Кого слушает президент

Кровавый счетчик «фруктовой войны»

Два участника плодоовощного бизнеса застрелены в столичном регионе на фоне обострения ситуации на рынках из-за санкций

Ксения Баранова 10.09.2014, 20:38
ИТАР-ТАСС

Два представителя плодоовощного бизнеса застрелены в столичном регионе за одни сутки. Преступления произошли на фоне обострения ситуации на рынке из-за запретов на поставку импортных фруктов и овощей. Аналитики предполагают, что санкции привели к возникновению долгов, срыву контрактов и другим денежным проблемам, которые и могли стать причиной для заказных убийств. Директора рынков убеждают, что у них перемены идут в спокойном режиме.

Сразу два убийства участников плодоовощного бизнеса произошли в московском регионе за последние сутки. Накануне, около полуночи, в Москве был застрелен владелец продуктового рынка «Фруктовый рай» Роберт Цомая. Убийство зафиксировала камера наблюдения. На записи видно, что к прохожему со спины быстро подбегает мужчина, стреляет в затылок и, не снижая скорости, убегает дальше. Преступник использовал огнестрельное оружие, пояснили в Следственном комитете Москвы.

В тот же день около 11 утра был убит 33-летний директор крестьянско-фермерского хозяйства, выращивающего фрукты в Ставропольском крае.

Он был убит в Ленинском районе Подмосковья, около одной из воинских частей. Судя по всему, у предпринимателя была встреча: он заехал на проселочную дорогу в районе Старого Каширского шоссе, затем вышел из машины и отошел на 30 метров. Преступник попал четыре раза ему в голову из травматического пистолета, а также ударил ножом по шее. На месте преступления были обнаружены нож и семь гильз. Следователи отметили, что преступники не забрали автомобиль представительского класса, на котором приехал предприниматель. А значит, убийство могло быть заказным.

Аналитиков и экспертов в сфере плодоовощной продукции не удивило двойное убийство: они отметили схожесть с событиями 90-х годов. При этом аналитики добавили, что сейчас обострение ситуации на рынках было спровоцировано продовольственными санкциями, в частности запретом на поставки фруктов и овощей из-за рубежа.

«Несомненно, существуют некие разборки, возникают проблемы. Возможно, это стечение обстоятельств — сразу два убийства директоров рынка за сутки, а может, и нет, — высказал свою точку зрения Илья Хандриков, председатель всероссийского движения «За честный рынок», эксперт Национального антикоррупционного комитета. — То, что передел сфер влияния на рынке может возникать в связи с невыполнением огромного количества обязательств, — это точно.

Государство наше назвало форс-мажором все то, что подкинуло бизнесу. А бизнес — это определенные цепочки выстраивания взаимоотношений, и решение нашего правительства обвалило целые сектора. Неудивительно, что теперь происходят какие-то конфликты. Все там на пороховой бочке сидят теперь».

Хандриков описал ситуацию на рынке: огромный процент продуктов перестал поступать на рынок, покупательская способность сократилась, курс рубля обваливается. «И, на мой взгляд, эти криминальные разборки во многом увязаны с санкциями. И так рентабельность многих бизнесов невысокая, а теперь людей лишили 5–10 % прибыли — конечно, грызня началась. А еще в бизнесе, как и у населения, гигантское количество задолженностей, кредитов то есть. Вот государство говорит: когда форс-мажор, то как будто никто никому ничего должен. Но людей-то, которые в бизнесе состояли в этих долгих цепочках взаимоотношений, — их ставят на счетчик! Вот такие последствия».

Руслан Мильченко, руководитель Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» отметил, что в России любые политические действия и особенно санкции тут же отражаются подвижками и волнением на рынке. По его словам, в этой сфере высокий криминальный градус, который как был, так и остался. Мильченко напомнил об агрокластере, который на прошлой неделе Сергей Собянин открыл на Калужском шоссе в километре от МКАД. «Это была попытка вывода рынка за территорию Москвы — там тогда тоже было много криминальных разборок и сходок, и всего подобного. Но передел был тогда и с участием коррумпированных силовиков. Никто не хотел терять огромные деньги, которые до этого, допустим, перечислялись с продажи овощей и фруктов каким-то полицейским и чиновникам, а потом вдруг точку переместили, а эти люди, к которым в карман текли деньги, остались на месте. Среди этих людей были и высокопоставленные чиновники, потому что доход был большой в управы, префектуры — от этого кормится определенный круг людей. Поэтому, когда какие-то начинаются движения, конечно, всегда есть проигравшие, которые не хотят просто так сдаваться, — говорит Мильченко. — Конечно, сейчас, слава богу, убийствами эти «поединки» редко заканчиваются. Обычно тут были замешаны представители каких-то этнических группировок — они были инструментами для убийств, чтобы потом сменить руководство вот этим «хлебным» или «овощным» местом. Это классика».

Директора столичных рынков Москвы с осторожностью говорят о переменах в своей сфере и не называют это переделом. Об убийстве своего коллеги большинство из них узнали от корреспондента «Газеты.Ru». «У нас никакого передела не происходит, — говорит Дмитрий Шишкин, директор Преображенского рынка, и рассказывает об изменениях. — Овощи у нас с регионов России, а фрукты импортные. Прямых поставок с Запада у нас нет. Не стало испанских, греческих и польских товаров — заменили Сербией. Ценник примерно тот же самый, супердорогих позиций нет. Не думаю, что убийства — это сигнал о каком-то грандиозном переделе, которому все рынки города подвержены.

Просто кто-то кому-то что-то недодал, занял и прогорел.

Вообще в Москве подобное было в 90-е годы, тоже на Преображенке убили двух директоров рынков друг за другом».

О том, что убийства связаны с коммерческими проблемами, предположили в пресс-службе директора рынка «Лефортово» Валерия Моторина: «Убийства — это какие-то этнические разборки или какие-то локальные коммерческие проблемы. У нас никаких переделов и проблем нет в связи с санкциями».

На Даниловском рынке все тихо и мирно, пояснил его директор Максим Попов. «У нас нет никакого передела рынка, никакого передела сфер влияния, у нас идет плановое замещение импорта на наш продукт или импорт, который не запрещен. У нас все как-то тихо, мирно. Не могу сказать, что цены остались те же, но вообще у нас несложно происходят перемены.

Во-первых, сейчас сезон, в который нас выручают российский юг и бывшие республики СССР, во-вторых, мясо и кисломолочное — эта продукция у нас всегда была домашняя, поэтому нас санкции в этом секторе не коснулись.

Рыбу стали закупать на Дальнем Востоке и в Мурманске — она подороже, но думаю, и это пройдет. Если государство будет дотировать эти производства, которыми все замещается, то все будет в порядке. Цены сейчас на эти продукты повысились на 15–20 %. Покупательский спрос на некоторые позиции увеличился. Например, салатная группа, которая априори была импортная (Европа в основном), — ее заместить на Китай не все решаются. А у нас есть хорошие наши салатные прилавки, к которым кроме розничных покупателей побежали оптовики и рестораны», — рассказал «Газете.Ru» директор Даниловского рынка Максим Попов.

В настоящее время следствие отрабатывает все версии убийств предпринимателей. По обоим преступлениям возбуждены уголовные дела по ч.1 ст.105 УК РФ (убийство).