Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Кипр примет удар по России

Экономика Кипра в серьезной опасности из-за санкций против России

Павел Сморщков 17.04.2014, 08:24
Reuters

Введение санкций ЕС против России может добить экономику Кипра. Если компании и частные лица из России будут вынуждены уйти из кипрской юрисдикции, страна потеряет популярность офшора и погрязнет в рецессии. Впрочем, Европе не выгоден разрыв экономических отношений с Россией и введение санкций маловероятно.

Санкции ЕС против России разрушат экономику Кипра. Об этом предупредил министр иностранных дел страны Иоаннис Касулидис в интервью газете Die Welt.

Кипр и сейчас не в блестящей форме. В 2013 году ВВП острова сократился на 5,4%. В 2014 году Еврокомиссия ожидает снижения ВВП на 4,8%. Касулидис надеется на возвращение кипрской экономики к росту во второй половине 2015 года. Но потеря одного из источников благосостояния острова ставит эти прогнозы под сомнение.

Специализация страны на оказании финансовых и юридических услуг очень зависит от возможных ограничений со стороны регулирующих органов. Атака на специфические кипрские услуги со стороны объединенной Европы, что не хочет терпеть у себя под боком налоговое убежище, уже идет. 6 декабря 2012 года Еврокомиссия обнародовала план действий по усилению борьбы с налоговыми гаванями и офшорами и уклонением от налогов внутри ЕС. И когда в марте 2013 года Кипру было выделено 10 млрд евро международных кредитов, чтобы спасти его от финансового краха, это сопровождалось скандалом: впервые в истории еврозоны произошло «списание» (по факту — отъем) крупных частных вкладов в банках страны. При этом репутация Кипра как одного из ведущих офшоров Европы тогда критически не пострадала.

Но фактическое введение серьезных санкций конкретно против России способно уничтожить «налоговую гавань» Кипра.

В 2013 году Кипр стал крупнейшим иностранным инвестором России ($69 млрд) и вторым по популярности зарубежным направлением для инвестиций из России ($33 млрд). Понятно, что это формальности: практически все эти потоки по сути инвестиции и репатриация прибыли отечественных корпораций, лишь зарегистрированных на острове для оптимизации налогов и защиты прав собственности от рейдерства или посягательств со стороны госструктур. «Для корпоративного сектора Кипр остается важной юрисдикцией с правовой точки зрения, принимая во внимание наличие кипрских компаний в организационных цепочках российских корпоративных групп», — добавляет управляющий активами ИК «Concern General Invest» Владислав Метнев.

Кипр уже начал нести потери. «Среди моих клиентов до 2012 года количество людей, вкладывающих денежные средства и переводящих через Кипр, составляло 60–80%, сейчас это не более 15–20%.

— отмечает генеральный директор оценочной компании «Справедливая стоимость» Вадим Ткаченко. — И то это с большой структурой защиты, параллельными структурами в других юрисдикциях и так далее». «Идет политика деофшоризации, и уже даже начался процесс перевода активов в Россию в некоторых крупных компаниях», — отмечает заместитель заведующего кафедрой мировой экономики НИУ ВШЭ Игорь Ковалев. «После истории в 2013 году, когда российские частные лица и компании столкнулись с фактическим списанием (экспроприацией) части депозитов, объем российских средств в кипрских банках серьезно снизился», — добавляет Метнев.

По сообщению агентства Bloomberg, юридические и бухгалтерские фирмы Кипра обеспокоены перспективами сокращения выручки и прибыли на фоне кризиса в отношениях между Украиной и Россией, что усугубит проблемы кипрских компаний, еще не восстановившихся после банковского кризиса. «Пока санкции США и ЕС против России оказывали ограниченное влияние на Кипр, но принятие многих деловых решений будет откладываться, пока сохраняется неопределенность», — заявил агентству зампред кипрской юридической фирмы Andreas Neocleous Элиас Неоклеус. По его словам, 77 юристов и 6 налоговых консультантов фирмы работают с большим количеством клиентов из России и с Украины.

