«Это огромное преувеличение, что он герой»

Правозащитники пытались спасти Влада Колесникова, но не успели

Анастасия Берсенева 28.12.2015, 22:22
facebook.com

Следователи разбираются в загадочной гибели 18-летнего Влада Колесникова, который оказался изгоем из-за своей позиции по поводу происходящего на Украине. Его побили однокурсники, исключили из техникума, а семья отправила его из Подмосковья в Самарскую область. Друга, разделявшего взгляды Колесникова, родители поместили в психиатрический стационар. Правозащитники искали молодым людям убежище, но так и не успели им помочь.

Бывший студент кулинарного техникума из подмосковного Подольска Влад Колесников скончался от отравления. Смерть 18-летнего юноши поразила всех его друзей в фейсбуке — почти пять тысяч человек. Большинство из них никогда не видели Влада лично, но они знали подробности его тяжелой жизни последние полгода — с того момента когда он решил прийти в техникум с маленьким флагом Украины, пришитым к футболке. На флаге была надпись «Вернуть Крым!». Буквально через четыре дня его побили однокурсники, от него отвернулись учителя, он был отчислен из учебного заведения, а родственники решили отправить отпрыска в Самарскую область, в город Жигулевск. Там жил его отец, находящийся в разводе с матерью Влада.

В фейсбуке Влад рассказывал, что в его адрес постоянно поступают оскорбления, что он оказался изгоем в российским обществе.

Правозащитники пытались помочь ему найти убежище, но все было безрезультатно.

«У меня создалось впечатление, что он, конечно, ребенок, что он очень одинок, очень растерян. Конечно, это огромное преувеличение, что он герой. Это был ребенок, который остался без помощи», — рассказала «Газете.Ru» одна из создателей правозащитной организации для политических беженцев Human Corpus Дженни Курпен, находящаяся сейчас в Финляндии.

Влад связался с ней 9 ноября, он вернулся из Жигулевска в Подмосковье к деду. «Он, конечно же, был начитан, развит, хорошо говорил и писал. Я думаю, он значительно превосходил интеллектуально своих ровесников. Но из-за этого он был обречен быть один и остаться непонятым. К его позиции можно относиться как угодно, но она его отличала от общей массы его сверстников и вообще российских людей», — говорит Курпен.

Колесников рассказал ей, что семья фактически отказалась от него, а отдельные члены семьи участвуют в его травле. Курпен переживает, что не знала о планах Влада снова уехать в Самарскую область, говорит, что иначе нашла бы ему в Москве пристанище.

Варианты с перемещением молодого человека за границу долго не складывались, эту задачу обдумывали несколько человек, которые помогали политическим беженцам.

«У него не было ничего. Отсутствие загранпаспорта было связано с армейской историей. У него технически не было возможности решить все проблемы. Когда он первый раз задумался об этом, то он был несовершеннолетним и не мог получить в семье разрешение на выезд. Он думал про Украину, спрашивал меня, но я ответила так, как отвечаю всем: ничего хорошего его там не ждет. Во-первых, туда сейчас нельзя легально въехать без загранпаспорта. Во-вторых, при той ситуации, которая там существует с институтом убежища, для него это был бы такой же смертный приговор — он бы застрял там, и при этом у него бы не было никого и ничего», — говорит Курпен.

В итоге правозащитники смогли найти приемлемый вариант действий. «Ожидание результатов было долгим, это было непросто, в разработке участвовало много разных людей на разных этапах. Но я думаю, что это бы получилось», — говорит Курпен, не раскрывая детали плана: его еще можно реализовать в пользу друга Влада — Николая.

«Мы последний раз говорили неделю назад, я рассказала Владу, какие есть новости. И он написал, что завтра Ник выходит (из психиатрического стационара, куда его поместили родители после очередного столкновения друзей с не разделявшими их взгляды взрослыми. — «Газета.Ru») и приедет к нему. Возможно, что-то случилось потом. Но в тот день, когда мы разговаривали, причин для чего-то такого не было», — добавляет Курпен.

Весь декабрь с Владом переписывалась журналистка из Праги, обозреватель Radio Free Europe Клэр Бигг. Последнее сообщение пришло 25 декабря сразу после рождественского обеда.

Влад извинился и написал: «Если я не выйду на связь в ближайшие 2-6 дней, значит, я умер». Бигг связалась с Россией, но помощь не подоспела вовремя.

