Следствие зашло в лес

Бородина и Акулинина подозревают в преступном приобретении акций «Инвестлеспрома».

Екатерина Геращенко 17.01.2012, 19:33
Бывших топ-менеджеров Банка Москвы подозревают в очередных махинациях с акциями ИТАР-ТАСС
Бывших топ-менеджеров Банка Москвы подозревают в очередных махинациях с акциями

Бывших топ-менеджеров Банка Москвы Андрея Бородина и Дмитрия Акулинина подозревают в преступном приобретении акций «Инвестлеспрома». По данным Следственного департамента МВД, за активы на $1 млрд банкиры заплатили 10 тыс. рублей. Адвокаты Бородина называют новые обвинения попыткой дискредитировать экс-банкира.

Следственный департамент МВД утверждает, что экс-совладелец и президент Банка Москвы Андрей Бородин и его заместитель Дмитрий Акулинин провели серию незаконных сделок по купле-продаже акций холдинга «Инвестлеспром», принадлежавшего Банку Москвы. По данным правоохранительных органов, в 2006 году акции «Инвестлеспрома» были проданы ЗАО «Лесонавигатор», подконтрольной подозреваемым банкирам, за 10 тыс. рублей из расчета 10 рублей за акцию.

Затем акции были проданы еще раз, после чего Банк Москвы под руководством Бородина и Акулинина выкупил часть проданного пакета — 19,99% за $199 млн. По данным следствия, акции ЗАО «Инвестлеспром», которые находятся в распоряжении кипрских офшоров (80,1%), фактически принадлежат Бородину и Акулинину и приобретены «в результате преступления».

На этом основании Тверской районный суд Москвы удовлетворил ходатайство об аресте 80,1% акций «Инвестлеспрома» с запретом права пользования.

В Следственном департаменте МВД «Газете.Ru» пояснили, что речь не идет о новых обвинениях. «Бородин и Акулини подозреваются в указанном преступлении. Обвинения не предъявлены», — пояснил представитель СД.

Новые эпизоды обнаружены в рамках расследования уголовного дела о хищении из Банка Москвы более 12,5 млрд рублей, по которому обоих банкиров дважды объявляли в международный розыск. Речь идет о кредите, который Банк Москвы выдал ЗАО «Премьер-Эстейт» на покупку 58 га земли (участок стал залогом по кредиту) на западе Москвы. По данным следствия, кредит был выдан за счет средств, перечисленных правительством Москвы в счет выкупа допэмиссии Банка Москвы, а деньги получила Елена Батурина, бывшая собственница компании «Интеко», чья дочерняя компания продавала землю.

Подробности стали известны вскоре после смены собственника Банка Москвы — им стал государственный ВТБ. В конце 2011 года банк обратился в суд, так как «Премьер-Эстейт» перестал обслуживать кредит в 12,5 млрд рублей. В понедельник «Премьер-Эстейт» объявил о намерении заключить мировое соглашение с Банком Москвы.

В рамках этого дела экс-банкирам были предъявления обвинения в неправомерной выдаче кредитов, мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями (последнее обвинение было снято в октябре 2011 года). Следствие также неоднократно заявляло о новых подозрениях в отношении Бородина и Акулинина в рамках существующего дела. В августе прошлого года, правоохранительные органы объявили, что Бородин подозревается в незаконной продаже акций Эстонского кредитного банка, а его заместитель Акулинин — в незаконной выдаче трех кредитов на $63 млн двум кипрским компаниям.

В конце прошлого года в онлайн интервью «Газете.Ru» Бородин рассказал, что правоохранительные органы собирают материалы для возбуждения нового уголовного дела в отношении топ-менеджеров Банка Москвы и связанных с ним компаний.

«Команду на объявление нас в очередной раз в международный розыск (в конце ноября 2011 года) дал ближайший помощник президента (начальник контрольного управления президента) господин Чуйченко. С его же подачи следователи из Следственного комитета России при Генпрокуратуре с помощью оперативников ГУВД Москвы активно прессуют и выбивают показания из моих бывших коллег и подчиненных с целью возбудить новое дело, связанное с компанией «Инвестлеспром», — сказал Бородин.

«Власти руками оборотней из Следственного департамента выбивают из этих людей показания против меня, чтобы хоть как-то прикрыть свои собственные незаконные действия», — сказал тогда Бородин.

Адвокат Бородина Владимир Краснов назвал новые обвинения со стороны Следственного департамента попыткой дискредитировать экс-банкира. «Пока идет уголовное дело, такие подозрения стали практикой. В соответствии с 46-й статьей Уголовного кодекса (перечисляет признаки подозреваемого) Бородин не может быть назван подозреваемым», — подчеркнул Краснов.

Информация о новом обвинении появилась ровно на следующий день после того, как обвинение в мошенничестве при выдаче кредита компании «Премьер-Эстейт» было фактически дезавуировано, утверждает защита предпринимателя. «Накануне начались арбитражные слушания об урегулировании задолженности по кредиту между Банком Москвы и «Премьер-Эстейт». Участвуя в рассмотрении дела в арбитражном суде и согласившись обсуждать мировое соглашение, Банк Москвы признал, что выдача кредита являлась правомерной гражданско-правовой сделкой, а не мошенничеством», — говорится в заявлении юристов Бородина.

Новые эпизоды в рамках одного уголовного дела — дополнительная нагрузка на обвиняемого, говорят юристы. «Это дает больше зацепок для доказательства вины», — говорит руководитель корпоративной практики одной из московских юридических компаний.

По словам адвоката компании «Юков, Хренов и партнеры» Сергея Смирнова, если действия подозреваемого включают преступление, суд рассматривает их отдельно и по каждому выносит решение. «Наказание может быть присуждено по разным схемам: когда наибольшее поглощает меньшее, сложением или частичным сложением. В последнем случае общий срок наказания превышает срок, данный за отдельное нарушения», — говорит Смирнов.

По данным журнала «Лесная индустрия», «Инвестлеспром» входит в тройку крупнейших компаний лесопромышленного комплекса России. По итогам 2010 года «Инвестлеспром» занимала 2-е место, размер выручки достигал 23,946 млрд рублей. На первом месте была группа «Илим» (53,508 млрд рублей), на третьем — «Монди СЛПК» (23,63 млрд рублей). В состав холдинга входит более 60 предприятий лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности, а также предприятий по производству бумажной упаковки.

«С текущей структурой собственности (значительная часть акций под контролем офшоров) компания довольно успешно работает более 5 лет. Смена собственников ведущей акционерной компании может привести к продаже долей, которые принадлежат остальным акционерам. Но не раньше, чем закончится следствие», — не исключает источник в деревообрабатывающей отрасли.