Не совсем развивающаяся Россия

Развивающиеся страны накапливают золотовалютные резервы, Россия — тратит

Павел Сморщков 15.05.2014, 11:19
Reuters

Развивающиеся страны скупают доллары и наращивают валютные резервы, запасы достигли рекордных уровней. Россия же из-за геополитического кризиса до последнего времени тратила резервы для поддержания рубля. За полгода они сократились на 10%, или $52 млрд.

Месть развивающихся

Развивающиеся страны усиленно восполняют потери своих международных золотовалютных резервов (ЗВР), воспользовавшись временным укреплением национальных валют.

Самый крупный держатель международных резервов — Китай в первом квартале 2014 года накопил $126,8 млрд: теперь его ЗВР достигли рекордной отметки $3,95 трлн. Прирост составил 3,3%.

Двенадцать развивающихся стран с крупнейшими международными резервами без учета Китая, по данным информационного агентства Bloomberg, за три месяца — с февраля по апрель — нарастили свои запасы в совокупности на $34 млрд, до $2,98 трлн. Это максимальный показатель с тех пор, как агентство Bloomberg в 2008 году начало отслеживать соответствующие данные. В относительном выражении больше всех резервы пополнили Индия (на 7,6%, до $285 млрд с конца января по 13 мая), Индонезия (на 4,9%) и Турция (на 4,1%).

До этого времени резервы развивающихся стран таяли, поскольку их использовали для противодействия обесценивания местных валют. Удешевление валют происходило в основном из-за решения Федеральной резервной системы США о сворачивании политики количественного смягчения (QE3). Данные действия привели к тому, что «лишний» капитал, который в большой степени «скапливался» на развивающихся рынках (emerging markets), стал с этих рынков утекать, инвесторы продавали активы в местных валютах, увеличивая их предложение, и тем самым подстегивали спрос на мировые валюты.

За год, к февралю 2014 года, снижение индекса двадцати основных валют развивающихся стран составило 11%, они подешевели до минимума с апреля 2009 года. Только в январе 2014 года этот индекс упал на 3%. Центробанки развивающихся стран распечатали свои кубышки, чтобы увеличить предложение долларов, и израсходовали $22 млрд резервов на оборону денежных единиц от атак спекулянтов. Кроме того, в конце января некоторые государства практически одновременно повысили ставки рефинансирования (в Турции — до 12 с 7,75%, в Южной Африке — до 5,5 с 5%, в Индии — до 8 с 7,75%).

С февральского минимума началось «ралли», самое продолжительное с кризисного 2009 года: валютный индекс развивающихся стран вырос к нынешнему моменту на 5%.

Теперь местные Центробанки уже скупают доллары. Во-первых, для того, чтобы сдержать укрепление национальных валют, которое приводит к падению доходов от экспорта из-за снижения его ценовой конкурентоспособности (эти страны в основном экспортно ориентированные). Во-вторых, они пользуются удешевлением доллара, чтобы накопить ресурсы для сглаживания курсовых колебаний в будущем. А новые кризисы возможны. «Поскольку намерения Штатов сократить программу QE3 не изменились, то судьба валют развивающихся стран находится в зоне риска, — считает аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева. —

Сейчас для них самый удачный момент восполнить резервы, так как стремительное сокращение объемов выкупа гособлигаций США (осенью программу могут свернуть полностью. — «Газета.Ru») приведет к новому всплеску на валютном рынке и банкам вновь придется осуществлять масштабные вливания, чтобы удержать курс национальной валюты на приемлемом уровне».

«Что касается Китая, то страна просто вынуждена наращивать свои резервы, — считает начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки ИФК «Солид» Михаил Королюк. — Она имеет колоссальное положительное сальдо платежного баланса и не имеет достаточного количества точек для их вложения внутри страны».

Бело-сине-красная ворона

Россия среди крупнейших держателей ЗВР — исключение. В то время как другие развивающиеся страны начали ощущать интерес к своим валютам, Москва запуталась в конфликте вокруг Украины, и процесс исхода капиталов, как национальных, так и зарубежных, из страны, напротив, усилился.

Это неизбежно отразилось на курсе рубля. В середине марта ослабление рубля относительно бивалютной корзины ЦБ достигало 12,7% с начала года. Центробанк бросил все силы на поддержку курса, не ожидая от его падения пользы для экономики. «Поведение развивающихся стран, в том числе Китая, лежит в русле логики стимулирования экспорта, для которого полезна слабая национальная валюта, поэтому эти страны готовы покупать даже дорогой доллар, — указывает аналитик АКГ «Градиент Альфа» Егор Двинянин. —

В России ситуация отличается тем, что ослабление валюты приводит к росту инфляции, в том числе в промышленном секторе, что вредит экономике».

