Против террористов и Навального

Кто пострадает от ограничения электронных платежей

Екатерина Брызгалова 20.01.2014, 08:14
iStockPhoto

Без указания персональных данных с помощью электронного кошелька можно будет делать платежи на сумму до 1000 руб. в день. По расчетам парламентариев, эта ограничительная мера должна помочь в борьбе с терроризмом. Почему в итоге могут пострадать не террористы, а электронные платежные системы, добропорядочные граждане, благотворительность и Алексей Навальный, разбиралась «Газета.Ru».

В России будут ограничены так называемые слепые платежи, совершаемые в интернете. В законопроекте, внесенном на рассмотрение Госдумы на прошлой неделе, снижается допустимый порог неперсонифиницированных электронных платежей до 1 тыс. руб. в день и до 15 тыс. руб. в месяц. Руководитель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая пояснила, что сам факт возможности проведения неперсонифицированных электронных платежей противоречит международному опыту и практически все платежи за рубежом подконтрольны государству и могут отслеживаться.

Инициатива направлена на борьбу с терроризмом и появилась через две недели после трагических событий в Волгограде.

Каким образом будет устроена система контроля за электронными платежами, пока неясно, но в зарубежной практике это происходит следующим образом: для осуществления платежей на сумму, допустим, $1000 необходимо один раз пройти идентификацию по телефону либо по имеющейся кредитной карте любого банка, рассказывает председатель ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов. Так ситуация на сегодняшний день выглядит в большинстве стран.

В России также есть закон 115-ФЗ, в котором прописана методология идентификации, но он довольно старый и нуждается в значительной доработке. Его необходимо дополнить возможностью удаленной идентификации для того, чтобы оплачивать коммунальные услуги, покупать билеты, гасить кредиты, совершать покупки в интернете и т.д. Сейчас для того, чтобы совершить в интернете покупку на сумму более 15 тыс. руб., необходимо прийти в банк и предоставить свои документы, говорит Достов. В случае принятия предложенных поправок эта сумма уменьшится до 1000 руб., что заблокирует множество социально значимых и просто полезных и удобных платежей.

Сейчас как минимум 30 млн человек в год пользуются безналичными переводами с помощью электронных кошельков, а обороты превышают 300 млрд руб. в год, говорит Достов. В ЦБ зарегистрировано 76 банков — операторов таких систем.

Бизнес электронных кошельков под угрозой

Бизнес к идее отнесся враждебно, считая, что инициатива может нанести существенный урон российскому рынку электронных платежей, а также рынку электронной торговли. Первым же заметным последствием появления поправок о платежах стал обвал стоимости акций компании Qiwi (владелец сети терминалов моментальных платежей), которая провела IPO на Нью-Йоркской бирже в мае 2013 года. На открытии сессии в прошлую среду ее акции подешевели на 22%, до $42 за бумагу. Накануне стоимость акций Qiwi составляла $53,96. Вечером в четверг акции отыгрались до $46.

Неудивительно, что в Qiwi весьма сдержанно отзываются о законопроекте. «Группа Qiwi всегда поддерживает законодательные меры, направленные на противодействие терроризму и поддержание прозрачности деятельности компаний и рыночных сегментов, — сказали «Газете.Ru» в Qiwi. — Главное, чтобы данные меры были направлены на реальную и эффективную борьбу, не замедляя при этом экономическое развитие отраслей и государства».

Глава PayPal в России Владимир Малюгин уверен, что закон нанесет серьезный удар по развитию интернет-торговли и онлайн-платежам. «Применение столь жестких ограничений, в том числе касающихся сокращения лимитов платежей и баланса онлайн-кошельков для неперсонифицированных пользователей, грозит снизить простоту и удобство, которые стали доступны российским покупателям онлайн-магазинов в нашей стране и за рубежом, — говорит он. — PayPal активно поддерживает борьбу с терроризмом, однако предлагаемые в данном случае шаги могут скорее нанести вред развитию интернет-торговли и онлайн-платежам».

