«Что эти дураки сделали с нашей жизнью?!»

Жители Кельна потеряли покой после ночи серийных изнасилований горожан беженцами

Сева Соловьев (Кельн) 12.01.2016, 00:28
__is_photorep_included8013347: 1

В немецком Кельне накаляется и без того напряженная обстановка, вызванная массовыми изнасилованиями мигрантами жительниц города. Спустя почти две недели бездействия властей местные жители совершили серию нападений на мигрантов, несколько сирийцев оказались в больницах. О чем говорят горожане Кельна, что вспоминают полицейские о «ночи изнасилований» и как оправдываются мигранты — в репортаже «Газеты.Ru».

Центральная площадь. С одной стороны — знаменитый Кельнский собор, с другой — центральный вокзал. Тут в ночь на Новый год и происходили нападения. Сегодня на ступеньках разложены транспаранты с рукописными слоганами, призывающими уважать женщин, горшки с цветами. Несколько молодых людей арабской внешности раздают листовки.

«Сейчас в прессе разворачивается настоящая травля, как будто в том, что произошло, виновны сирийцы, — говорит мне парень, протягивающий зеленый листок. — Я сам сириец. Меня тут не было. Не было и никого из моих друзей. Мы точно так же, как и все, возмущены этими событиями. И я не хочу, чтобы это спровоцировало ненависть к нам.

Мы приехали сюда от войны, от терроризма. Мы хотим мира и взаимного уважения».

На листке, который дал Шеруан, равно как на транспарантах, разложенных на ступеньках, один и тот же текст: то, что произошло в Кельне, — это тот же Париж, но в другом своем проявлении. Это тоже терроризм. Только личностный.

Пока мы беседуем с сирийцем, рядом стоит темноволосая девушка и одобрительно кивает. «Позвольте и мне свое мнение высказать», — она вступает, как только по интонации моего собеседника становится ясно, что он все сказал. «Я Айа, живу в Германии. Мои родители так же, как этот молодой человек, приехали сюда из другой страны — из Марокко. И да, я тоже хочу сказать, что это совсем необязательно сирийцы. Но какая разница? Я боюсь выходить на улицу. Боюсь гулять одна, боюсь ходить в университет. Я теперь подозрительно отношусь ко всем кругом.

Это ужасно! Это просто страшно, что эти дураки сделали с нашей жизнью?»

Страх — о нем говорят все, с кем вступаю в диалог. Кельн сегодня не узнать. Обычно бурлящий туристический город непривычно пуст. Местные жители спешат по собственным делам, стараясь особо нигде не задерживаться. Кафе — пустые. Официанты от скуки позируют мне перед фотокамерой. Потом жалуются на отсутствие доходов. Обычно новогодние праздники — главный сезон для них. На этот раз подсчитывать можно разве что убытки. А туристов просто нет. Представитель объединения туроператоров Кельна рассказал, что сразу после Нового года организация стала регистрировать рекордное количество отмены туров в Кельн. Причем не только туристических, но и деловых.

Социальные опросы показали, что не только в Кельне, но и по всей Германии 37% женщин стали бояться толпы. 21% мужчин разделяет этот страх.

Естественно, что в этом городе показатель еще выше. Здесь пресса сообщает, что самым покупаемым товаром в интернет-магазинах стали перцовые баллончики. Взлетел спрос на курсы самообороны.

На площади, надо сказать, не так много полиции. Несмотря на то что в прессе активно обсуждается «усиление мер безопасности в людных местах». И особенно на площади перед собором и на вокзале. На самой площади было от силы пять полицейских, на самом вокзале патрули надо еще поискать. А между тем новости о новых беспорядках продолжают поступать. Пережидая ливень в здании вокзала, смотрю местную аналитическую программу по n-tv. Ведущий рассказывает о «вопиющем случае»:

23-летний беженец в Гамбурге повадился ходить к местной гимназии. И улучив момент, накинулся на десятилетнюю девочку.

