«Призрак Линча» на службе ЛНР

В батальоне «Призрак» уверены, что насильник заслужил смерную казнь

Ксения Баранова, Анастасия Петрова, Иван Комаров 05.11.2014, 20:27
ИТАР-ТАСС

В ЛНР обсуждается народный суд, на котором три сотни человек проголосовали за смертную казнь для одного насильника, а второго решили отправить на передовую, чтобы там он мог «погибнуть с честью». В правительстве самопровозглашенной республики не спешат комментировать произошедшее, утверждая, что самосуд происходит в рамках одного батальона.

Жители Алчевска Луганской области вынесли вердикты на суде над двумя мужчинами, подозреваемыми в изнасиловании 15-летней и 13-летней девочек. Решение было принято 300 жителями города Алчевск путем «поднятия руки». В ходе народного суда командир бригады сепаратистов «Призрак» Алексей Мозговой заявил также, что будет арестовывать женщин, посещающих кафе и кабаки. Второго мужчину, также подозреваемого в изнасиловании, суд решил отправить на передовую, чтобы он мог «погибнуть с честью».

Видеозапись суда, на которой с легкой руки 300 жителей одного мужчину приговаривают к смертной казни, а другого отправляют на передовую, вызвала широкий общественный резонанс.

Украинские СМИ сообщали, что на народном суде было зачитано заявление одной из пострадавших. Она рассказала, что поехала домой к подозреваемому сама, согласилась выпить с ним горячительных напитков, а потом разделить наркотики. После этого мужчина изнасиловал ее.

Представители батальона «Призрак», устроившие самосуд, считают, что приговор имеет юридическое обоснование.

«Я житель города Алчевск, где этот человек и творил весь свой беспредел, — рассказала «Газете.Ru» член отдельного маскировочного батальона (ОМБ) «Призрак» Елена Юнко. По ее словам, обвиняемые похищали женщин, потом заставляли их заниматься проституцией. «Тот, кто приговорен к расстрелу, издевался над несовершеннолетней девочкой. На счету этого человека очень много всякого дерьма. Он бывший милиционер.

О том, что он делал, знали, но остановить его никто не пытался — боялись», — сообщила участница батальона «Призрак».

Елена Юнко сообщила также, что вход на судебное заседание был свободным и могли прийти все желающие, однако многие отказались участвовать и сообщили, что не имеют права выносить такие решения.

«Женщины боялись заявлять на него. На суд вход был свободный, мог поучаствовать каждый. Кто захотел попасть, тот попал в суд.

Сама я на суде не присутствовала. Но как женщина считаю, что он заслужил этот приговор. Его зверства длились на протяжении нескольких лет.

А 15-летняя девочка, над которой он издевался, никогда не сможет иметь детей», — рассказала Юнко.

На суде представитель сепаратистов зачитал вердикт суда, решено было приговорить 35-летнего Виталия Кравцова, согласно законам военного времени, к высшей мере наказания — расстрелу.

Люди в зале стали кричать: «Расстрел, расстрел!» Только одна женщина плакала и повторяла: «Люди, я вас прошу!» После этого большинство собравшихся подняло руки и проголосовало за расстрел подозреваемого.

В ходе суда командир бригады «Призрак» Алексей Мозговой принял еще одно решение: «По поводу нормальных и ненормальных девочек. Отвечаю на поставленный вопрос и больше прошу эту тему не затрагивать. Если я завтра увижу в кафе, кабаке хоть одну барышню, она будет арестована», — заявил Мозговой. Эти слова были встречены аплодисментами. Несколько женщин из зала закричали: «Правильно!»

«Женщина должна быть хранительницей очага, так или нет? Женщина должна быть хранительницей очага, матерью. А какими матерями они становятся после кабаков? Что они могут воспитать? Какой пример дать? — продолжил Мозговой, жестко прервав разговоры в зале. — У нас все кабаки забиты женским населением, все ночные клубы. То есть у нас что, женское население — сплошная проституция или что?»

Также Мозговой посоветовал женщинам, которые хотят остаться верными своему мужу, сидеть дома и вышивать крестиком. В зале раздался неодобрительный шум. Но Мозговой отреагировал резко: «Не нравится вам такой расклад?» После этого шум утих.

Надо указать, что высшая мера наказания применяется далеко не на всей территории ЛНР. Представители власти самопровозглашенной республики сообщили «Газете.Ru», что не слышали о народном суде и голосованиях за смертную казнь.

«Это я не могу прокомментировать. У Мозгового отдельный батальон, там свои порядки», — сообщили в пресс-центре правительства ЛНР.

«Не слышал про такое и не смогу прокомментировать», — сказал руководитель фонда «Землячество Донбасса» Александр Ферберт.

Напомним, что смертная казнь была введена и на территории соседней самопровозглашенной Донецкой народной республики еще в августе 2014 года. Впрочем, там ополченцы неоднозначно относятся к инициативе «коллег».

«Суд Линча у нас не поддерживается. После установления личности преступника он доставляется в комендатуру, и его судьбу решает суд. Но понять людей в ЛНР я могу. Если человека поймали за совершением преступления — убийства, изнасилования, грабежа, то я не исключаю, что его растерзают», — пояснил ополченец в ДНР.

Другой донецкий ополченец пояснил, что расстрелы преступников на месте — практика вполне в военном духе.

«Как бывает: поймали насильника, в военных условиях судить его не было времени. Расстреляли на месте, а труп отдали родственникам, — пояснил «Газете.Ru» другой донецкий ополченец. — Или такой случай: поймали мародера. Уносил из квартир ценные вещи — золото, оргтехнику, мебель. То же самое».

В августе, когда в ДНР официально была введена смертная казнь, это объяснялось «не местью, а высшей степенью социальной защиты». До того дня расстрелы находились за рамками законодательства ДНР, что не мешало полевым командирам самопровозглашенной республики применять эту меру по отношению к своим подчиненным. В частности, в мае стало известно, что по приказу министра обороны ДНР Игоря Стрелкова два командира народного ополчения в Славянске были расстреляны «за мародерство, вооруженный грабеж, похищение человека, оставление боевых позиций».

Факты подобных расстрелов в начале августа признал советник бывшего министра обороны ДНР Игоря Стрелкова Игорь Друзь. В своем интервью «Би-би-си» практику расстрелов Друзь объяснил «законами военного времени», хотя на то время смертная казнь еще не была официально закреплена в законодательстве ДНР.

Еще один заместитель председателя кабинета министров ДНР, Александр Караман, в августе пообещал журналистам, что власти самопровозглашенной республики пойдут по пути гуманизации уголовного законодательства, когда «покончат с войной».