Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Ни одного живого беженца

ФМС опровергла сведения о сотнях тысяч украинских беженцев

Ирина Резник 11.03.2014, 20:04
ИТАР-ТАСС

Кто такие украинские беженцы, о которых последние дни взахлеб рассказывают российские телеканалы и которых готовы приютить москвичи? Украинские СМИ утверждают, что это гастролирующие профессиональные аферисты. По мнению же правозащитников, на самом деле это простые гастарбайтеры, решившие воспользоваться ситуацией, чтобы легализоваться.

Накануне праздников ФМС опровергла сообщения российских государственных СМИ о многочисленных беженцах с Украины, которые хотят получить российское гражданство. Как сообщил на заседании Комиссии по мониторингу ситуации на Украине в Совете Федерации РФ 7 марта заместитель руководителя службы Анатолий Фоменко, с начала 2014 года за статусом беженца обратились 82 гражданина Украины.

А появившаяся в СМИ информация о более чем 143 тыс. обращений с просьбой о предоставлении убежища — это количество граждан Украины, которые просто пересекли границу России с начала обострения ситуации в Киеве.

По его словам, критической ситуации с прибытием украинских беженцев в Россию пока не наблюдается, однако отмечается тенденция, связанная с намерениями граждан Украины не возвращаться на родину, продлив срок своего законного пребывания в России путем получения разрешения на временное проживание и вида на жительство.

Опровергать сообщение о почти 150 тыс. украинских беженцев ФМС пришлось после серии сюжетов о людях, срывающихся с малыми детьми с насиженных мест, а заодно о готовых принять их в своих домах москвичах. Украинские СМИ ответили другими сюжетами — о гастролирующих по России профессиональных аферистах, зарабатывающих, проливая слезы перед российскими телекамерами.

Как бы то ни было, благодаря событиям на родине желающие легализоваться в России люди с украинскими паспортами получили сейчас некоторые преимущества перед гражданами других государств.

Как сообщается на официальном сайте ФМС РФ, «граждане Украины могут обратиться в подразделения ФМС России по месту пребывания по вопросам оформления разрешения на работу и патента, разрешения на временное пребывание, вида на жительство и гражданства, а также предоставления убежища. Руководителям территориальных органов ФМС России дано указание внимательно относиться к обращениям граждан и оперативно рассматривать поступающие заявления и ходатайства от граждан Украины».

Правозащитники приветствуют либерализацию в отношении совершенно бесправных до последнего времени в России украинцев, чем бы она ни была вызвана.

По словам председателя комитета «Гражданское содействие», руководителя сети «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал» Светланы Ганнушкиной, если в самом начале событий на Майдане украинцев вообще старались не пускать в Россию, то в связи с изменившейся ситуацией миграционные службы получили иные инструкции.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло, — заявила Ганнушкина «Газете.Ru». — Сейчас у людей появилась надежда на легализацию — может, сойдут за беженцев».

По ее словам, долгие годы легализоваться в России безуспешно пытается огромное количество людей (в том числе этнических русских) с паспортами стран СНГ, не по своей воле ставших иностранцами. Среди них и реальные беженцы, и те, кто приехал в качестве трудового мигранта, но понял, что хочет остаться жить в России, и те, кто пытаются воссоединиться с родными. Но до сих пор российское законодательство этого практически не позволяло.

Особенно тяжело стало с начала 2014 года, после вступления в силу новых законов в миграционной сфере, рассказала Ганнушкина. Один из них касается ограничения срока пребывания для иностранцев из безвизовых стран 90 днями в течение полугода. Таким образом предполагалось устранить лазейку, когда не имеющие разрешения на работу иностранцы могли выехать из России на один день, а потом вернуться на законных основаниях.

В итоге в начале года на границе между Украиной и Россией стояли тысячи человек (из числа тех, что привыкли каждые три месяца выезжать, отмечаться и возвращаться). В Брянске был мороз минус десять градусов, но замерзших и голодных людей не пускали ни в Россию, ни на Украину, где они уже успели поставить штамп о выезде.

