Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Кремль отступил перед рунетом

Президент и Госдума смягчили положения антипиратского закона

Алексей Михайлов 17.09.2013, 23:39
Павел Головкин/ИТАР-ТАСС

Российские власти и представители интернет-отрасли достигли компромисса в изменении антипиратского закона. Его положения будут распространяться на все объекты интеллектуальной собственности — книги, музыку, программы, — но процедуры закона смягчаются в интересах интернет-бизнеса. Соответствующий законопроект был сегодня внесен в Государственную думу. Однако за рамками этого компромисса осталась петиция об отмене антипиратского закона, собравшая более 100 тыс. голосов в интернете.

Проблемы защиты интеллектуальной собственности обсуждались во вторник на конференции «Право на download 2013», организованной Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК, представитель интернет-отрасли), Российским агентством правовой и судебной информации (РАПСИ) и Роскомнадзором. Былого накала страстей при обсуждении антипиратского закона не наблюдалось.

Крупный интернет-бизнес, который вел переговоры с властью о судьбе антипиратского закона, добился важных для себя поправок и согласился работать в рамках обновленного закона.

Суть достигнутого компромисса в следующем. Действие антипиратского закона распространяется на все объекты авторских и смежных прав — на музыку, книги, программы и т. д. Взамен в закон вносятся несколько изменений.

Во-первых, вводится норма о досудебном урегулировании споров. Документы могут быть поданы правообладателем в суд только после того, как он обратился к информпосреднику (сайту, на котором незаконно размещен фильм и пр., на который он имеет исключительные права) с требованием удалить нелегальный контент, и он обязан привести доказательства того, что этот контент не был удален.

Во-вторых, при обращении правообладателя информпосредник обязан в течение 24 часов связаться с владельцем сайта с требованием удалить нелегальную информацию, на что владельцу сайта дается еще 24 часа. После чего информпосредник обязан удалить эту информацию самостоятельно.

В-третьих, предлагается делать блокировку URL, а не IP-адреса, т. е. именно страницы, а не всего сайта. Правообладатель должен обязательно указать в своем заявлении адрес страницы на сайте, на которой нарушаются его права. Ограничение доступа к информации осуществляется по указателю страницы сайта, и только в случае невозможности этого — путем ограничения доступа ко всему сайту по IP-адресу.

Суд по интеллектуальным правам

Первый специализированный арбитражный суд, рассматривающий дела по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав. Является в пределах своей компетенции судом первой и кассационной инстанций.

21 января 2013 года был зарегистрирован в качестве юридического лица во исполнение федерального конституционного закона от 7 декабря 2011 года.

Председатель суда — Людмила Новоселова — назначена указом президента РФ 1 декабря 2012 года.

Наконец, рассмотрение всех споров о защите интеллектуальной собственности (кроме фильмов) передается в арбитраж, в специализированный Суд по интеллектуальным правам. По фильмам остается существующая процедура рассмотрения споров в Мосгорсуде.

В таком виде достигнутый компромисс был сформулирован в новом законопроекте о поправках в ГК, ГПК, АПК и закон «Об информации...», который был внесен сегодня в Госдуму депутатами Робертом Шлегелем и оперной певицей депутатом Марией Максаковой-Игенбергс (оба — фракция «Единая Россия»).

На вопрос о вероятности принятия данного закона Шлегель отшутился, что она такая же, как встретить в Москве динозавара — 50 на 50, либо встретишь, либо нет.

Из выступлений на конференции было понятно, что этот законопроект был разработан на основе предложений РАЭК и «Яндекса». Что особенно не скрывали ни авторы, ни сам Шлегель, указав в пояснительной записке, что его предложения подготовлены по итогам взаимодействия с представителями интернет-отрасли.

Остались не урегулированы несколько деталей. В частности, вопрос о введении штрафов информпосредникам за невыполнение ими мер по блокировке нелегального контента.

Специальный законопроект, вводящий административную ответственность информпосредника и устанавливающий штрафы от 5 тыс. (для граждан) до 1 млн руб. (для юрлиц) за отказ в удалении контента по требованию правообладателя, находится на рассмотрении в Госдуме. Он стоял в повестке дня первых заседаний Думы в осеннюю сессию, но был снят с рассмотрения. Видимо, это входит в условия компромисса с интернет-отраслью. Впрочем, окончательно судьба этого законопроекта пока не решена.

