«Сама мысль о Сербии в НАТО преступна»

Лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель о том, кто поддерживает сепаратизм в Сербии

Владимир Ващенко 06.03.2016, 13:47
Лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель Оксана Тоскич/ТАСС
Лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель

Лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель, отсидевший 11 лет в гаагской тюрьме по обвинению в военных преступлениях, рассказал о «предательстве» проевропейских политиков Сербии, своем видении американского участия в конфликте на Украине и грядущих досрочных выборах в сербский парламент.

«Рецепт конфликта абсолютно идентичен»

— Что скажете о сегодняшних русско-сербских отношениях и какими, на ваш взгляд, они должны быть?

— Начнем с того, что сербский народ всегда искренне любил Россию и ее народ. Должен сказать, что разные сербские кабинеты министров с 2000 года были неискренны в сотрудничестве с Российской Федерацией. Они в основном только заявляли о дружеских отношениях и партнерстве с Москвой, а на самом деле приоритетом для них был ЕС. Могу к этому добавить только следующее: мы в Сербской радикальной партии (СРС) полагаем, что так называемый европейский путь Сербии необходимо немедленно свернуть и сконцентрироваться на искреннем и всеобъемлющем сотрудничестве с Россией. Мы выступаем за вхождение Белграда в Таможенный союз и Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

— 3 марта президент Сербии Томислав Николич распустил скупщину (парламент) и назначил досрочные выборы на 24 апреля. Каков в целом ваш прогноз на грядущие выборы в парламент?

— На мой взгляд,

выборы станут референдумом по вопросу того, хотят ли сербы сотрудничать с Россией или же они ориентируются на Европейский союз.

Сербы по своей сути в основном русофилы, и, надеюсь, они отдадут много голосов за нас, так как мы всегда последовательно выступали за союзнические отношения с РФ. Мы уже готовы к выборам. СРС полностью консолидирована и представляет собой серьезный фактор на политической сцене в Сербии. Я ожидаю серьезного результата. Опросы показывают, что мы сможем получить более 20% голосов избирателей.

— Каково ваше мнение о войне на Украине?

— Это срежиссированный конфликт, в котором Америка использует экстремистов и сепаратистов.

Эту технологию она отработала в разных странах мира.

— Имеет ли этот конфликт сходство с войной в Югославии?

— Конечно. Рецепт, по которому он начинался, абсолютно идентичен. Сепаратистам и экстремистам оказывается финансовая, военная помощь, а также информационная поддержка через СМИ. Потом экстремисты «заводят» простых людей и пожалуйста: кровопролитная война неизбежна.

— Запад предложил создать международный трибунал по Boeing, сбитому над Донбассом. Что вы об этом думаете?

— Я ни в чем не верю Западу. И уж точно не верю в его «добрые намерения».

— Как полагаете, если трибунал создадут, он будет нести политическую подоплеку?

— Почти все решения западных стран так или иначе имеют политическую подоплеку, а их конечная цель состоит в установлении контроля над миром. К счастью, благодаря России они не могут уже так легко достигать своих целей, как раньше.

— Как вы думаете, можно ли было сохранить единую Югославию в границах 1989 года?

— Нет. В границах, появившихся после Второй мировой войны, это государство было не сохранить, но его можно было разделить мирно, без кровопролитной войны.

— В Сербии существует угроза сепаратизма?

— Очевиднее всего это заметно в Косово и Метохии.

«Благодаря» безответственной и предательской позиции проевропейских политиков нашей страны наша южная окраина практически оказалась под контролем Албании.

Есть определенные проявления сепаратизма в Рашской области и Воеводине (юго-запад и север Сербии соответственно. — «Газета.Ru»), хотя они там и не очень сильно выражены. Сепаратизм расправил крылья, во-первых, благодаря поддержке его странами Запада, а во-вторых, благодаря нашим политикам.

— Как вы думаете, есть ли сегодня раскол в сербском обществе?

— Я бы сказал так: бóльшая часть людей в нашем обществе не согласна со всеми политическими режимами, существующими в Сербии с 2000 года. В целом народ живет тяжело. Страна погрузилась в глубокий социально-экономический кризис. При этом последние 15 лет руководители государства манипулировали голодным народом. Многие люди поверили ложным обещаниям и голосовали все это время за партии, которые утверждали, что обеспечат инвестиции в Сербию из Евросоюза. Такого больше не должно произойти. Людей уже столько раз обманули, что в очередной раз они на это не должны купиться.

«Беспрецедентный случай в истории правосудия»

— 31 марта Гаагский трибунал огласит ваш приговор по вашему основному делу. Планируете ли вы присутствовать на заседании?

— Добровольно я туда не поеду. Что мне там делать? Они продержали меня в тюрьме почти 12 лет и за это время так и не смогли принять решение по моему основному делу.

Это беспрецедентный случай в истории международного правосудия. Так что их приговор меня совершенно не интересует, я считаю, что я этот суд уже победил.

— Сербское правительство может вас выдать Международному трибуналу по бывшей Югославии (МТБЮ)?