«Конечно, это было нелепо, и ситуацию надо было исправлять, — говорит эксперт. — Но не таким способом, и по крайней мере до людей надо было довести эту информацию хотя бы на границе. Ведь речь идет о простых людях. С большим трудом удалось добиться, чтобы людям разрешили въехать в страну (поскольку их просто негде было держать в транзитной зоне), но при этом с них взяли обязательства уехать на Украину в течение трех дней. Вот так из людей делают преступников».

Кроме того, рассказала Ганнушкина, в ее комитет массово обращаются люди — супруги или родители граждан России, которые спокойно выехали с семьей за пределы страны, но попасть назад уже не могли, не понимая при этом, в чем же они провинились.

«Это бесконечные и совершенно дикие истории, — говорит она. — Например, к нам обратилась беременная женщина, рассказавшая, что за время свадебного путешествия в Турцию у ее мужа по непонятной ему причине ликвидировали разрешение на временное проживание. В другой ситуации мужчина-россиянин в аэропорту встречал жену-украинку с ребенком — гражданином России, которая ездила к родителям на Украину. Поняв, что жену через границу не пропустят, он попросил, чтобы ему отдали хотя бы уставшего от перелета младенца, чтобы дома переодеть его и уложить спать. Не позволили, малыш заболел».

Еще один недавний закон — о «резиновых квартирах» — поставил в безвыходное положение множество людей, оказавшихся нарушителями правил миграционного учета. Как рассказала «Газете.Ru» руководитель одного из подмосковных агентств, предоставляющих сиделок для ухода за больными и престарелыми людьми, большая часть ее сотрудниц — граждане Украины. И даже если удается подобрать им работу не в больнице, а с проживанием, о регистрации по месту проживания речь никогда не идет.

В таких случаях выхода два, рассказала собеседница «Газеты.Ru»: или регистрировать их за деньги по фиктивным адресам, или вообще не оформлять.

Работают без оформления и многочисленные сиделки-няни-домработницы, договаривающиеся о работе напрямую, без кадровых агентств. И их напрямую касаются правила о въезде, заставляющие отправляться домой каждые три месяца. Сейчас, когда появилась возможность легализоваться, возможно, часть из них решит назвать себя беженцами. А остро нуждающиеся в их услугах москвичи согласятся «приютить» «беженцев».

Обрадовались и заинтересованные в дешевой рабсиле более крупные работодатели. Не успело правительство РФ рассмотреть решение об упрощенном въезде на территорию России жителей Украины, как столичные компании начали заявлять о том, что готовы предоставить беженцам рабочие места.

Что же касается реальных беженцев из Украины, то, по словам Ганнушкиной, таковых нет.

По ее словам, не было ни одной волны миграции, при которой беженцы не находили бы дорогу в центр «Мемориал». «У нашей организации есть филиалы по всей России, и я попросила навести справки во всех приграничных районах, — рассказала она. — Никто не видел ни одного живого беженца, который бы пришел к нашим юристам. Кроме того, Украина — это не Сирия. И у всех там есть родственники и знакомые. Но до сих пор никто ни к кому из нас не приехал. А ведь когда случился первый из добравшихся до Москвы, армяно-азербайджанский конфликт, многие предоставляли бежавшим от него людям свое жилье. Молодая семья моей дочери тогда переехала к нам, уступив свою московскую квартиру беженцам.

Во время конфликта в Чечне ко всем приезжали родственники и знакомые. А у нас в приемной тогда собирались толпы беженцев».

Что касается последних инициатив об упрощении процедуры получения российского гражданства, предложенных Дмитрием Медведевым, то, по мнению Ганнушкиной, следует пойти дальше и разрешить двойное гражданство. «Отказаться от своего гражданства ради российского готовы те, кто давно здесь живет и находится в устойчивой связи с Россией, — считает она. — Совсем другое дело — жители Украины. Но для них исключения тоже не делается. Значит, хотят сделать в Крыму как в Осетии и Абхазии, где на чужой земле раздали людям российские паспорта. Сейчас там полно наших граждан, и пора их «защитить». Это очень нечестная политика».