Следователи Самарской области выясняют сейчас обстоятельства произошедшего. По предварительным данным, друзья сидели дома у Влада и пили алкоголь. «25 декабря 2015 года в вечернее время двое 18-летних жителей города Жигулевск распивали спиртные напитки. Через несколько часов одному стало плохо. Вернувшийся домой его отец вызвал бригаду скорой помощи, но спасти юношу не удалось. Второму молодому человеку была оказана медицинская помощь. В настоящее время его жизни и здоровью ничего не угрожает», — говорится в официальном сообщении СК по Самарской области. Доследственная проверка продолжается.

В интернете идут споры, был ли погибший юноша героем, который пошел против общепринятого мнения и оказался жертвой, или же он воплощал некий план мормонов по дестабилизации общественной обстановки. Про мормонов и план в записной книжке рассказал дед Влада, с которым внук часто конфликтовал.

В фейсбуке Колесников писал большие посты, недоумевая, как окружение, услышав его позицию, внезапно превращалось в обезумевших от ярости людей, которые начинали оскорблять тогда 17-летнего юношу. «Интеллектуальный и очень начитанный» — так вспоминают Колесникова те, кто с ним общался. Поэтому и в спорах Влад аргументированно подавал свою позицию, что тоже вызывало резкую реакцию в ответ.

«Против системы» Колесников пошел вместе со своим школьным другом Николаем Подгорновым. Еще 6 мая 2014 года они вместе пришли на Болотную площадь, где был несанкционированный митинг в поддержку «узников 6 мая». Были на марше скорби по Борису Немцову. Потом повесили на балкон дома в Подольске баннер с нецензурной надписью в адрес войны.

В ходе весеннего призыва Колесников наделал шуму в военкомате, куда его вызвали.

Там он включил гимн Украины и высказал все, что думает по поводу военных действий с некогда братской страной. В армию его, скорее всего, не взяли бы из-за плохого зрения. «После моих «пендовских» речей ко мне подошел «вежливый» человек, оттащил в комнату и сказал, что отправит меня на 15 суток, если я не подпишу бумаги о выдаче мне акта о том, что я психически ненормальный», — написал 2 июня Влад в фейсбуке. После этого его вызвали к руководству техникума и сказали, что отчислят, если он не сменит тон. «Правда, во всех документах стоит, что я злостный прогульщик и двоечник, с учетом того, что я хорошист», — добавляет Колесников. Позже будут говорить, что он и вовсе не ходил на учебу. А 4 июня он пришел в техникум с пришитым желто-голубым флагом на груди.

С тех пор окружение объявило ему войну. «Безусловно, приятно узнать про себя столько нового. За то, что сказал, что я думаю. И как ни странно, преподаватели тоже решили подключиться — теперь все меня дружно называют шизофреником. Очень интересный поворот, особенно если учесть, что, когда ты проходишь медкомиссию на санитарную книжку (Колесников работал в KFC. — «Газета.Ru»), тебя также проверяют на психические расстройства. Вот был здоровый человек... И тут бабах! И не стало, появился шизофреник, фашик, сын шлюхи и т.д... Знаете, все это просто грустно читать, слышать в свой адрес. Но я не виню этих людей», — писал Влад.

Разбиравшиеся в избиении Колесникова полицейские выяснили про украинский флаг. После этого Владу стало угрожать обвинение по ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды).

Против Влада резко выступил его дед, который дал несколько интервью с критикой в адрес внука. Он рассказывал, что внук был сложным ребенком, в школе над ним насмехались из-за большого веса. Мать, которая жила в Тольятти, с ним не справлялась и отправила к деду в Подольск. Деду не нравилось, что Влад, весивший 110 кг, сильно похудел, учит английский язык, иногда посещает общину Мормонской церкви, не моет обувь после улицы и все время спорит с ним на политические темы.

А однажды Влада вместе с другом председатель ТСЖ обвинил в битье стекол в подъезде.

Дед говорил, что не знал об украинском флаге и происходившем в военкомате. Зато нашел записную книжку внука, где были написаны цели, в том числе участие в митингах, вступление в партию и обязательное задержание полицией.

Сам Влад всегда уважительно отзывался о деде в постах в фейсбуке. И даже оставил ему сообщение среди своих постов: «Хочу сказать, что я всегда любил тебя, несмотря ни на что. И я бы с удовольствием выполнил свое обещание приносить тебе пиво каждый день. Я дал тебе его лет в 7 вроде? Я его помню. Но я хочу приносить пиво в свободной стране, не боясь того, что меня за мои взгляды и мою семью могут и будут преследовать. Жаль, что ты не разделяешь моих идеалов, жаль, что ненавидишь так сильно... Мою точку зрения ты полностью узнал из моих публикаций, ну или узнаешь, если не читал. Хочу пожелать тебе: просто будь счастлив!»