В дальнейшем страхи возможности войны и мировой экономической блокады отошли на второй план, возымели действие и меры экстренной поддержки Центробанка, который повысил ключевую ставку в общей сложности на 2 процентных пункта и продал за последние два месяца долларов и евро на сумму $3,44 млрд. К настоящему моменту рубль укрепился на 6% с мартовского минимума, но по-прежнему сильно отстает от своих «коллег» по развивающемуся миру. С начала года по отношению к доллару он подешевел на 5,7%, показав самое значительное падение после аргентинского песо из отслеживаемых Bloomberg 24 валют развивающихся рынков.

До критичного уровня далеко

«Давление на российскую валюту в среднесрочной перспективе будет довольно сильным, и регулятор будет вынужден на это реагировать, — предупреждает генеральный директор финансовой компании GKFX Дмитрий Раннев. — Соответственно, мы ожидаем дальнейшего сокращения международных резервов России».

Но длительная поддержка курса чревата исчерпанием ЗВР. «В среднесрочной перспективе истощение международных резервов (России. — «Газета.Ru») — важный риск, за которым следует следить», — приводит Bloomberg мнение лондонского филиала Morgan Stanley Джейкоба Нелла.

За последние полгода по состоянию на 1 мая международные резервы Банка России снизились почти на 10%, или на $52 млрд, до $472,28 млрд с $524,28 млрд.

«Критическим уровнем ЗВР можно считать $400 млрд, с тех пор как этот уровень был достигнут в середине 2007 года, ниже его международные резервы опускались только в первой половине 2009 года», — считает Двинянин.

Впрочем, пока запас прочности велик. «Мы легко и безболезненно могли бы уменьшить свои золотовалютные резервы как минимум на $200 млрд — и это не было бы критично», — считает Королюк. «О критическом уровне речь не идет, — соглашается Раннев. — Цены на нефть находятся на очень комфортном уровне, поэтому резкого движения курса национальной валюты и больших валютных интервенций со стороны ЦБ мы не ожидаем». А если Банк России в соответствии со своими планами решит полностью перейти к таргетированию инфляции и отпустит рубль в свободное плавание, это сделает национальную валюту более гибкой, объем интервенций для его поддержки значительно сократится, а значит, необходимость накапливать большие суммы в резервах отпадет, отмечает Кокорева.

Но запас резервов не бесконечен. «В международной практике минимальным уровнем резервов считается объем трехмесячного импорта (для России это соответствует $250 млрд с учетом средств ФНБ и Резервного фонда, которые включены в состав резервов. — «Газета.Ru»), — отмечает ведущий аналитик Локо-банка Виталий Лакеев. — Однако стоит понимать, что ЦБ помимо прочего необходимо оставить запас наличности для поддержания рубля в период внешних шоков». «Если ситуация в отношениях со странами Запада в корне не изменится, истощение международных резервов может продолжиться, правда, не с такой скоростью, как было в феврале — марте, — опасается аналитик управления инвестиционных операций Ланта-банка Роман Ермаков. —

Уровень ниже $250 млрд является критическим, после него возможно ускорение падения национальной валюты. Данный сценарий вероятен в условиях серьезных санкций по иранскому образцу».

Дать поработать резервам

Последнее укрепление рубля дало Центробанку передышку. «К 12 мая стоимость бивалютной корзины снизилась до 41 руб. и перешла в «нейтральный коридор» (в настоящее время 41, 45–38, 35 руб. — «Газета.Ru»), где ЦБ не проводит сглаживающих интервенций, а следовательно, и не расходует свои резервы, — отмечает Лакеев. — Таким образом,

при условии отсутствия негативного ветра из-за границы можно ожидать стабилизации уровня валютных резервов».

Сейчас рубль укрепляется, и самое удачное время восполнить резервы, предлагает Кокорева. Но пополнять резервы, скупая валюту, по примеру зарубежных коллег Банк России может начать, только если рубль существенно укрепится и стоимость бивалютной корзины выйдет из «нейтрального» диапазона, то есть снизится ниже 38,35 руб., указывает Лакеев. Однако данный сценарий не очень реалистичен. Для этого национальная валюта должна укрепиться еще более чем на 2 руб. (или на 5%) относительно нынешних уровней, до котировок конца ноября 2013 года. То есть доллар должен стоить около 32,50, а евро — 45,50 руб. Необходим большой спрос со стороны нерезидентов на активы, номинированные в рублях, что в текущих условиях пока маловероятно, указывает Ермаков.

Вопрос, нужно ли вообще наращивать резервы. «Для России смысла в дальнейшем накоплении ЗВР нет — у нас они, с одной стороны, одни из самых больших в мире, а с другой стороны, ситуация с суверенным долгом является предметом зависти для большинства развитых стран, — указывает Королюк. — Поэтому

имеет смысл, с учетом снижения темпов экономического роста, дать части резервов поработать».

В этом Россия сходна с Китаем. «Поведение ЦБ Китая может измениться в этом году, поскольку объем ЗВР почти в $4 трлн уже является неоптимальным и властям необходимо переориентироваться на другие классы активов», — считает Раннев.