Представители интернет-отрасли настаивают на приемлемости каких-либо штрафов только по решению суда или как минимум госоргана, но никак не правообладателя, которым может оказаться и мошенник.

При этом вспоминается история, случившаяся недавно с телеканалом «Серебряный дождь», которому пришло уведомление Роскомнадзора о закрытии его сайта за размещение нелегального контента, впоследствии оказавшееся фальшивым.

Кроме того, интернетчики настаивают на саморегулировании отрасли, опираясь на принятый РАЭК еще в 2010 году Кодекс профессиональной деятельности. А также требуют прозрачных процедур разблокировки контента по истечении установленного срока или получении контруведомления от пользователя, разместившего контент. Эти вопросы пока законодательно не решены.

С другой стороны, недовольны остались представители правообладателей. Продюсер Александр Акопов был крайне не удовлетворен даже действующим законом, предлагая его еще более ужесточить. Потому что по нему надо заполнять слишком много бумаг и проходить слишком много процедур. В 2010 году Акопов прославился заявлением, что 30 млн пользователей соцсети «ВКонтакте» — все уголовники. Сегодня он высказывался в том же духе о 100 тыс. граждан, подписавших петицию против антипиратского закона.

В целом власть явно сделала шаг вперед, расширив зону регулирования антипиратского закона, но и пару шагов назад, существенно смягчив его условия.

Это произошло после того, как 4 сентября 2013 президент РФ Владимир Путин заявил: «Я готов вникнуть и посмотреть, потому что это действительно очень важная вещь. Здесь и интеллектуальные права надо обеспечить, и не перестараться, чтобы не убить интернет».

Уже 9 сентября состоялось заседание по вопросу регулирования авторских прав в интернете по председательством первого зампредседателя администрации президента Вячеслава Володина. На нем была создана постоянная рабочая группа в рамках администрации.

Изменение позиции президента стало результатом широких демонстраций интернет-пользователей против 187-го закона. Это и митинги, и интернет-забастовка, и обсуждение в СМИ, и петиция против закона, собравшая более 100 тыс. голосов.

Крупный интернет-бизнес вполне может записать себе победу по очкам. Он отвоевал у власти несколько ключевых позиций. Он добился этого, используя энергию интернет-пользователей. Но что касается самих пользователей, то, похоже, в этих спорах о них просто забыли.

Практически ничего на конференции не было сказано о судьбе рассмотрения петиции. Нет упоминания о ней и в проекте рекомендаций конференции. Ее предпочитали не замечать, причем все спорящие стороны — и органы власти, и правообладатели, и интернет-бизнес.

На позиции интернет-пользователей, активно протестующих против антипиратского закона, зарабатывали себе очки не только представители интернет-индустрии, но и некоторые политики.

В Думе лежит законопроект, внесенный 28 августа во время избирательной кампании по выборам мэра Москвы коммунистами Иваном Мельниковым (был на тот момент кандидатом в мэры) и Олегом Смолиным № 336400-6. Он предлагает признать утратившим силу антипиратский закон. Позже в качестве инициаторов к нему присоединились депутаты Дмитрий Гудков и Илья Пономарев. Проект пока находится на рассмотрении комитета, дата его рассмотрения в Думе не определена.

Сама петиция, собравшая 100 тыс. голосов, в настоящий момент находится на рассмотрении экспертной комиссии «открытого правительства». 19 сентября, в четверг, состоится общественное обсуждение «антипиратского закона» в целях проведения рабочей группой комплексной экспертизы интернет-петиции. Не позже середины октября рабочая группа должна будет дать свою рекомендацию правительству об одобрении или отклонении общественной инициативы.

Ранее «экспертная рабочая группа федерального уровня», работавшая на площадке «открытого правительства» приняла решение по аналогичному вопросу — по другой петиции, собравшей 100 тыс. голосов — законопроекте Алексея Навального о запрете чиновникам приобретать автомобили дороже 1,5 млн руб. Экспертная группа решила не рекомендовать правительству внесение в Думу соответствующего законопроекта.

Эта странная процедура рассмотрения петиций возникла после того, как Владимир Путин в своей предвыборной программе предложил ввести правило обязательного рассмотрения в парламенте тех общественных инициатив, которые соберут сто тысяч и более подписей в интернете. Однако после избрания при подписании соответствующего указа он уточнил, что сначала инициативу должна рассмотреть рабочая группа, которая при положительном отзыве направит ее в правительство. Оно, в свою очередь, может подготовить законопроект, который будет внесен в Госдуму.