«Мы не видим заботы государства об этих людях»

С чем сталкиваются жители юго-восточной Украины, чтобы получить в России статус временного убежища

Елизавета Антонова 16.06.2014, 12:52
ИТАР-ТАСС

Власти России выступают с громкими заявлениями о помощи украинским беженцам, в Москве работает специальный пункт ФМС для помощи жителям юго-востока Украины. «Газета.Ru» попыталась выяснить, с какими проблемами сталкиваются бежавшие из зоны боевых действий в действительности.

Премьер Дмитрий Медведев распорядился оказать гуманитарную помощь беженцам, прибывающим в Россию с Украины. «Прошу Ольгу Голодец и других членов правительства, которые за это отвечают, оказывать необходимое содействие в решении всех вопросов гуманитарного характера (беженцам с юго-востока Украины), — заявил Медведев. — Я уже на заседании правительства давал соответствующие поручения членам правительства, губернаторам сопредельных регионов, и работа эта развернута».

Это не первое подобное заявление представителей российских властей по данному вопросу. Неделю назад распорядиться о помощи беженцам с востока Украины пообещал Владимир Путин.

«Существует политическая воля нашего государства — принимать всех украинских беженцев, — сказали «Газете.Ru» в комитете «Гражданское содействие», который занимается помощью беженцам и вынужденным переселенцам.

— В Москве работает специальный отдел ФМС по приему заявлений граждан Украины (в отделе адресно-справочной работы и информационных ресурсов УФМС России по г. Москве на Краснопролетарской, 10. — «Газета.Ru»). Позиция государства по этому поводу недвусмысленная.

Поэтому особых проблем с обращением в ФМС России с просьбой о временном убежище для граждан Украины теоретически быть не должно».

Временное убежище — гуманитарный статус, который дается на один год на территории России и продлевается при условии, что обстоятельства, по которым он был выдан, не изменились. Граждане Украины могут получить в России именно статус временного убежища, который не стоит путать со статусом беженца. Беженец — это человек, который находится вне страны своего гражданства или постоянного проживания и который имеет реальные опасения вернуться к себе на родину в связи с личным преследованием по признаку гражданства, религии, расы, политических взглядов или социальной группы.

«Типичный случай предоставления временного убежища — сирийцы в России. Статус беженца выдается бессрочно и дает возможность теоретически просить гражданство, хотя на деле это очень сложно в России. А временное убежище дают проще, чем статус беженцев, дают на год, но не всегда продлевают. Например, сирийцам год назад выдали, а сейчас говорят: «Да, по справке из МИДа ситуация по-прежнему плохая, но мы вам не продлеваем временное убежище, потому что изменились обстоятельства, по которыму вам его изначально выдавали», то есть сами себе противоречат. Политическая воля, видно, изменилась — по-другому у нас не бывает», — сказали «Газете.Ru» в «Гражданском содействии».

Чтобы получить статус временного убежища, украинцам для начала нужно отстоять в часовой очереди за списком документов на Краснопролетарской. Там же назначают время подачи заявления. Как правило, очередь занимают на два-три месяца вперед.

«В первый раз я пришла сюда 20 апреля, назначили подачу документов только на 9 июня. Сейчас только пойду документы подавать. Долго», — жалуется «Газете.Ru» 30-летняя Лариса, которая вместе с детьми покинула Луганск в начале апреля.

После подачи заявления со всеми остальными необходимыми документами приходится ждать еще пару месяцев — решения Федеральной миграционной службы. В случае благосклонности ФМС заявитель отдает ведомству свой украинский паспорт, автоматически лишаясь возможности покидать территорию страны, и получает временное убежище на один год.

В пресс-службе ФМС несколько дней подряд отказывались комментировать вопрос помощи беженцам с юго-востока Украины, ссылаясь на занятость сотрудников. В понедельник в пресс-службе московского отделения ФМС с «Газетой.Ru» также отказались говорить на эту тему, объяснив, что «тема остро политическая» и без разрешения руководства комментировать ее не разрешают.

Между тем глава «Гражданского содействия» Светлана Ганнушкина считает, что должной помощи украинским беженцам Россия не оказывает — «все остается только на словах». «Казалось бы, государство заявило весьма недвусмысленную позицию по поводу помощи украинцам, а на практике мы не видим заботы государства об этих людях. Двойственная какая-то позиция, — считает правозащитница. — Вчера у меня была семья прямо из Славянска, из самой горячей точки. Их в миграционной службе поставили в очередь на регистрацию только на 15 сентября.

Им не выдали никакой бумажки, никакого легального статуса, даже просто справки о том, что они обратились, не выдали. То есть фактически они нелегалы. У этой семьи четверо детей, младшему ребенку 11 месяцев, а у них нет даже возможности легально устроиться на работу. Конечно, они будут работать — куда им деться. Но работать будут нелегально.

А ведь им еще может быть отказано во временном убежище».

«Произносят всякие ужасы про 8 тыс., 12 тыс., — вспоминает Ганнушкина о введении в Ростовской области режима ЧС в связи с большим количеством прибывающих с Украины беженцев. — Но разве это цифры… На самом деле для России 12 тыс. — это ничто. Турция приняла 800 тыс. беженцев из Сирии, а мы с 12 тыс. не можем справиться.

«В прошлом году был этот нелепый лагерь в Гольянове, где тысячу вьетнамцев поместили в палатки. Выкинули их из домов и в один день все установили, привезли полевую кухню, стали кормить. Это было нелепо абсолютно, но МЧС сработало четко и легко. Но во всяком случае, стало понятно, что поставить палатки, обеспечить матрасами, едой людей в таком количестве реально, и ничего в этом страшного нет».

«Пришла в ФМС, там мне сказали, что полгода ждать придется. Там очереди по 200 человек. Сначала дают бланки на заполнение, через три месяца мы их приносим заполненные и получаем какую-то справку, но мы не имеем права работать, в сад ребенка не отправишь. И только через три месяца очередные дают убежище, — жалуется «Газете.Ru» Инесса, 22-летняя беженка из Славянска, которая приехала в Москву с двухлетним ребенком и после пары походов в ФМС решила отказаться от идеи подавать заявление на временное убежище. — К тому же в течение года не можешь домой съездить — как это? У нас там родители, вся жизнь… Как мы можем здесь сидеть спокойно… Завтра кого-то прибьют, и похоронить даже некому будет.

В итоге мы решили сделать патент на работу и регистрацию нелегально, уже нашли людей, которые нам помогут. Других вариантов нет. Работать-то надо.

Буквально в понедельник Медведев выступал по телевизору и обещал чуть ли не финансовую помощь нам. Я сегодня хотела пойти в «Единую Россию» и написать жалобу на ФМС, у меня просто сил не хватило — я с ребенком. Зачем давать ложную информацию и людей обнадеживать зря?!»