Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Ребят, как вы вообще живете?»

Сотрудники скорой помощи Уфы готовятся к голодовке из-за снижения оплаты труда

Елизавета Антонова 04.09.2014, 20:35
Вконтакте

Сотрудники скорой помощи столицы Башкирии находятся на грани голодовки. Они хотят получать за ночные смены нормальную надбавку, а также просят дать им напарников, чтобы спасать жизни людей. Если власти не пойдут врачам навстречу, с 9 сентября те объявят голодовку. Власти города разводят руками и кивают на сокращение федерального финансирования.

Сотрудники уфимской станции скорой помощи провели в четверг акцию протеста и заявили о планах начать голодовку с 9 сентября. Врачей не устраивают мизерные зарплаты и плохие условия труда. По словам руководства межрегионального профсоюза медработников «Действие», организовавшего акцию, к такому решению врачи Уфы пришли после того, как поняли, что власти не намерены выполнять данные ранее им обещания.

«В конце июля мы провели акцию протеста и выдвинули 16 требований, добились встречи с представителями администрации города, Минздрава, горздрава, — рассказала «Газете.Ru» зампредседателя межрегионального профсоюза «Действие» Тамара Богданова. — Нам пообещали изменить ситуацию до 1 сентября. В итоге требования не выполнены ни по одному из 16 пунктов. Десять из них власти перенаправили главврачу станции скорой медицинской помощи по Уфе Марату Виганшину. Его ответ был такой: «У меня нет финансирования, я сделать ничего не могу».

Сотрудники «скорой» требуют вернуть сотрудникам неоплаченные сверхурочные часы и найти виновных в том, что деньги не платили — как минимум на одной подстанции скорой помощи из семи в Уфе в течение прошлого года не оплачивались сверхурочные. По словам Богдановой, врачам недоплатили по 8 тыс. руб., фельдшерам — по 6 тыс. руб., медсестрам — по 4,5 тыс. руб. В Уфе это существенные деньги, учитывая, что средняя зарплата фельдшера, по данным профсоюза, составляет 12 тыс., максимум 16 тыс. руб.

«Мы требуем правильной комплектации бригад скорой помощи. Основная масса бригад выезжает в неукомплектованном составе — один медработник и один водитель, а медработников должно быть два. Это требование того же Минздрава и Роспотребнадзора. В определенных случаях оказание помощи должно производиться двумя медработниками, — объясняет Богданова. — Выезжая в неукомплектованной бригаде, мы нарушаем закон. У нас недавно был случай, когда фельдшер выехал в неукомплектованной бригаде. На вызове был хронический больной на финальной стадии заболевания.

Родственники считают, что можно было как-то продлить ему жизнь, а врач не оказал помощь в полном объеме. Они правы. Но один доктор не мог физически оказать эту помощь.

Либо ты проводишь сердечно-легочную реанимацию, либо набираешь лекарственные препараты, которые нужно ввести, чтобы результат этой реанимации был положительный. А у нас кадровый дефицит. Очень большая текучка уже который год. Весь состав станции скорой помощи — около 1200 человек (по данным горздрава, общее количество сотрудников и станции на 30 июня составляло 1241 человек. — «Газета.Ru»), из них ежегодно 250 уходят. Из врачей приходят работать на «скорую» единицы. Не хватает 37 врачей — это очень много».

На зарплату в 12–16 тыс. руб. прожить трудно, поэтому медиков подкармливают их родные из области. «Фельдшеры, которые приходят к нам после выпуска, — как правило, иногородние. Как правило, они втроем-вчетвером снимают квартиру, продолжают учиться, то есть еще на дорогу деньги нужны и есть что-то нужно. Мы спрашиваем их: «Ребят, как вы вообще живете?» Их спасает только то, что они привозят продукты из дома. Разве это нормально? Те, кто учится, выходят с пяти вечера и работают до восьми утра, работают два через два. Летом можно работать на полторы ставки, но разница в суммах совсем небольшая», — продолжает Богданова.

Она указывает на серьезную разницу в зарплатах по Уфе и другим городам Башкирии — причем не в пользу столицы республики. «Многие наши специалисты разъехались по разным городам республики. Фельдшер уехал от нас в город Ишимбай, получает за ставку 26–28 тыс. руб. — то, что озвучивает дорожная карта республики. Спрашивается: почему такая разница?

Почему специалисты столицы республики получают чуть ли не в два раза меньше, чем в других городах?

Но вся скорая помощь республики относится к Минздраву. Только станция скорой медицинской помощи Уфы относится к городу», — говорят в профсоюзе.

