МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ
1
США
46
37
38
121
2
Великобритания
27
23
17
67
3
Китай
26
18
26
70
4
Россия
19
18
19
56

Агенты взяток не берут

Вадим Нестеров 27.06.2005, 18:10
Фото: Константин Куцылло

Судебный иск, который намерен предъявить агент Михаил Швыдкой министру Александру Соколову, — логичное развитие истории давней неприязни.

Михаил Ефимович Швыдкой, бывший министр культуры, а ныне глава федеральной структуры с неблагозвучным названием ФАКК (Федеральное агентство по культуре и кинематографии), сегодня всех удивил. Он заявил «Интерфаксу», что намерен подать в суд на свое непосредственное начальство — министра культуры и массовых коммуникаций Александра Соколова. Кроме того что сутяжничать будут граждане РФ Швыдкой и Соколов, иск к министру будет подан и от юридического лица — самого агентства.

Случай беспрецедентный: впервые чиновники такого ранга будут выяснять отношения не интригами или, не дай бог, беспорядочной пальбой, а цивилизовано — в суде.

Поводом к праведному гневу послужило интервью министра в программе «Постскриптум» канала ТВЦ, в котором Соколов заявил, что в бывшем Министерстве культуры и нынешнем агентстве по культуре и кинематографии процветает «взяточничество на всех этажах», что агентство коррумпировано и погрязло, по словам Соколова, в «откатах».

Какой-либо реакции со стороны Александра Сергеевича пока не последовало — министр сейчас находится с рабочим визитом в Республике Бурятия, где принимает участие в семинаре ЮНЕСКО «Наука, культура и образование в целях регионального устойчивого развития (на примере Байкальской природной территории)», и связаться с ним не могут даже его подчиненные. Видимо, мобильная связь в Бурятии не на высоте.

Противная сторона тоже не сказала ничего принципиально нового. Как сообщила «Газете.Ru» советник руководителя ФАКК Наталья Уварова, заявление Соколова стало для Михаила Ефимовича Швыдкого полной неожиданностью, потому как до этого министр не выдвигал никаких претензий к агентству по формальным аппаратным каналам. Глава агентства увидел передачу сегодня по телевизору и сразу же решил подавать в суд. Это было его личное решение, и иск будет подготовлен юристами в течение 7–10 дней. Что предметно будет составлять суть иска и какие исковые претензии будут выставлены, Наталья Уварова сказать пока затруднилась — все решится в ближайшие дни.

Затруднения федерального агентства понятны — слишком уж странным кажется повод для обращения в суд.

Вон Владимир Владимирович Путин в ноябре прошлого года тоже заявлял: «Правоохранительные органы, к сожалению, у нас еще страдают от коррупции», — однако никакого иска ни от Министерства внутренних дел, ни лично от министра Рашида Нургалиева почему-то не последовало.

Но если радикальность намерений Михаила Швыдкого вызывает удивление, то сам факт публичного столкновения «бывшего» и «нынешнего», увы, скорее, ожидаем. Все к тому и шло. Слухи о неприязненных отношениях Швыдкова и Соколова (тогда еще директора Московской Государственной консерватории) ходили давно. В одном из первых интервью после того, как Швыдкой из министра стал «федеральным агентом», Михаила Ефимовича напрямик спросили: «Говорят, у вас с новым министром Соколовым не самые добрые личные отношения?» «У меня с ним нет никаких отношений, то есть они у нас ровные, профессиональные и деловые, — ответил Швыдкой. — Я не могу сказать, что между нами были серьезные конфликты. Есть проблема Большого зала консерватории. Это, пожалуй, единственное, вокруг чего у нас с Соколовым возникали споры. Но с понедельника, мне кажется, нужно забыть, кто самый великий ректор консерватории и кто самый великий министр культуры, и начинать работать».

Увы, «с чистого листа» не получилось. Сначала были вроде как дружеские подколки и подначки.

На устроенные для СМИ смотрины нового министерства Швыдкой опоздал и в извинение пробормотал про пробки, из-за которых «все троллейбусы встали». «А вы на троллейбусе ехали?» — невинно поинтересовался Соколов.

Ответил Михаил Ефимович в одной из своих передач «Культурная революция» — на реплику «Сейчас в консерватории учиться не у кого!» зашептал в притворном ужасе: «Не надо при мне ругать консерваторию, а то я и эту работу потеряю!»

Но вскоре шутки кончились. В феврале этого года, после того как Швыдкой в очередной раз заявил о необходимости передать знаменитую «балдинскую коллекцию» Германии, министр культуры публично одернул подчиненного, заявив в интервью журналу «Итоги»: «Позиция России очевидна: речь о передаче «балдинской коллекции» немецкой стороне сегодня не идет», — назвав при этом заявление Швыдкова «скороспелым вердиктом».

После этого вялотекущий подковерный конфликт сразу же вырвался наружу. Со своим заявлением Соколов выступил 21 февраля, а уже 22-го господин Швыдкой на открытой коллегии Федерального агентства по культуре и кинематографии понес сор из избы: «Подхлестывать интерес журналистов я не хочу, но отношения с Министерством культуры и массовых коммуникаций РФ у нас объективно очень сложные, — признался Михаил Ефимович. — Приведу всего один пример. Рабочих контактов с министром я лично не имел несколько месяцев. Мы общаемся через газеты».

Началось открытое противостояние между «бывшим» и «новым», закономерным итогом которого и стало сегодняшнее заявление. И глубинные причины его Михаил Ефимович довольно откровенно разъяснил в своем сегодняшнем заявлении. Личные выпады в адрес Соколова вроде «Для того чтобы прикрыть свою беспомощность как руководителя, были сделаны эти обвинения в программе «Постскриптум» канала ТВЦ», бесспорно, более хлестки, но главная подоплека эпатажного решения Швыдкова была озвучена им во фразе:

«Подобного рода заявления министра культура являются не чем иным, как попыткой добиться распоряжения бюджетными деньгами».

Действительно, новая структура Министерства культуры довольно занятна: министр вроде как должен определять общую стратегию, но реально деньгами распоряжаются агентства. Соколов оказался в ситуации «царствует, но не правит», и изменить это положение ему так и не удалось.

На самой первой конференции нового Министерства культуры только что назначенный министр Александр Соколов сравнил Министерство культуры с роялем, который нужно по-разному настраивать в зависимости от программы. Сидевший рядом Швыдкой среагировал мгновенно: «Рояль у Александра Сергеевича, а ключ для настойки у нас».

Судя по всему, бегать за ключом Соколову надоело.

Развитие этой истории должно последовать уже завтра: объявлено о пресс-конференции, которую Михаил Швыдкой даст в Санкт-Петербурге по поводу своего иска. «Газета.Ru» будет следить за ходом этого странного дела.