Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Раз сидел в СИЗО, значит, виновен»

«Газета.Ru» пообщалась с экс-руководителем движения «Щит Москвы» Алексеем Худяковым

Александра Кошкина 25.01.2014, 14:42
Экс-руководитель движения «Щит Москвы» Алексей Худяков Личная страница на сайте vk.com
Экс-руководитель движения «Щит Москвы» Алексей Худяков

Алексей Худяков, проходивший по делу о беспорядках в общежитии в Капотне, после выхода из СИЗО решил покинуть движение «Щит Москвы», которое боролось с нелегальной миграцией в столице. О том, почему он это сделал, как узнал об амнистии, и о своей дальнейшей политической деятельности он рассказал корреспонденту «Газеты.Ru».

В конце сентября прошлого года несколько десятков молодых людей решили устроить рейд по выявлению мигрантов в общежитии в Капотне. В акции участвовали активисты молодежных движений «Щит Москвы» и «Нарко-стоп», закончилась она настоящим штурмом со стрельбой, которую открыл один из жителей. В результате он ранил в спину одного из лидеров движения «Нарко-стоп» Александра Вознесенского и прострелил ухо случайно оказавшейся в общежитии женщине. Приехавшая на место полиция задержала штурмовавших здание активистов, трое из них оказались в следственном изоляторе по обвинению в хулиганстве: раненый Вознесенский, лидер «Щита Москвы» Алексей Худяков и 17-летний гражданин Узбекистана Хает Шарифов. Амнистия, освободившая участниц Pussy Riot и экологов Greenpeace, коснулась и их.

«Мы готовились к обычной, рядовой акции. На тот момент мы уже провели около 60 рейдов», — рассказывает Алексей Худяков. Речь его правильная и спокойная, взвешивает каждое слово: «Обычно это происходит так. Мы получаем сообщение во «ВКонтакте», либо на «горячую линию», либо еще как-то о том, что где-то проживают незаконные мигранты. Мы приезжаем, смотрим, есть ли там люди в принципе. Если кто-то есть — мы вызываем полицию, чтобы она уже разбиралась, законно это или незаконно».

По его словам, местные жители в Капотне жаловались на общежитие, в котором проживает около 100 мигрантов.

«На самом деле в два раза меньше, но все равно много, — улыбается активист. — И поэтому мы решили позвать побольше людей, чтобы контролировать ситуацию и в случае чего не дать мигрантам разбежаться. Соответственно, изъявила желание участвовать другая организация — «Нарко-стоп». Я посмотрел, вроде известная организация». Однако рядовые активисты пригласили своих друзей, и в результате собрались «непонятные люди, которые преследовали какие-то свои цели». «В результате, когда начался рейд, группа людей, вместо того чтобы стоять с нами и ждать полицию или что-то адекватно делать, бросилась внутрь и стала все громить, насильно всех выгонять. До сих пор непонятно, была ли это какая-то спланированная провокация, либо просто какие-то подвыпившие националисты затесались. Но в любом случае это были провокаторы, и к нашей организации они не имеют ни малейшего отношения», — заявляет Худяков.

Сам активист утверждает, что практически все время находился снаружи общежития. «Я вызвал полицию, смотрю, начались какие-то неадекватные действия, кто-то в окно метлой бросил. Я говорю: «Что вы делаете? С ума сошли?» Но кого-то остановить было очень тяжело, — вспоминает Худяков. —

Я подошел к полиции, сказал, что тут проживают мигранты. В этот момент как раз выстрелы прозвучали».

Активист уверяет, что травматического оружия у них не было, а с собой для самозащиты они носят только газовые баллончики. «Оружие было у одного из жителей общежития, уроженца Дагестана, — отмечает он общеизвестный факт. — К нему даже никто не успел подойти, к нему в дверь никто не ломился. Он просто выбежал и сначала ножом попытался разогнать нас. Ему это не удалось, и тогда он выбросил нож, убежал и выбежал с пистолетом, начал стрелять во всех вокруг, в том числе высунулся из окна, стал стрелять по полиции. Полиция трусливо попряталась, но почему-то решила его дальше не арестовывать, говорят, он пять суток отсидел и потом его отпустили. Никаких претензий, что он прострелил женщине ухо, попал парню в спину, — это считается самообороной. Почему не считаются тогда самообороной действия Лотковой? (студентка Александра Лоткова, в прошлом году осужденная на три года лишения свободы за стрельбу на станции метро «Цветной бульвар». — «Газета.Ru») Я не понимаю», — улыбнулся Худяков.

Когда на место приехали сотрудники полиции, они принялись задерживать активистов. В результате в отделении оказалось более десяти человек, в основном несовершеннолетние. Всех, кому не было 18 лет, отпустили домой.

Худяков приехал в ОВД сам — писать привычное заявление об организации незаконной миграции. Но полицейские решили его задержать.

Помимо него были задержаны раненый Вознесенский и 17-летний узбек Шарифов. «Он просто соврал, что ему есть 18 лет, и, когда следователь выяснил, что ему нет 18, сказал (оперативнику. — «Газета.Ru»), что, раз оформил бумаги, сажай его. Вот так у нас работает полиция, к сожалению», — рассказал Худяков. То, что Кузьминский райсуд удовлетворит ходатайство следствия о его аресте, активист не ожидал.

— Но если «Щит Москвы» сотрудничал с полицией, почему на этот раз задержали?

