке Туапсинского прогиба в Черном море. Его запасы могут достичь 1,2 млрд т нефтяного эквивалента, однако как и в Арктике, это — предварительные оценки.

ExxonMobil — крупнейшая частная нефтегазовая компания в мире. Помимо предоставления «Роснефти» технологий американский концерн взял на себя финансирование геологоразведки, стоимость которой на первом этапе оценивается в $3,2 млрд. Необходимые вложения только в бурение «Университетской-1» — $700 млн.

«Роснефть» комментировать выход Exxon из совместных проектов отказалась.

«Роснефть» справится с арктическими проектами и без участия Exxon, — заявил во вторник глава Минэнерго Александр Новак. — Однако говорить о том, что будут привлечены какие-то другие партнеры, рано. Сначала необходимо провести необходимые консультации».

Шельфом сотрудничество компаний не ограничивается. В конце 2012 года стороны договорились о создании СП по разработке Ачимовских и Баженовских отложений (трудноизвлекаемая, иначе — сланцевая нефть) в Западной Сибири. «Роснефть» получила в совместном предприятии 51%, Exxon — 49%. Американская компания обязалась профинансировать программу опытных работ в размере $300 млн. Однако благодаря санкциям сланцевую нефть Exxon тоже добывать не будет.

По мнению главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, в новых условиях «Роснефти» следовало бы сосредоточиться именно на сланцевых проектах. «Без участия Exxon с разработкой Арктики «Роснефти» будет непросто — здесь нужны и деньги, и технологии (последних, кстати, пока вообще нет, их должны были разработать партнеры на основе технологий Exxon), — поясняет глава ФНЭБ. — А вот «сланец» можно разрабатывать, особенно если вложить средства в развитие собственных нефтесервисных компаний».

Симонов считает, что сейчас разумнее вообще отложить Арктику — по крайней мере, до тех пор, пока не будут разработаны необходимые технологии. «Риски арктических проектов — колоссальны, — предупреждает Симонов. — При том что любой разлив нефти сразу же вызовет крайне негативную реакцию во всем мире».

Завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Агибалов отмечает, что технологии можно было бы привлечь, например, у норвежской Statoil (которая, кстати, тоже заключила с «Роснефтью» соглашение о совместной работе в Арктике) или французской Total, которая вообще является одним из пионеров подводного бурения. Финансирование можно привлечь от китайских партнеров «Роснефти» (технологий шельфовой добычи у китайцев нет).

В плане добычи сланцевой нефти от санкций Запада пострадал и «ЛУКойл». Глава французской Total Кристоф де Маржери на прошлой неделе заявил, что его компания замораживает сотрудничество с «ЛУКойлом» по проекту освоения Баженовской свиты в Западной Сибири. Он подчеркнул, что проект еще не запущен, так что на Total его заморозка не отразится. Ранее глава российского представительства Total Жак де Буассезон говорил о необходимости продолжения сотрудничества с Россией.

СП «ЛУКойла» и Total должно было добывать сланцевую нефть на Баженовской свите (Галяновский, Восточно-Ковенский и Ташинский лицензионные участки в Западной Сибири, а также участок Ляминский-3). Контрольный пакет (51%) в СП должен был получить «ЛУКойл». Начальные инвестиции были запланированы на уровне $150 млн.

Западносибирская Баженовская свита — самое крупное месторождение сланцевой нефти в России (данные Управления энергетической информации США). Запасы оцениваются в 1,24 трлн баррелей (около 170 млрд т). Помимо «ЛУКойла» и «Роснефти» на Баженовской свите работают «Газпром нефть» (СП с Shell) и «Сургутнефтегаз».

Глава российского филиала Shell Оливье Лазар 19 сентября говорил, что стратегия компании в отношении России остается без изменений. «Мы хотим продолжать свое присутствие в России. Текущие контракты не затронуты санкциями», — сообщил Лазар.

Сейчас тон заявлений Shell изменился. «Мы видим влияние санкций ЕС и США, введенных в отношении России, как на текущую, так и на планируемую деятельность Shell в России, включая планы разработки месторождений Баженовской свиты в ХМАО. В настоящее время мы ведем диалог с европейскими государственными органами и нашими партнерами относительно степени влияния этих санкций», — сообщили «Газете.Ru» в компании.

Не собирается прерывать работу с российскими партнерами и американская General Electric, сотрудничающая с «Роснефтью» и «Газпромом» по нефтегазовым проектам на Сахалине. «Некоторые ограничения в связи с санкциями, возможно, будут введены, но в новых условиях мы будем проводить ту же работу, что и раньше, — заявил в понедельник главный исполнительный директор международного бизнеса GE Джон Райс. — Все задуманные проекты и все, что было обещано, будет выполнено. Бизнес остается бизнесом».

По российской газовой отрасли санкции Запада ударили лишь косвенно. Так, на прошлой неделе «Газпром» указал, что коды некоторых промышленных позиций одинаковы для нефти и газа. «И, несмотря на громогласные заявления («Газпром» официально в санкционные списки не вошел), де-факто мы сталкиваемся с тем, что некоторые поставщики пытаются подводить определенные товарные позиции под санкционные списки», — посетовал зампред правления газовой монополии Александр Медведев.

По его словам, в частности, проект строительства завода по производству сжиженного природного газа «Владивосток СПГ» разработан по американской технологии (технология C3MR американской компании Air Products & Chemicals). «Но она не единственная, и в случае ухудшения ситуации компания будет искать альтернативы», — подчеркнул зампред правления «Газпрома». Вообще, как отметил Медведев, доля импортного оборудования и услуг в проектах «Газпрома» составляет лишь 10%, и чем в более сложное положение будет поставлена компания, тем быстрее эта доля будет замещена.

Крупнейший российский независимый производитель газа НОВАТЭК, в отличие от «Газпрома», под санкции США и ЕС попал. Пока это сказывается только на проекте завода по производству сжиженного газа «Ямал-СПГ». Та же Total, владеющая 20% в проекте, выходить из него пока не собирается, но заявила, что сроки проекта из-за санкций могут сдвинуться (изначально запуск первой очереди был запланирован на 2017 год). В частности, это связано с кредитованием — санкции запрещают кредитовать российские компании на срок более 30 дней, и теперь акционерам проекта, возможно, придется вложить больше собственных средств.

Впрочем, российская компания уже подала заявку на выделение помощи из Фонда национального благосостояния в размере 100 млрд руб. Ранее премьер-министр России Дмитрий Медведев говорил, что государство готово поддержать НОВАТЭК. Аналогичную заявку подала и «Роснефть», но сумма, которую просит госкомпания, не раскрывается.

Также рост рисков по проекту «Ямал-СПГ», вызванный санкциями, привел к тому, что от участия в проекте отказалась индийская ONGC. Об этом в понедельник сообщило индийское издание Business Standard. Речь шла о доле в 9%, на которую НОВАТЭК искал покупателя.