Благо на этот раз только с поцелуями. Надо сказать, шокирующими такие новости тут уже никто не находит.

Люди, которые так же, как и я, наблюдали за акцией на ступеньках собора, «не под запись» печально рассуждают о том, что, кажется, и на этот раз ничего не изменится. На прошлой неделе Bild уже опубликовала интервью сотрудника полиции, который утверждал, что сверху запретили предавать огласке какие-либо инциденты с участием мигрантов. События понедельника подтвердили, что, кажется, опять ищут крайних совсем не там.

Многочасовое заседание министерства внутренних дел земли Северный Рейн – Вестфалия свелось к тому, что виновата полиция. Такой вывод сделал лично глава МВД Ральф Егер. Прочитав 50-страничный доклад о событиях ночи 31 декабря, он заявил, что полиция совершила «ряд недопустимых ошибок», что и привело к трагедии. С ним согласилось подавляющее большинство партий, представленных в парламенте. «Зеленые» даже уточнили, что основная ошибка заключается в том, что полицейские не вызвали вовремя подкрепление.

И только Партия пиратов веселилась, вопрошая, где продавали алкоголь, которым накачались беженцы.

Ведь сухие факты говорят о том, что толпа пьяных мигрантов стала собираться на площади уже к 20.30 по местному времени. Пик беспорядков пришелся на 23.30. По словам Егера, «ничто не указывает на то, что акция была скоординирована или спланирована заранее».

Но эти заявления были опровергнуты сразу с нескольких сторон. Во-первых, криминальная полиция ФРГ заявила, что подобные вещи обычны для стран, откуда прибыли беженцы. Там групповые изнасилования — обычное дело. Достаточно вспомнить толпу в Каире, которая, празднуя отставку Мубарака, растерзала шесть журналисток. Причем одну из них насиловали толпой практически в прямом эфире. Опровержение последовало и из Хельсинки. Там в ту же ночь полицейские успели разогнать толпу иракцев, которые собирались в тоннеле с теми же целями. Участие в «акции» планировали более тысячи человек. В Финляндии уточнили, что получили сведения о готовящихся беспорядках заранее и сумели подготовить ответ. Наконец,

кельнская полиция также в понедельник представила подробный 20-страничный отчет о событиях новогодней ночи.

Полицейские утверждают, что они не могли пробраться к жертвам: мигранты были прекрасно скоординированы. Своих жертв они брали в плотное кольцо, через которое стражам правопорядка было просто невозможно пробраться. Задерживать людей было некуда: в Кельне нет такого количества карцеров. Поэтому кого-то задерживали, другого в это время отпускали. И он возвращался на площадь. Аналогичная ситуация складывалась с поездами: те, кого силой отправляли из центра, садились на следующей станции на обратный поезд и приезжали опять на центральный вокзал. Полицейские пишут, что над ними насмехались. Потрясали документами, рвали их перед носом, крича, что завтра им дадут новые. Ведь в Германию они прибыли «по личному приглашению Меркель»!

«Я 29 лет служу в полиции. Такого неуважения, такого хаоса и бессилия я не ощущал никогда», — признался полицейский,

участвовавший в подавлении беспорядков, и добавил, что и сегодня он не представляет, как именно полиция могла бы справиться с происходящим.

Все эти цветы, которые в понедельник мигранты раздавали женщинам, пытаясь дистанцироваться от беспорядков, транспаранты и листовки сирийцев, дебаты в парламенте и отчеты полиции — все это завтра сойдет на нет. Здесь и сегодня есть звенящее ощущение беспомощности власти, незащищенности местных жителей (женщин и детей в первую очередь) и гнетущее ожидание продолжения. В понедельник стали поступать сообщения о нападениях на мигрантов со стороны местных жителей — хулиганов, националистически настроенной молодежи и футбольных фанатов. И хотя полиция это отрицает, связь нынешних событий с происшествием в новогоднюю ночь для местных жителей очевидна.