Если активы, связанные с Россией, уйдут с Кипра, мрачное предупреждение кипрского министра сбудется. «Учитывая объемы наших активов, это будет достаточно серьезный урон. Позиции крупнейшего инвестора Кипр может потерять достаточно быстро, — отмечает Ковалев. — Кроме того, для страны это достаточно важный источник бюджетных доходов и прочего, состоятельные люди проживают на Кипре, там покупают недвижимость, приносят доход этому государству. И насколько власти смогут эти активы заместить, найти других инвесторов, это проблемный вопрос». «Принимая во внимание общий курс на деофшоризацию, значение Кипра для российских компаний будет снижаться», — уверен Метнев.

При этом сами обладатели активов из России мало пострадают от санкций. Хотя кому-то и придется перевести их на родину. Но это будет уже другая страна.

Для усиления процесса возврата активов, «спугнутых» на Кипре, именно на историческую родину в России будут улучшены условия бизнеса, предполагает Ковалев. «Просто так никто не вернет деньги, значит, нужно создавать какие-то соответствующие условия.

— поясняет он. — То есть, скорее всего, будет либерализация или даже снижение налогового бремени, какие-то другие шаги». «Будут некоторые послабления по офшорным юрисдикциям, — отмечает Ткаченко. — Были разговоры про амнистию для офшорных юрисдикций при возврате денежных средств».

В этих условиях Крым сможет стать хорошей заменой Кипру. В правительстве уже разрабатываются законопроекты о временных налоговых льготах для компаний, инвестирующих в Крым и Севастополь.

Кто-то перейдет в другой офшор. «Какую-то альтернативу и какой-то вариант скрытого офшора будут пытаться найти, какая-то часть средств уйдет туда, — считает Ковалев. — Но это будет меньшая часть».«Они переориентируются, конечно, — уверен Ткаченко. —

Сейчас есть несколько юрисдикций, в которые уже переводятся денежные средства. За пределами Европы».

А какая-то часть активов все-таки останется на Кипре, но будет замаскирована. «Я тесно сотрудничаю с Кипром. Еще после того, как прошлой весной возникла ситуация с денежными средствами, которые были заблокированы, уже тогда нашелся способ, как это все обойти, и была создана достаточно глубокая структура «бенефициарства» и системы защиты, — рассказал Ткаченко. — Поэтому в целом защита там присутствует.

Там есть компании, которые специально занимаются тем, чтобы «закрывать» конечных бенефициаров и переводить денежные средства на другие расчетные счета, в Гонконге, в других странах. И киприоты тоже понимают, какая у нас ситуация, они готовы предоставить ряд моментов, чтобы никто из Евросоюза не смог догадаться».

Тревогу Кипра можно понять, он оказывается крайним в нынешнем геополитическом столкновении, но его опасения сейчас малоосновательны. «Не думаю, что вообще возможно применение каких-то реальных, серьезных санкций, — рассуждает Ковалев. — В силу того что практически все наши компании международные, с участием иностранного капитала, это санкции против самих себя. И если посмотреть реакцию, которая есть, иностранных компаний, они все говорят, что санкции нецелесообразны и к реальной пользе не приведут».

Кроме того, поскольку в Европе нет единства относительно дальнейших действий, у Кипра есть все возможности не допустить ущерба своей экономике и оставить в неприкосновенности иностранные активы в своей юрисдикции. Сам Касулидис предлагает, чтобы вопрос о санкциях против России принимала каждая европейская страна в отдельности. «Если санкции действительно необходимы, то каждое государство — член ЕС должно самостоятельно решить, будет ли оно в них участвовать», — подчеркивает он.

В одиночку Кипр не сможет противостоять ЕС или заблокировать его решение, но, поскольку не только Кипр, но и целый ряд других стран против санкций, у него найдутся союзники, и благодаря их совместным усилиям такое решение вряд ли пройдет, заключает Ковалев.