— Понятия не имею, что будет творить правительство Сербии по моему вопросу. Меня это вообще не интересует. Если захотят меня туда отправить, то им придется меня доставить в аэропорт насильно. Но сейчас Сербия готовится к парламентским выборам, моя партия там будет участвовать. Так что все свои силы и энергию я буду использовать для победы в голосовании.

— Нынешний президент Сербии Томислав Николич стал известным политиком благодаря тому, что состоял в вашей партии. Потом он вышел из СРС. Обиделись ли вы на него за это?

— Николич был моим близким соратником. Когда-то он был скромным человеком, однако потом он «заболел» жадностью и предал дело партии. Более того, он вывел из СРС 20 депутатов скупщины (заксобрания) Сербии. Вот этого я простить ему не могу. И мне жаль, что я когда-то поверил в него.

Я уверен, что, если бы я в это время был в стране, а не в гаагской тюрьме, Николич не пошел бы путем предательства.

Кстати говоря, после предательства партии и отказа от националистической идеологии Томислав Николич продолжил свое моральное падение. Он получил научную степень, так и не сдав ни одного экзамена, что вообще-то противоречит сербской конституции. Более того, после этого президент и его жена оказались замешаны в определенные коррупционные схемы, что принесло им значительные богатства.

— СРС всегда была весьма популярна в сербском обществе. Почему ее члены практически никогда не имели постов в правительстве страны?

— С 2000 года в Сербии установился прозападный режим. Это режим, которому западные страны помогли прийти к власти и который исполняет волю Запада. Мы не могли быть в одном правительстве с такими людьми. Мы никогда не будем рядом с теми, кто за вхождение страны в Европейский союз.

«Абсолютно антисербская по своей сути структура»

— Вы добровольно прибыли в МТБЮ, чтобы доказать свою невиновность. Результатом стало ваше долгое заключение, бóльшую часть которого вы провели без предъявления обвинения. Не жалеете о том, что добровольно себя передали в руки трибуналу?

— Начнем с того, что я не передавал себя добровольно в руки МТБЮ, как вы сказали. Я прибыл туда, чтобы дать показания, а в аэропорту Амстердама меня задержали и отвезли в тюрьму. Но в принципе да, я довольно долго хотел приехать в здание трибунала, чтобы перед мировым сообществом защитить с помощью своих показаний и Сербию, и ее народ от нападок со стороны США и некоторых европейских государств. Я уверен, что мне это удалось. Я выиграл в противоборстве с этим судом и ничуть не жалею о принятом решении туда поехать. В этом была моя историческая роль, так я считаю.

— Как вы оцениваете работу МТБЮ? Насколько она объективна?

— На мой взгляд, это абсолютно антисербская по своей сути структура, которая стоит весьма далеко от общих принципов права и объективности процесса. Я выполнил поставленную цель: раскритиковал работу МТБЮ и вскрыл его сущность. Теперь в Сербии это, наверное, самая ненавидимая людьми организация, которая также серьезно дискредитировала себя на международном уровне.

— Некоторое время вы поддерживали последнего президента Югославии Слободана Милошевича. Не считаете ли, что это была ошибка?

— С Милошевичем у нас были сложные отношения. Я поддерживал его политику, когда считал, что она проводится в интересах сербского народа, и жестко критиковал его, когда он подпал под влияние западных сил. Неоднократно с подачи Милошевича я оказывался в югославской тюрьме. Между тем

в гаагском следственном изоляторе мы стали друзьями с Милошевичем, причем я уверен, что наша дружба была искренней.

Он держался там как герой и защищал интересы сербского народа. Я, безусловно, ценю это. На фоне его поведения там все отрицательные моменты, связанные с ним, отходят на второй план.

«Сербы никогда не забудут бомбежки НАТО»

— Некоторые утверждают о связях между вами и земунской преступной группировкой, которая орудовала в белградском пригороде Земун в то время, когда вы были главой этого района…

— Да, действительно земунский клан был, но некоторые люди оттуда служили режиму бывшего премьера Зорана Джинджича. Я же с этой группировкой никогда не сотрудничал. А вот кто с ними вступал в контакты — так это высшее руководство коалиции «Демократическая оппозиция Сербии». Кстати, некоторые из этих людей и сейчас пытаются играть некоторую роль в политике, например бывший депутат скупщины Чедомир Йованович или бывший мэр Белграда Небойша Чович.

— Недавно Сербия заключила соглашение о транзите военных грузов через свою территорию. Как вы думаете, может ли когда-либо сербское государство войти в Североатлантический альянс?

— Об этом не хочет даже слышать бóльшая часть нашего народа. Сербы никогда не забудут преступные бомбежки авиацией НАТО, уничтожение нашей страны и убийства сербских детей.

На мой взгляд, сама мысль о нашем вхождении в НАТО преступна.

— А в Европейский союз Сербия может когда-либо войти?

— Надеюсь, что нет. Евросоюз — это гробница для малых народов. И сегодня вхождения нашей страны туда не хочет половина нашего народа.