«Я должна увидеть, как он мучается»

Суд арестовал учительницу из Шатуры, заказавшую убийство ученика

Елизавета Маетная, Дмитрий Евстифеев 08.04.2015, 21:54
iStockphoto

Скандальная история попытки заказного убийства 15-летнего школьника из Шатуры может обернуться дополнительными проверками на психическое состояние всех педагогов, заявил Павел Астахов. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты считают, что риск профессионального выгорания среди учителей — огромная проблема, о которой все знают, но ничего не делают.

Шокирующая история попытки заказного убийства учительницей музыки своего любимого ученика вызвала сильнейший резонанс в профессиональной среде.

Заказчица убийства дважды была лауреатом муниципального конкурса «Учитель года», у нее почти 30 лет педагогического стажа, двое взрослых детей и два развода за плечами. 100 тыс. рублей, которые она обещала заплатить за расправу над своим учеником, женщина копила целый год и хваталась за любой заработок. Об этом следствию рассказали ее знакомые. Также уже известно, что ученика дама выделяла давно: с 1-го по 4-й класс она была его классной руководительницей и постоянно ставила ему пятерки.

Потом, когда мальчик подрос, она делала ему дорогие подарки (например, подарила хороший мобильник), при этом на собственного сына денег особо не тратила, в поселке говорят, что он вечно ходил в обносках.

Став постарше, мальчик начал встречаться со своей сверстницей, и оскорбленная в лучших чувствах учительница «заказала» его председателю Федерации универсального боя Николаю Руденко, который и обратился в полицию.

«Чтобы ему было больно, — просит учительница Руденко в ходе «контрольной закупки», когда боец под скрытую камеру получал заказ. — Руку сломать, а одну оставить. Ноги сломать можно. Почки отбить, а потом уже вместе будем его добивать. Я должна увидеть, как он мучается. И сказать ему пару ласковых слов».

«Перед смертью что ли?» — уточняет лже-киллер.

Да, подтверждает учительница музыки. Вскоре ей сообщили, что ученик якобы убит, после чего она передала 100 тыс. рублей и была тут же задержана.

Позже суд города Шатуры арестовал учительницу — дожидаться суда она будет в изоляторе. Ей грозит от 8 до 20 лет тюрьмы.

«Профессиональное выгорание учителей — это очень серьезная проблема. Исследования показали, что уже через год у 99% педагогов появляются первые признаки выгорания: начиная от личностных проблем и заканчивая общей неудовлетворенностью жизнью, поэтому так необходима профилактика выгорания, — объясняет «Газете.Ru» психолог Ирина Агличева. — Кроме того, должно быть и обязательное нормирование: нагрузки на учителей очень большие, особенно в Подмосковье и других регионах: из-за небольших зарплат они работают на двух и более ставках, к тому же подрабатывают репетиторством».

Не исключено, что врачи найдут у арестованной учительницы психическое заболевание, замечает Агличева, но тем не менее это не отменяет важность профилактических методов. Ведь если среда здоровая, то и неподходящий человек выявляется сразу и сами проблемы решаются на начальных этапах, говорит она.

«Конечно, ее надо проверять на вменяемость, не исключено, что это случилось на фоне климакса, это такой возраст у женщин, когда часто возможны расстройства, — замечает Любовь Виноградова из Независимой психиатрической ассоциации. — Но покажет это только комплексная экспертиза».

Сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования Андрей Демидов указывает на то, что профосмотры учителей носят формальный характер и полноценно обследовать миллион российских педагогов просто невозможно.

«Тотальной защиты от таких ситуаций предусмотреть нельзя, — считает Демидов. — Был человек — и сбрендил.

Тут больше надежды на мнение учеников и коллег. Как правило, если у педагога возникают какие-то особенности поведения, то первыми их замечают дети».

Однако в этом случае возникает другая проблема, указывает эксперт.

«Школа старается не выносить сор из избы, — говорит Андрей Демидов. — Если дети начнут жаловаться на учителя, то жалобе не дают ход. Школа — это авторитарная система на всех своих этажах. Директор — бог для учителей, учитель в свою очередь бог для учеников. Родители фактически не имеют голоса — если только они не бизнесмены или политики. Но большинство родителей простые люди».

Поэтому, считает Демидов, необходимо поменять систему в сторону большей открытости для учета мнения учеников и их родителей.

«Нужны формы мониторинга, чтобы отслеживать подобные ситуации до того, как они случаются, — считает Демидов. — Предполагалось, что чем-то подобным будут общественные советы, но в большинстве школ они формальны — директор кого-то назначает, и никакой помощи реально не оказывается».