Врачей расстраивает, что, несмотря на выявленное нецелевое использование бюджетных средств на станции скорой помощи Уфы, власти закрывают глаза на нарушения и ничего не предпринимают.

«Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в апреле-мае проводил проверку в отношении уфимской станции скорой помощи и выявил нецелевое использование бюджетных средств. И ничего, как будто ничего не произошло! — возмущается Тамара Богданова. — Доходит до смешного. По распоряжению президента республики контрольно-счетная палата провела проверку. Закончилась она 29 августа. Знаете, какое нарушение они нашли? Нашим водителям бригад скорой помощи, оказывается, денег переплатили. Они издеваются?»

Летом горздрав обещал к 1 сентября дать профсоюзу письменный ответ, что конкретно будет сделано по улучшению условий труда. «Результат у нас такой: нам обещали пошив одежды. Мэр города Ирек Ялалов сказал немедленно пошить форму, — говорит Богданова. — Срок службы формы — от года до трех лет, она изнашивается. Последняя форма у нас от 2006 года. На это выделили 14 млн руб. Но почему-то из этой суммы 4,7 млн руб. пойдет на оплату ночных смен — это главврач нам сказал. Ладно. Обещали на каждого пошить два летних костюма и один зимний. Теперь это трансформировалось в один летний и один зимний. Когда дойдет до зимы, я думаю, что скажут: «да бог с ним, с летним, зима на дворе».

И.о. министра здравоохранения Башкортостана Афанасьев заявил, что республика выделит 18 млн руб. на уфимскую службу скорой помощи. Нам же главврач озвучил уже цифру 15 миллионов».

Врачи протестуют, но при этом стараются выполнять свои непосредственные обязанности. На их митинг, который прошел в четверг на улице Ахметова на краю Уфы, приехали всего 20 человек. «Так совпало, что в республике проводят учения по гражданской обороне, и часть подстанций нашей станции скорой помощи в них задействованы, их попросили остаться, — говорят в профсоюзе. — На митинге мы заявили, что объявляем голодовку с 9 сентября. Не прямо сейчас, потому что надеемся, что какие-то подвижки начнутся. В конце концов, получим официальные ответы от властей. Может быть, их решение нас вполне устроит. А пока мы наблюдаем за игрой инстанций «передай другому».

9 сентября голодовку объявят семь человек — «если ничего не изменится, люди будут подключаться».

«Мы созванивались с сотрудниками Ленинской подстанции. Их запугало руководство. На митинги ходить запрещают, грозят ФСБ, прессинг идет мощный. И практически все уже ищут работу. Люди запуганы и устали от безденежья, — говорит Богданова.

— Наши люди найдут везде работу — у нас специалисты, которых возьмут с руками и ногами в любое медучреждение. Но кто останется на скорой?»

В управлении здравоохранения администрации городского округа Уфы объясняют трудности сокращением федерального финансирования и утверждают, что большинство требований профсоюза выполнены, а что не выполнили, было не в их ведении.

«Все требования, которые находятся в компетенции администрации городского округа Уфы, были выполнены. Мы увеличили оплату ночных часов и выделили деньги на пошив рабочей формы», — сказал «Газете.Ru» замглавы отдела по организации медпомощи взрослого населения горздрава Уфы Руслан Бекбулатов.

По его словам, законодательно минимальная надбавка за ночной час — 20% дополнительно к обычному уровню оплаты. «Раньше за каждый ночной час получали в два раза больше, то есть надбавка составляла 100%.

Но в связи с тем, что в 2014 году финансирование из средств Фонда обязательного медицинского страхования было сокращено на 80 млн руб. за первые шесть месяцев 2014 года и что законодательство позволяет снижать уровень надбавки за ночные смены, надбавку снизили.

После протестных акций профсоюза в июле администрация города изыскала средства на восстановление оплаты ночных до конца 2014 года. Это финансирование разового характера и вопрос до конца еще не решен, но тем не менее».

При этом компенсировать сверхурочные часы работы и надбавки за интенсивный труд у города возможности нет, потому что нет денег, отметил Бекбулатов: «Увеличение финансирования не в наших силах. Сейчас скорая помощь — это муниципальное бюджетное учреждение, которое находится в компетенции администрации городского округа. Но порядок финансирования идет из Фонда обязательного медицинского страхования, финансирование было урезано на 11%».

С тем, что касается неполной комплектации бригад, тоже трудно что-то сделать, продолжил он: «Законодательством допускается, чтобы сотрудник скорой помощи выезжал один. Рекомендовано, да, чтобы вдвоем выезжали, но каким образом добрать сотрудников? Если человек уволился, работать его не заставишь. Кадров не хватает. Да, произошло снижение финансирования, но это не значит, что нужно вести подрывную деятельность».