Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Интернет прописался в Уголовном кодексе

Ужесточена ответственность за призывы к экстремизму и разжигание ненависти и вражды в интернете

Анастасия Берсенева, Александра Дымчишина 30.06.2014, 18:45
Президент России Владимир Путин РИА «Новости»
Президент России Владимир Путин

Владимир Путин подписал закон, ужесточающий ответственность за экстремистские публикации в интернете и высказывания в блогах и соцсетях, разжигающие ненависть и вражду. В частности, теперь за призывы к экстремизму в интернете россиянам грозит до пяти лет лишения свободы. Фактически высказывания в интернете приравнены к публикациям в СМИ. Закон был принят в кратчайшие сроки, несмотря на призывы правозащитников доработать текст.

В понедельник официальный интернет-портал правовой информации опубликовал подписанный президентом России текст закона, вносящий поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Закон носит обезличенное название «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» и имеет важное значение для всех пользователей интернета. В нем говорится об ужесточении наказания за публичные призывы к экстремистской деятельности.

«В Уголовном кодексе было наказание — в части 1 статьи 280. По ней редко, но осуждали людей — в основном студентов за размещение материалов в сети «ВКонтакте», — рассказал «Газете.Ru» глава информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

Но авторы законопроекта решили вставить уточнение о размещении призывов конкретно в интернете во вторую часть этой статьи, в которой прописывалось наказание за публикации в СМИ. «А во второй части более тяжелое наказание», — говорит Верховский.

Если часть 1 грозит наказанием в виде штрафа до 300 тыс. руб. либо арестом до шести месяцев, а в крайних случаях — лишением свободы на срок до трех лет, то часть 2 статьи 280 содержит одно наказание — лишение свободы на срок до пяти лет.

В компьютере у Верховского хранятся все дела по 280-й статье. «В этом году уже девять человек осуждено, — рассказывает он. — Вот студентка разместила в сети картинку, ей дали полтора года условно. Вот в Чувашии студент нарисовал граффити — что-то про туркменов и свастику. Ему штраф назначили. В Астрахани студент, являясь приверженцем национал-социалистической идеологии, писал тексты песен соответствующего содержания. Он их записал на студии звукозаписи и разместил в интернете. Заплатил в итоге штраф 120 тыс. руб. В Коми подсудимый уже отбывал наказание и разместил в «Одноклассниках» призывы к джихаду и установлению шариата на Северном Кавказе. Так что срок его продлился. В Кемерово расистские видеоролики были размещены в сети «ВКонтакте» с призывами к убийству. 20 тыс. руб. штрафа… А нет, шесть только — недорого. В Архангельской области гитарист группы «Трупный яд» выкладывал в сети «ВКонтакте» антикавказские картинки и комментарии с призывами к насильственным действиям в отношении много кого — у него богатый спектр нелюбимых людей. Шесть месяцев исправительных работ дали. Как видите, разброс наказаний совершенно непредсказуемый». Теперь за подобные нарушения пользователи интернета пошли бы по более тяжелой второй части 280-й статьи. «Скорее всего, им бы дали условные сроки, а не реальные», — считает Верховский.

Кроме того, подписанный Путиным закон расширяет часть 1 статьи 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», где к публичным высказываниям и публикации в СМИ добавилось размещение информации в интернете.

Если раньше пользователи интернета могли говорить о непубличности своего блога, твиттера или странички в соцсети, то теперь количество читателей, увидевших запись, не важно для суда. Автору строчки со словами ненависти будет грозить до 300 тыс. руб. штрафа, либо исправительные работы до года, либо ограничение свободы до двух лет.

Получается, что высказывания в интернете приравнены к высказываниям в СМИ, отмечают правозащитники, в том числе члены Общественной палаты.

Верховский подчеркивает, что такое сравнение авторы законопроекта сделали некорректно. «Степень опасности высказывания — если мы считаем, что оно опасно, — помимо сути этого высказывания зависит от масштаба аудитории, к которой человек реально обращается. Конечно, бывают СМИ с очень маленьким тиражом, бывают блоги с аудиторией гораздо большей, чем СМИ. Это и должно учитываться судами, но на это обычно никто не обращает внимания», — говорит Верховский. Кстати, в августе начинает действовать пакет законов, который и так приравнивает к СМИ блоги с ежедневным просмотром в три тысячи.
«В среднем количество просмотров в соцсетях у тех, кто туда размещал что-то экстремистское, было достаточно небольшим. Поэтому общественный урон, нанесенный ими, был существенно меньше, чем если бы это было размещено в газете или на телевидении. Поэтому надо лишь оценивать аудиторию», — говорит Верховский.

Законопроект долго шел к столу президента. Его внесли в Госдуму еще в августе 2011 года.

Авторы — члены комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству — указали в пояснительной записке, что развитие технологий и специфика распространения экстремистских сведений в интернете требуют от государства иметь достойный ответ. Впрочем, документ получил холодные отзывы и предложения доработать текст. В частности, члены Общественной палаты в экспертном заключении подчеркнули, что интернет не является СМИ и большая часть информации, размещенная в сети, имеет частный, непубличный характер. «Поддерживая предложенные изменения в части организационных основ противодействия экстремистской деятельности, Общественная палата РФ считает, что другие предложения требуют более глубокой общественной и юридической проработки с точки зрения соблюдения основных прав и свобод, гарантированных гражданам Конституцией РФ», — говорилось в заключении ОП.

Летом прошлого года текст законопроекта опять рассматривался депутатами и был принят в первом чтении. В конце мая этого года его приняли во втором чтении, а на прошлой неделе Дума окончательно одобрила документ. Его текст так и не был изменен.

На продвижение законопроекта обратила внимание ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе). Представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дунья Миятович раскритиковала принятые поправки к УК РФ, заявив, что это очередное ограничение свободы выражения. Миятович ссылается на заключение Венецианской комиссии — консультативного юридического органа при Совете Европы, — которая признала российское законодательство об экстремизме недостаточно точно сформулированным.

«Это законодательство может породить страх среди пользователей интернета, поскольку они не могут юридически предсказать, будет ли нарушать закон их свободу слова», — приводятся в заявлении ОБСЕ слова Миятович.

Она призвала российские власти отменить поправки, которые «угрожают свободе СМИ и подрывают плюрализм в интернете во имя борьбы с неопределенной концепцией экстремизма».

Медиаменеджер и блогер Антон Носик также заявил, что цель закона — запугать пользователей интернета: «Думаю, задача была в том, чтобы люди боялись рот открыть в интернете. Но надо знать, что пользователей интернета у нас привлекали не первый десяток лет по 282-й статье и по другим статьям за то, что написано в постах, в блогах. Так что тут ничего нового нет. Просто такое целенаправленное запугивание людей. Теперь люди должны понять, прочитать и больше рта никогда не раскрывать. В этом, собственно, и состоит идея: вызвать страх, желание спрятаться куда-то, лечь и не отсвечивать».

Глава центра «Сова» указывает, что, возможно, законопроект был принят ради другой поправки — о финансировании экстремистской деятельности. В УК появится новая статья 282-3, которая прописывает наказание за сбор средств — от штрафа в 300 тыс. руб. до лишения свободы на срок три года. В примечании указывается, что если человек помог органам раскрыть деятельность экстремистского сообщества, то он может быть освобожден от наказания.