Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Рубль ставит крест на лечении

Скачки курса рубля ударили по программам благотворительных фондов

Анастасия Петрова 18.12.2014, 12:09
Валерий Матыцин/ТАСС

Благотворительные фонды и организации из-за падения курса рубля остались без пожертвований. Еще более критическая ситуация сложилась с отправкой за рубеж детей, нуждающихся в срочных операциях, цены на которые, в переводе на рубли, подскочили вдвое. Сотрудники благотворительных фондов вынуждены отказываться от проектов и искать альтернативные способы помощи.

Падение курса рубля серьезно ударило по благотворительным инициативам. Благотворительные фонды с опасением следят за происходящим, ведь от их деятельности зачастую зависят жизни множества людей, нуждающихся в срочной медицинской помощи. В зоне особого риска оказались те, кому требуется лечение за рубежом. Клиники выставляют счета пациентам в валюте. В рублях эти суммы всего за несколько недель возросли в два раза, а это значит, что в два раза больше времени потребуется для того, чтобы их собрать. В данном случае каждый лишний день сбора играет против нуждающихся в срочных пожертвованиях.

«Скачки рубля очень сильно повлияли на сборы всех благотворительных фондов, — рассказал «Газете.Ru» руководитель проекта «Нужна помощь» Дмитрий Алешковский. — В большинстве своем заболевания, которые нельзя вылечить в России, лечатся за рубежом. Из-за падения рубля времени на сбор средств на лечение требуется в два раза больше. Страдают и те, кого уже были готовы отправить за границу.

Существуют примеры того, когда люди уже закрыли сбор, но приходится открывать его заново, потому что в переводе на рубль сумма теперь требуется в два раза большая».

Кризис также поставил под вопрос реализацию крупных проектов. Все, что было разработано несколько месяцев назад, теперь нуждается в пересмотре. Сметы больше не отвечают реальному положению дел, а от каких-то инициатив вообще приходится отказываться.

«Мы занимаемся развитием системных инициатив. Уже сейчас понятно, что денег будет не хватать на все. Одна из них — закупка оборудования для НИИ онкологии им. Блохина. Смета на покупку была согласована еще два месяца назад. Сейчас цена резко возросла. Придется закупать меньше оборудования, значит, меньшее количество жизней будет спасено», — говорит Дмитрий Алешковский.

Деятельность благотворительных организаций, как оказалось, подрывает не только само по себе падение рубля, но и паника в обществе, с каждым днем только возрастающая. Опасаясь за собственный бизнес и семейные бюджеты, люди отодвигают добрые дела на задний план.

«Я могу просто представить вам цифры, — говорит руководитель программы «Шаг навстречу» фонда помощи детям-сиротам и инвалидам «Димина мечта» Юлия Фадеева. — В прошлом году мы смогли собрать средства на лечение 38 детей — 6 846 180 руб. В этом году средства собраны на лечение 21 ребенка — 4 634 808 руб. Судите сами.

О том, как мы почувствовали падение рубля за последние две недели, могу сказать, что в программу за последние две недели пожертвований не приходило».

При этом благотворительные фонды, занимающиеся помощью нуждающимся в лечении за рубежом многие годы, имеют больший шанс получить пожертвования для своих подопечных, чем частные лица, хотя бы за счет опыта, известности и доверия общественности.

Труднее приходится тем, кто занимается помощью своим близким самостоятельно. Например, в Красноярске уже долгое время собирают средства на спасение жизни лидера группы «Коридор» Алексея Костюшкина, и теперь есть опасение, что изменение курса может существенно отдалить покупку необходимых лекарств и заграничных техсредств. Музыканту в июле 2012 года поставили страшный диагноз — боковой амиотрофический склероз (БАС), известный как болезнь физика-теоретика Стивена Хокинга и гитариста Джейсона Беккера.

«Сейчас у Алексея стабильное состояние, он дышит сам, — рассказала «Газете.Ru» Елена Степанова. — Но аппарат может в любой момент потребоваться. Счет для нас указали в рублях, однако это было до повышения курса. Изменится ли цена, неизвестно. Но Алексей очень много принимает лекарственных препаратов и биодобавок. Они тоже за рубежом приобретаются».

