Белоруссия на пути к девальвации

Затоваривание складов готовой продукции и падение экспорта грозит республике серьезными экономическими потрясениями

Денис Лавникевич (Минск) 12.06.2013, 13:36
Белоруссия в тисках кризиса перепроизводства продукции Игорь Зарембо/РИА «Новости»
Белоруссия в тисках кризиса перепроизводства продукции

С начала года экспорт белорусских промышленных товаров падает все быстрее, склады предприятий затоварены нераспроданной продукцией. Президент республики Александр Лукашенко негодует и требует наказать виновных. Правительственные чиновники ссылаются на падение спроса в России и Европе. Независимые экономисты говорят о неизбежной девальвации по образу и подобию финансового обвала 2011 года. А центробанк России недавно обнародовал данные, по которым до трети белорусского экспорта может оказаться фиктивным.

Во вторник Лукашенко провел очередное экстренное совещание с правительственными чиновниками. Обсуждалась главная проблема белорусской экономики – обвальное снижение белорусского экспорта, прежде всего продукции машиностроения. «Факт есть факт – рост складских запасов налицо. Хотелось бы услышать – это так? Также хотелось бы услышать о количественном росте и финансовом, если он есть», – вопрошал глава Белоруссии чиновников. Чиновники отводили глаза и смотрели в стол.

Беспокоиться белорусскому президенту есть из-за чего. Запасы готовой промышленной продукции продукции год назад составляли 50% годового промпроизводства, а в апреле 2013 — уже 82% (данные Белстата). Экспорт белорусских инвестиционных товаров, и прежде всего продукции машиностроения, с начала года сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года просто катастрофически. , в январе-апреле 2013-го экспорт белорусских товаров составил $1,28 млрд, сократившись в сравнении с тем же периодом 2012 года на 22,8%. Причем сильнее всего упал экспорт гордости белорусского машиностроения – тракторов и грузовиков. В январе-апреле Белоруссия поставила за рубеж 2230 грузовых автомобилей (на 49,1% меньше, чем за тот же период прошлого года) на $295,3 млн (снижение в денежном выражении на 44,6%). Также было экспортировано 23,9 тыс. тракторов и седельных тягачей (на 21,5% меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), в денежном выражении экспорт сократился на 22,4%. Поставки на экспорт прочей сельхозтехники в физическом выражении сократились на 12,4%, в денежном – на 16,2% до $133,2 млн.

Учитывая, что Белоруссия не может наполнять бюджет за счет экспорта полезных ископаемых (кроме хлористого калия, который дает лишь 5-7% поступлений в бюджет), обвал экспорта продукции машиностроения может оказаться фатальным для белорусских государственных финансов.

Заполняют склады неликвидом не только машиностроители. Наибольшее соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства сложилось по отраслям: «Производство кожи, изделий из кожи и обуви» (275,2%), «Текстильное и швейное производство» (205%), «Производство машин и оборудования» (221,3%). Это означает, что производители могут не работать по несколько месяцев, просто распродавая складские запасы.

Белорусские предприятия продолжают выпускать невостребованную продукцию, затоваривая склады. Приостановить производство государственные предприятия не могут без специального разрешения Совета министров. Как результат, нераспроданные запасы «вымывают» оборотные средства предприятий.

Интересно, что в равной мере падает белорусский экспорт как в Россию, так и в ЕС. Так, за I квартал 2013 года товарооборот Белоруссии со странами Евросоюза упал на 26% (рост за тот же период прошлого года – на 60,2%). Белорусский экспорт уменьшился на 42,2%, а импорт из ЕС, наоборот, вырос на 26,1%.

Белорусские чиновники экономического блока объясняют снижение экспорта падением спроса на российском рынке.

Так, зампредседателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц видит причины снижения экспорта белорусской сельхозтехники в том, что Россия начала активно поддерживать собственных производителей. Что касается грузовых автомобилей, то проблемы с их сбытом связаны с введением в России нового экологического стандарта Евро-4.

«Еще одна причина снижения белорусского экспорта, более общая, – вступление России в ВТО, что привело к ужесточению конкуренции на российском рынке», – считает Гриц.