Однако PayPal — одна из добросовестных платежных систем. Для того чтобы получить доступ к системе, необходимо предоставить полностью все данные, в том числе паспортные и адрес прописки. Многие системы уже сейчас требуют предоставление данных и стараются контролировать подозрительные платежи.

Очевидно, что изменения затронут техническую составляющую для всех электронных кошельков. Увеличится объем работы для службы поддержки, говорит председатель правления PayU Елена Орлова. «Скорее всего, операции будут проходить дополнительную проверку системой, а некоторые — обрабатываться вручную. Ну и, конечно, прибавится документации. В основном это коснется именно платежных систем и банков», — говорит Орлова.

В России средний чек онлайн-платежа составляет 3,2 тыс. руб. При этом половина платежей не превышает 500 руб. Крупные же платежи (от 5 тыс. руб.) составляют 19% от всех платежей, но при этом именно они обеспечивают 77% всего объема платежей, рассказывает Орлова.

Электронные платежи непосредственно затрагивают и другую сферу — онлайн-магазины, которые, в частности, могут принимать оплату по безналичному расчету. В особенности это касается зарубежных онлайн-магазинов, что может создать дополнительные сложности для перевода средств за покупку.

Благотворительность, Навальный и террористы

Ограничение «слепых платежей» может коснуться и Алексея Навального, чья деятельность финансируется с помощью «Яндекс.Денег». Летом 2013 года генеральная прокуратура проверяла яндекс-кошелек Навального во время его предвыборной кампании. Выяснилось, что деньги на счет кандидата переводились в том числе с 347 иностранных IP-адресов. Но определить по IP гражданство отправителя невозможно. Новые меры позволят правительству точно определять, кто и на какую сумму финансирует деятельность Навального.

Нововведения затронут не только оппозиционных политиков, но и законопослушных граждан, которым ограничат возможности использования электронных кошельков, а также пострадают благотворительные фонды, которые получают средства в основном через безналичные переводы, предупреждает президент Национальной ассоциации дистанционной торговли Александр Иванов.

А вот бороться с террористами таким способом вряд ли удастся. Опасения по поводу криминального использования неперсонифицированных платежных инструментов сильно преувеличены, говорит Достов. Наивно ожидать, что террористы не смогут найти способы обхода этого закона, соглашается Иванов. Этот запрет, как и многие, коснется в первую очередь законопослушных граждан, а криминал всегда сможет найти способы обойти правила, считает он.

Одна из основных задач, которые сейчас стоят перед государством, — не борьба с безналичными платежами, а сокращение доли наличных денег в обороте. Но зачем понадобилось резко ужесточать ограничения, непонятно, потому что в России и так хорошо контролируется рынок электронных платежей, недоумевает Достов. «Сейчас все операторы электронных денег имеют лицензию Центрального банка, по требованию правоохранительных органов они предоставляют данные об операциях пользователей. И российские, и международные эксперты сходятся во мнении, что в России один из самых высоких уровней контроля в платежной сфере в мире, – говорит Достов. – Непонятно, зачем портить стабильно работающую систему, если до сих пор не вычищены проблемные банки с гигантскими серыми оборотами, а криминал в основном пользуется наличными средствами».

В случае если в России сильно ограничат электронные платежи, люди начнут переходить обратно на наличные платежи или станут пользоваться анонимными системами, вроде биткоина, которые государство никак не контролирует, прогнозирует эксперт.

Впрочем, не все считают, что инициатива будет иметь негативные последствия. Меры не должны затронуть добросовестных покупателей, надеется глава представительства компании Dostami.ru в России и странах СНГ (бывшая Bay.ru) Максим Андрюхин. «Меры направлены на борьбу с отмыванием денег, мошенничеством в сети и с финансированием террористической деятельности. Это не очередное ограничение прав потребителей, а введение совершенно нормальной международной практики, — говорит он. — Интернет-магазины от этого только выиграют, не теряя время на нечистых на руку покупателей и сопутствующие репутационные риски. Добросовестные клиенты, которые раньше пользовались таким способом оплаты, могут спокойно продолжить это делать, персонифицировав свой аккаунт».