Кого слушает президент

Администрацию президента заминировал больной зэк

Автором сообщений о заложенных бомбах в Москве оказался заключенный

Герман Петелин 19.02.2016, 14:33
ТАСС

Автором звонков о заложенных бомбах в супермаркетах «Ашан», в здании администрации президента РФ, офисе Сбербанка и кафе на Красной площади, из-за которых было в общей сложности эвакуировано более 20 тыс. человек, оказался психически нездоровый зэк, отбывающий наказание в одной из архангельских колоний. Во ФСИН эту информацию не комментируют. Эксперты говорят о том, что «зачистка» тюрем и зон от нелегальных мобильников закончилась полным провалом.

Вчера вечером по Москве прокатилась волна анонимных звонков о заложенных бомбах. Около 21,5 тыс. человек были эвакуированы из 12 магазинов «Ашан», кроме того, поступили сообщения о взрывчатке в здании администрации президента, центральном офисе Сбербанка и кафе в ГУМе. Все сообщения о заложенных взрывных устройствах оказались ложными, а правоохранители отчитались, что личность «телефонного террориста» установлена.

«Аноним, звонивший с угрозами взорвать комплекс зданий администрации президента России, установлен и найден, им оказался гражданин с психиатрическим диагнозом «шизофрения», — заявил официальный представитель ФСО Сергей Девятов. По его словам, после звонка были приняты все стандартные в таких случаях меры, однако эвакуация сотрудников АП не проводилась.

Между тем, как выяснила «Газета.Ru»,

«телефонный террорист», «заминировавший» администрацию президента, оказался заключенным.

«Он действительно психически болен и находится в одном из лечебных учреждений ФСИН в Архангельской области», — сообщил источник «Газеты.Ru» в правоохранительных органах. Этот заключенный родом из Калуги. Ему 33 года. В 2002 году он был задержан за серию разбойных нападений, сопряженных с убийствами, и осужден на 16 лет.

Фоторепортаж: Массовая эвакуация из магазинов Москвы

__is_photorep_included8082263: 1

По данным источников «Газеты.Ru», заключенный-«минер» находится на лечении в ФКУ «Областная больница» УФСИН России по Архангельской области. Однако руководство лечебницы общаться с журналистами отказалось. Официальные представители УФСИН по Архангельской области и сотрудники пресс-бюро ФСИН также отказались разговаривать на эту тему, заявив, что данный инцидент они не комментируют.

Официально мобильные телефоны запрещены в колониях. Однако эксперты говорят, что все учреждения в буквальном смысле напичканы смартфонами и прочими гаджетами.

С помощью мобильной связи заключенные несанкционированно связываются с родственниками, координируют действия своих подельников на воле и совершают телефонные мошенничества.

Например, в Брянской области было направлено в суд дело в отношении 33-летнего заключенного клинцовской исправительной колонии Сардора Адаева. Следователи установили, что мужчина незаконно пользовался в колонии мобильными телефонами и умудрился обмануть как минимум четырех человек. Осужденный наобум набирал номера телефонов, а если ему отвечали, представлялся полицейским, который задержал родственника абонента, и предлагал решить все проблемы после перевода денег ему на телефон.

В ноябре 2015 года от другого заключенного, отбывавшего наказание в Ростовской области за разбой, пострадали несколько руководителей коммерческих и государственных организаций. Зэк по телефону представлялся заместителем прокурора Хабаровского края и сообщал, что в связи с приездом московской комиссии, которая проверяет все городские управляющие компании, руководителю предприятия необходимо подъехать в прокуратуру для разъяснения по вопросам предстоящей проверки. После чего через несколько минут он снова звонил и просил оказать небольшую услугу — пополнить баланс телефонов членов московской комиссии на пару тысяч рублей, а потраченные деньги обещал вернуть при встрече. После перечисления средств мошенник переставал выходить на связь.

Самый громкий случай использования телефона из-за решетки произошел в марте 2012 года. Тогда

заключенный Алексей Шестаков, отбывавший 24-летний срок за убийство и грабеж, по сотовой связи арендовал вертолет и попытался улететь из колонии.

Специальное альпинистское оборудование, с помощью которого он смог закрепиться на веревочной лестнице, Шестаков заказал по интернету. В ходе расследования выяснилось, что для связи с внешним миром Шестаков использовал шесть мобильных телефонов. Примечательно, что трубки ему приносили для продажи другим осужденным сами сотрудники колонии.

«На сегодняшний день на территории одной колонии может одновременно находиться до 300–400 телефонов, — рассказывает «Газете.Ru» бывший советник директора ФСИН Евгений Парушин. — Трафик идет колоссальный. И это очень выгодно операторам сотовой связи, которые нередко стараются установить вышку поближе к колонии».

Источники во ФСИН говорят, что все попытки «зачистить» колонии от мобильников с помощью электронных средств оказались провальными. «Глушение связи было признано неэффективным еще в середине 2000-х годов. Тогда мы пытались гасить сигналы в столичных СИЗО. Но наши блокираторы создавали помехи не только в тюрьме, но и во всей округе, — рассказывает собеседник в ведомстве. — В итоге местные жители нас засыпали жалобами, и проверки из Роскомнадзора шли одна за другой».

По словам собеседника «Газеты.Ru»,

решение отказаться от глушилок было принято после того, как устройство заблокировало в столице частоты, на которых вели переговоры авиадиспетчеры.

Между тем источники в спецслужбах говорят, что на мобильной связи зарабатывают и сами сотрудники колоний и тюрем. «Пронос мобильника в камеру — отдельная статья дохода для низового звена исправительных учреждений, — говорит офицер. — Обычно пронос телефона стоит от 5 тыс. до 10 тыс. руб. Но бывают и исключения. Например, владелец крупнейшего столичного парфюмерного магазина, находясь в СИЗО, заплатил $70 тыс. за три нужных звонка по мобильному телефону. После этого телефон был якобы изъят дежурной сменой». Но в ходе разбирательств выяснилось, что именно эта дежурная смена и заносила телефон. Все сотрудники, причастные к этому инциденту, были потом уволены.