Впрочем, Лукашенко уверен, что вступление России в ВТО не оправдывает снижение белорусского экспорта. Обращаясь к председателю Совмина Белоруссии Михаилу Мясниковичу, Лукашенко сказал: «Так кто, Михаил Владимирович, наш партнер основной по экспорту наших продуктов?». Мясникович ответил: «Основной наш партнер – Российская Федерация». «А Евросоюз?», – поинтересовался Лукашенко. «Евросоюз – да, мы увеличиваем постепенно эти объёмы. Пропорция сейчас близка к 50/50: страны СНГ, Евросоюз и дальнее зарубежье».

«Так вот Евросоюз сегодня занимает тот же удельный вес по экспорту, что и Россия, – констатировал Лукашенко. – Но что, Евросоюз вчера вступил в ВТО? Но мы туда продавали продукции, конкурируя, – столько же, сколько продавали в Россию. Вот и все ваши факторы и ссылки на ВТО российское. Гоним объемы, увеличивая тем самым склады. Это факт? Это факт».

По свидетельству работников МАЗа, Минского тракторного завода (МТЗ), «Гомсельмаша», территории заводов плотно заставлены тысячами единиц нераспроданной техники. Эти свидетельства подтверждаются и фоторепортажами независимых СМИ.
Представители белорусских предприятий категорически отказываются обсуждать с журналистами все, что связано с затовариванием складов. Стандартный ответ, который получал журналист «Газеты.Ru» в дирекциях, – «Обращайтесь в профильное министерство, вам там все расскажут» или «У нас все хорошо, но комментировать ничего не будем».

В неофициальных беседах сотрудники МТЗ признают: «Так плохо не было даже в 2009-м, когда тоже мало кто покупал белорусские тракторы. И тогда склад был полон, но потом как-то все рассосалось. В 2010-м пошли дешевые кредиты, так как тракторы отдавали по себестоимости. А в 2011-м была девальвация, зарплаты резко упали, но подешевели и трактора, и их быстро раскупили. А с середины 2012-го мы опять их накапливаем».

В свою очередь, источники у производителя сельхозтехники «Лидагропроммаш» рассказали: «Есть две причины затоваривания складов. Первая – наша техника слишком дорога даже для российских покупателей. Они предпочитают брать в лизинг европейские и американские комбайны – те себя быстрее окупают и редко ломаются, не простаивают. Вторая причина – изменение учетной политики. С начала этого года налоги нам начисляют не по реализации продукции, а по ее отгрузке. Понятно, что предприятию без гарантированной оплаты невыгодно отгружать продукцию со складов. А оплату могут задержать и на год».

Затоваривание складов — типичный признак кризиса перепроизводства продукции. Для выхода из ситуации по классике рыночной экономики надо снизить объемы производства, цены и/или девальвировать национальную валюту.

Несмотря на административные усилия белорусского совмина по сдерживанию спада, промпроизводство в стране с начала 2013 года начало сокращаться (-1,7% за 4 месяца к аналогичному периоду прошлого года).

А задолженность предприятий начала резко расти (34% на 1 апреля к прошлогоднему 1 апреля при росте цен на промпродукцию на 18%).

Сальдо внешней торговли Белоруссии ушло в отрицательную зону (-$1,01 млрд. за 4 месяца 2013 года). Год назад оно было положительным (+$1,3 млрд). Большую роль в этом падении сыграл отказ от схемы растворителей при реэкспорте российской нефти. Но недавно российский центробанк выступил с заявлением, которое позволяет считать, что до трети белорусского экспорта товаров вообще носит фиктивный характер и обслуживает отток российского капитала за границу. В связи с чем валютное положение страны может оказаться значительно хуже, чем следует из официальных показателей.

Белорусские экономисты указывают, что падение товарооборота с Евросоюзом и Россией может заставить правительство девальвировать национальную валюту. Что пугает белорусское руководство призраком недавнего кризиса 2011 года, когда белорусский рубль обесценился в три раза.

Белорусский экономист, замглавы Объединенной гражданской партии Лев Марголин напоминает, что сокращение экспорта приводит к дефициту платежного баланса. Для покрытия этого дефицита нужна валюта, которую можно получить или в кредит, или посредством приватизации крупных активов (на что белорусские власти не пойдут). Остается девальвация. «Разгрузить склады автомобильного или тракторного заводов без серьезного снижения цены не получится, а снизить ее можно только в случае резкого падения курса белорусского рубля», – резюмирует Лев Марголин.