Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

«Честный бизнесмен и человек слова»

«Газета.Ru» продолжает онлайн-репортаж из лондонского суда, где слушается дело Черного против Дерипаски

Любава Алтухова (Лондон) 11.07.2012, 15:15
Стартовал третий день слушаний иска Михаила Черного против Олега Дерипаски ИТАР-ТАСС
Стартовал третий день слушаний иска Михаила Черного против Олега Дерипаски

«Газета.Ru» завершила онлайн-репортаж из лондонского суда, где прошел третий день слушаний дела по иску Михаила Черного к Олегу Дерипаске. Юрист Черного Марк Ховард рассказывал об отношениях истца и ответчика, доказывая, что они были партнерами по бизнесу. В четверг выступит адвокат Дерипаски Томас Бизли. Он уже вкратце проанонсировал свою речь: никакого бизнес-партнерства между его клиентом и Черным не было.

Слушания по иску израильского предпринимателя Михаила Черного к совладельцу алюминиевого холдинга «Русал» Олегу Дерипаске в Высоком суде Лондона стартовали в понедельник.

Истец неоднократно заявлял о своих правах на 20% акций «Русского алюминия» (после объединения этой компании с «Суалом» и активами Glencore был образован «Русал»), ссылаясь на свое участие в алюминиевом бизнесе Дерипаски, и требует компенсации в сумме от $3 млрд (привязана к пакету акций «Русала», в который, в частности, вошел «Русский алюминий»).

Дерипаска настаивает, что Черной никогда не был его партнером по бизнесу, а вымогал у него деньги.

В течение пяти дней юристы истца и ответчика представят свои позиции, после чего суд уйдет на каникулы до осени. Допрос свидетелей, в том числе на условиях анонимности, планируется на конец сентября — начало октября.

Адвокат Черного Марк Ховард в среду продолжает представление позиции истца. О взаимоисключающих утверждениях Черного и Дерипаски, а также результатах первого и второго дней слушаний читайте в дополнительных материалах «Газеты.Ru».

В среду утром наряду с именами главных участников настоящего процесса прозвучали имена Бориса Березовского и Романа Абрамовича. Адвокат Черного продолжает свое выступление напоминанием о том, что Дерипаска давал свидетельские показания со стороны ответчика по делу Березовского — Абрамовича и подвергался перекрестному допросу. В продолжение вчерашней темы о «непостоянной природе» свидетельств Дерипаски Ховард указывает, что и при даче показаний по «делу Абрамовича» Дерипаска старался не делать каких-либо конкретных утверждений и часто уходил от вопросов.

Далее Ховард переходит к рассмотрению документов компании GSA, согласно которым одним из акционеров компании является некая «Сторона 2» — предположительно, Черной.

«Документы по слиянию «Сибала» с «Сибнефтью» свидетельствуют о том, что Дерипаска был не единственным акционером «Сибала», говорит Ховард. — Кроме того, не стоит забывать о записи разговора о легализации алюминиевого бизнеса со встречи Березовского, Абрамовича и Патаркацишвили в Ле-Бурже, где упоминаются Миша (по версии истца, Михаил Черной. — «Газета.Ru») и Антон (по версии истца, Антон Малевский. — «Газета.Ru»)».

«Черной утверждает, что Дерипаска решил не включать «по политическим причинам» имя Черного в документы по «Русалу», так же как и имена Попова и Малевского. Таким образом, только Дерипаска упомянут в официальной документации», — продолжает адвокат.

Ключевым событием дела является встреча Черного с Дерипаской 10 марта 2001 года в отеле Lanesborough в Лондоне, последовавшая за решением слить «Сибал» и алюминиевые активы акционеров «Сибнефти». Предполагается, что на этой встрече были составлены и подписаны два документа — «Соглашение 1» и «Дополнение 1», фиксирующие условия договоренности о продаже интересов Черного в «Сибале» Дерипаске.

Согласно этим документам, Дерипаска должен был заплатить $250 млн Черному — по версии Черного, за его интерес в «Сибале»; по версии Дерипаски, за «крышу».

Кроме того, в соответствии с «Дополнением 1», по версии истца, Дерипаска должен был заплатить Черному сумму в размере рыночной стоимости 20% акций «Русала». Однако Дерипаска отрицает, что этот документ был создан для Черного и также то, что Черной вообще когда-либо видел этот документ. Дерипаска утверждает, что этот документ предназначался для Малевского и не имел ничего общего с акциями «Русала», а был создан для того, что замаскировать платеж для прекращения «крыши».

