Коррупция на уровне Западной Африки

Россия улучшила свое место в «Индексе восприятия коррупции»

Артур Громов 27.01.2016, 13:11
Shutterstock

Россия улучшила свое положение в «Индексе восприятия коррупции», но все равно находится ближе к концу списка, составленного правозащитной организацией Transparency International. В топе стран, где проблема взяток и откатов практически ушла в прошлое, традиционно оказались Дания, Финляндия, Швеция, Новая Зеландия и Нидерланды, внизу рейтинга — Сомали и Северная Корея. Transparency International отмечает, что большинство стран поднялись в рейтинге, однако взяточничество и кумовство по-прежнему господствуют во всем мире.

Россия осталась в списке наиболее коррумпированных стран мира, заняв 119-е место в «Индексе восприятия коррупции», который ежегодно составляет правозащитная организация Transparency International. Всего в списке представлены 168 государств. Страны выстраиваются по шкале от 0 до 100 баллов. «Ноль» обозначает самый высокий уровень коррупции и, соответственно, максимальное распространение этих преступлений среди чиновников, а «100» — самый низкий, что означает, согласно методике подсчета, отсутствие коррупции. Затем составляется список, в топе которого — самые свободные от коррупции страны.

Относительно прошлого года показатель России улучшился на два балла и несколько ступеней: страна получила 29 баллов из 100. Эта цифра соответствует 119-му месту.

Наравне с Россией в 2015 году эту строчку заняли Азербайджан, южноамериканское государство Гайана и Сьерра-Леоне, расположенное в Западной Африке.

В 2014 году Россию поместили на 136-ю строчку рейтинга вместе с Нигерией, Ливаном, Киргизией, Ираном и Камеруном. В 2013 и 2012 годах показатель равнялся 28, что соответствовало 127-му и 133-му местам.

Что касается стран Евразийского экономического союза, то самый худший показатель — у Казахстана: составители рейтинга поместили его на 123-е место. Белоруссия оказалась на 107-м месте, а выше всех стоит Армения — 95-е место.

Украина также улучшила показатель относительно прошлого года, заняв 130-е место наравне с Камеруном, Ираном, Непалом, Никарагуа и Парагваем. В этом году страна получила 27 баллов, в 2014-м и ранее — 25–26.

На первых строчках рейтинга находятся Дания, Финляндия, Швеция, Новая Зеландия и Нидерланды — у них от 87 до 91 балла из 100 возможных. По традиции два последних места заняли КНДР и Сомали, набравшие по восемь баллов (их результаты в последние четыре года не менялись).

«2015 год продемонстрировал, что, работая вместе, люди могут преуспеть в битве против коррупции. Несмотря на то что коррупция по-прежнему господствует в мире,

число стран, которые улучшили свои показатели в «Индексе восприятия коррупции», превысило количество государств, чьи позиции ухудшились», — отметили составители доклада.

По данным Transparency International, две трети из 168 стран в «Индексе» за 2015 год получили менее 50 баллов. «В таких странах, как Гватемала, Шри-Ланка и Гана, гражданские активисты как в группах, так и поодиночке, приложили много усилий для изгнания коррупционеров и тем самым показали обществу убедительный пример, призванный воодушевить других на решительные действия в 2016 году», — добавили правозащитники.

Данный рейтинг не апеллирует к конкретным фактам: Transparency International измеряет не уровень коррупции как таковой, а степень ее восприятия предпринимателями, аналитиками по оценке коммерческих рисков и специалистами из различных международных организаций. Подобная методология — основной повод для критики, звучащей в адрес организации.

Эксперты указывают, что индекс действительно измеряет уровень коррупции, и страны в конце списка, без сомнения, более коррумпированы, чем страны в начале. Но при этом индекс не очень чувствителен: то есть, например, можно согласиться, что Россия точно коррумпированнее Дании,

но разграничить уровень проблемы на Украине и в России (даже если одна из стран выше в рейтинге, чем другая) достаточно проблематично.

К рейтингу предъявляются различные претензии: в частности, эксперты указывают на то, что индекс не дает возможности делать выводы о динамике уровня коррупции в той или иной стране. Кроме того, индекс обвиняют в том, что он создает «порочные круги»: одна из самых цитируемых статей про коррупцию в мире — работа Паоло Мауро «Коррупция и рост» — показывает, что коррупция приводит к меньшему экономическому росту через падение прямых иностранных инвестиций. Однако решение о прямых иностранных инвестициях принимается на основе рейтинга TI, таким образом, ситуация закольцовывается.

Наконец, индекс может слабо соотноситься с уровнем бытовой коррупции или ее восприятием. Как отмечают социологи, респонденты не всегда готовы честно ответить на вопрос, были ли у них коррупционные сделки за последний год, а с другой стороны, склонны отвечать: «Да, все вокруг коррумпированы» — увеличивая общее недовольство правительством.