Председатель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников считает, что в условиях падения рубля возможности благотворительных фондов неминуемо сократятся.

«Определенная часть детей едет на лечение за границу за счет разнообразных фондов. Безусловно, это будет сжиматься. Из-за экономических потрясений меценатов становится меньше», — подтвердил Сергей Калашников.

Между тем, по его словам, в бюджете страны каждый год остаются неизрасходованные средства, предназначенные для лечения за рубежом детей с редкими заболеваниями.

«В нашей стране достаточно большие деньги фиксируются в бюджете Минздрава для лечения за границей детей с редкими заболеваниями по специальным программам.

Примечательно, что эти деньги каждый год используются не полностью. Связано это, скорее всего, с бюрократической процедурой.

Решение о принимается консилиумом по направлению руководителя медучреждения. Это означает, что врач должен признать, что не умеет делать то, что умеют за границей. Это психологический барьер. Для того чтобы решить проблему, нужно создавать систему реальной оценки деятельности врачей и сравнивать с тем, что есть в мировой клинике», — поясняет депутат.

Сергей Калашников также добавил, что в целом для решения проблемы необходимо повышать уровень профессионализма врачей в нашей стране. Для этого, в свою очередь, надо либо направлять медиков на стажировку в Европу, либо приглашать зарубежных специалистов обучать врачей в России.

Пока же благотворительные организации ищут альтернативные методы выхода из ситуации. Некоторые из них вообще отказались от отправки больных детей в иностранные клиники.

«Мы стараемся не отправлять детей за границу на лечение, — говорит пресс-секретарь Союза благотворительных организаций России Нурия Кильмаматова. — Такое решение было принято еще до кризиса. Мы лечим детей в России.

Таких детей, которые лечатся в Германии или Израиле, у нас очень мало, потому что это было дорого и до кризиса.

В принципе, даже пересадку костного мозга, как показывает практика, в нашей стране делают не хуже. И потом после операции больные должны наблюдаться у врача той клиники, где ее делали. Каждый раз выезжать из-за этого за рубеж очень затратно, особенно в случае рецидива».

Однако далеко не все верят в успешное лечение сложных заболеваний в России. Когда речь идет о спасении жизни близкого человека, многие выбирают проверенные европейские и израильские клиники.

Чтобы обезопасить уже собранные на лечение за рубежом средства, частные организаторы сборов открывают отдельные валютные счета для пожертвований.

Так, в Новосибирске открыли сбор средств на лечение профессора Новосибирской государственной консерватории Андрея Романова. 12 декабря у известного баяниста диагностировали рак. Для организации его лечения за рубежом друзья и коллеги начали сбор средств сразу на несколько счетов: один рублевый и два валютных.

«Конечно, столкнулись с проблемами, связанными с курсом валют, — рассказал один из организаторов сбора Андрей Ластовский. — До сих пор, пока полная сумма не собрана,

мы с опасением наблюдаем за скачками на бирже. По старому курсу мы уже набрали бы необходимую сумму. В валюте, разумеется, собирать средства труднее».

Между тем благотворительные фонды все же стараются не впадать в уныние. Так, друзья православной службы помощи «Милосердие» предложили организации в условиях скачков курса рубля провести тематическую акцию. Желающим совершить доброе дело предлагается сравнить вчерашний и сегодняшний курсы рубля к евро и направить разницу на благотворительность. Акция призвана стать символом того, что даже в трудные времена можно найти в себе силы помочь ближнему.

«Наши жертвователи демонстрируют творческий подход и оптимизм даже в непростой ситуации, которую мы все сейчас переживаем. Например, одна из последних инициатив наших Друзей милосердия — направить разницу курсов валют в помощь подопечным нашей службы, — говорит руководитель отдела благотворительных программ службы Владлена Калашникова. — Такие инициативы, безусловно, очень важны, они показывают, что наступившие трудности — это не повод для паники, а возможность сплотиться для помощи самым обездоленным, тем, кому хуже всего».