В ходе слушаний суду предстоит разобраться, где, каким образом и когда были созданы эти документы, так как версии сторон значительно расходятся. Черной утверждает, что Дерипаска начал создание документа уже в Лондоне и спустя несколько часов пригласил Черного на обед и передал ему готовый экземпляр для подписания. Дерипаска, напротив, утверждает, что документы были составлены в Москве, никакого обеда с Черным в Лондоне не было, а документ (один, а не оба) был подписан в комнате отеля в Лондоне. Как ни странно, но копию документа Дерипаска найти не смог.

Перерыв до 14.00.

Ховард уверен, что Черной имел значительный интерес в «Сибале», который согласился продать Дерипаске. В подтверждение этому Ховард приводит статью в «Ведомостях» под названием «Дерипаска приобретает алюминиевый бизнес Михаила Черного». Использование сообщений СМИ в качестве доказательств и улик по делу практикуется английскими юристами довольно широко — то же самое наблюдалось на процессе Березовского — Абрамовича. Издание цитирует Черного: «Мы заключили соглашение, действительное до 2003 года, и Дерипаска может выкупить мои акции в любое время. Мы подписали контракт, по которому ему все отдам, а он должен будет мне заплатить. Если сделка не будет проплачена в соответствии с контрактом, то акции вернутся ко мне».

Удивительно, говорит Ховард, что Дерипаска не попытался возразить такому громкому заявлению в прессе, если оно не было правдой.

Ховард переходит к рассмотрению документа, а именно записок Джорджа Филиппидиса со встречи со Сталбеком Мишаковым, советником гендиректора UC Rusal, в 2002 году. Согласно этим запискам, Мишаков подтвердил, что «еще до прошлого года Черной был партнером Дерипаски по «Сибалу». Дерипаска начал в качестве помощника Черного и в конечном счете превзошел его...»

Также в записках Филиппидиса значатся следующие слова Мишакова: «Все, кто когда-либо имел дело с Черным, подтвердят, что он честный бизнесмен и человек слова. Но он совершил ошибку: он покинул Россию и отдался на милость тем, кто хотел захватить его бизнес. Он даже ни разу не постарался защититься или отомстить тем, кто пытался ему навредить».

Этот документ, по мнению Ховарда, представляет серьезную опасность для позиции Дерипаски. Однако сам Мишаков утверждает, что записки «полностью вымышлены», являются «полной фальсификацией» и были созданы Филиппидисом намеренно, чтобы исказить реальность.

Дерипаска утверждает, что не знал об обмене электронными письмами между Филиппидисом и Мишаковым. В 2002 году Мишаков отправил Филиппидису проекты двух документов — от 1999 и 2000 годов, согласно которым Черной выдавал Дерипаске опцион для приобретения почти 10,5 млрд акций «Сибала» за $150,5 млн, а также, предположительно, подтверждался сам факт продажи акций в соответствии с опционом.

В ответном мейле Мишакову Филиппидис сообщил, что эти документы не отражают полностью соглашение, достигнутое между Черным и Дерипаской 10 марта 2001 года. Мишаков, в свою очередь, ответил, что не знал о каком-либо договоре между Черным и Дерипаской, кроме «Соглашения 1», по которому Дерипаска должен выплатить $250 млн и не более. Защите Черного представляется странным, как Мишаков, адвокат и один из самых близких помощников Дерипаски, мог не знать о «Приложении 1» и мог не поинтересоваться об этом у Дерипаски.

Судья больше не хочет слушать выступление стороны истца и, по всей видимости, не впечатлен защитой Черного. Многие документы, упомянутые в выступлениях Ховарда в качестве доказательств по делу, существуют только на словах и физически не представлены суду.
Судья обращается к адвокатам ответчика, чье выступление должно начаться в четверг, с просьбой о том, чтобы все документы по делу были предоставлены до начала перекрестного допроса. Затем судья предложил стороне Дерипаски все же начать выступление, чтобы не терять время.

Адвокат Дерипаски Томас Бизли проанонсировал свое выступление в четверг. Он сообщил, что никакого бизнес-партнерства между его клиентом и Черным не было, так как партнерство предполагает финансирование и инвестиции, а Черной в действительности никаких вкладов не делал, несмотря на утверждения стороны истца о предположительных платежах в 1993 и 1994 годах. Также Черной не присутствовал на важных собраниях, на которых, по идее, должен был присутствовать, если бы владел 20% «Сибала».

Именно об этом Бизли детально намерен рассказать в четверг.