— Никакого сотрудничества с полицией у нас нет. Мы неоднократно обращались во все инстанции и в ГУ МВД Москвы, они обещали сотрудничать, но никакого прямого сотрудничества у нас с полицией нет. Есть у нас в двух округах, как сказать, неуставные отношения с кадровыми сотрудниками, которые обещают нам помогать, в случае чего поддерживать. Это в Западном и Северо-Восточном округе. Никаких бумажных, юридических или хотя бы неюридических договоренностей с полицией или УФМС нет. Нам обещалась помогать Мосжилинспекция, потому что в подвалах обитают мигранты. Но мы провели пару раз с ними мероприятия и поняли, что вся информация уходила заранее. То есть мы приехали раз — дверь заварена, второй — дверь заварена. Никакого смысла нет. Конечно, так проблема тоже решается, двери все-таки завариваются, но совсем не так, как хотелось бы. Хотелось бы наказывать тех людей, которые селят нелегалов.

Наша задача не выгонять мигрантов из подвалов, не бороться с ними. Наша задача — чтобы русские компании добросовестно работали на рынке труда, чтобы не было черной рабочей силы, не было черного капитала.

По его словам, чаще всего полиция не реагирует на их заявления, «исправно находит причины» не возбуждать уголовные дела в отношении управляющих компаний: то доказательств недостаточно, то это не в их ведении. А что касается событий в Капотне, то результат был налицо: мигранты съехали, часть из них депортировали, общежитие было закрыто. «Мы свою задачу выполнили. Такой ценой, правда», — отмечает Худяков.

В следственном изоляторе он пробыл всего три недели, а потом во время апелляции в Мосгорсуде его отпустили под домашний арест. «Даже охрана не ожидала, что нас выпустят. Сидели там (в суде. — «Газета.Ru») до вечера, они не знали, что с нами делать, — вспоминает активист. — Первый месяц браслет вообще не надевали, надели, только когда Кузьминский суд продлил домашний арест. Тогда только УФСИН установил браслет. А так мог даже из дома свободно выходить». Три недели, которые он пробыл в СИЗО, прошли спокойно, без каких-либо конфликтов. Дома уже была возможность выхода в интернет, так он и узнал об амнистии. «Про амнистию давно начали говорить, но я думал, что меня это совсем не коснется. И в последнюю неделю прошел слух, что могут включить статью «Хулиганство». Я, конечно, пристально следил за новостями», — говорит Худяков.

Когда Госдума приняла закон, через несколько дней с него сняли браслет. «Процесс амнистии непростой, я ее подписал. Хотя были мысли не подписывать, потому что так получается, что я частично признаю свою вину, а на самом деле вины нет. Но следователь мне сразу сказал, что, раз сидел в СИЗО, значит, виновен, у нас законы действуют так», — рассказывает Худяков.

Впрочем, несмотря на то, что статья предполагает до семи лет лишения свободы, рассчитывал он все-таки на условный срок.

«Да, это статья Pussy Riot и Greenpeace, но, во-первых, я совсем невиновен в отличие от тех же Pussy Riot, во-вторых, я и работал, и учился, и доказательств моей вины не было ни на фото, ни на видео, которые были с места, и я сам вызвал полицию», — аргументировал он.

Что касается проекта «Щит Москвы», Худяков создал его полтора года назад после ухода из прокремлевского движения «Россия молодая», в котором проработал шесть лет. «Мои взгляды, так сказать, разошлись с руководством. Просто, наверное, понял, что в рамках «России молодой» я не могу создавать свой проект какой-то, захотелось заниматься серьезной общественной деятельностью, и я создал этот проект. Он не был поддержан «Россией молодой», и по этим причинам я ушел и решил заниматься этой проблематикой», — рассказывает активист. Меньше чем за год работы он понял, что проблема с миграцией действительно серьезная. «Я, когда брался за нее, не ожидал, что такой большой размах. В каждом районе все дворники, все рабочие живут нелегально, не считая больших общежитий, заводов, рынков», — отмечает Худяков. По его словам, за 60 рейдов им удалось найти более 700 нелегальных мигрантов.

После выхода из СИЗО он понял, что не способен решить проблемы с незаконной миграцией силами своей организации. Поэтому Худяков решил покинуть пост руководителя «Щита Москвы».

«Сейчас буду искать какую-то поддержку политических элит, как политическую, так и финансовую, потому что жить на что-то надо, — признается он. — Я веду переговоры с разными организациями, политическими партиями, где больше возможностей заниматься общественной деятельностью, решать проблемы, где больше ресурсов. Возможно, при какой-то партии буду заниматься молодежной деятельностью. Независимым быть, конечно, хорошо, но, как сказал Сурков, свободы без денег не может быть. Если человеку нечего купить, нечего одеть, нечего поесть, он свободным быть не может».

Организация «Щит Москвы», по его словам, так и останется независимой. «Сейчас есть коллектив, они продолжают деятельность. Очень рад был тому, что, когда меня не было три месяца, они не бросили дело, то есть организация пережила своего создателя, это очень хорошо», — отметил Худяков. По его словам, главная задача организации — показать пример другой молодежи, что, «если каждый в своем доме проверит подвал, вызовет полицию, выгонит нелегалов, им некуда будет переходить».

— Сейчас в «Щите Москвы» людей меньше осталось. После суда люди испугались репрессий. Сейчас к молодежным движениям почему-то пристальное внимание представителей органов. Практически на каждое движение заведены уголовные дела.

— А помимо этого дела есть еще какие-то уголовные дела?

— Да, по рейду 28 июня в Южном Тушине. Тоже попытались возбудить уголовное дело по этой же статье, но она тоже попала под амнистию. Это был обычный рейд. Когда мы пришли, нелегалы попытались на нас напасть, но до драки дело не дошло. Потом приехала полиция, забрала всех нелегалов, нас не задерживали. Мы написали заявление, чтобы возбудить уголовное дело против руководителя. Но потом почему-то нам отказали в возбуждении дела, а возбудили дело на активистов «Щита Москвы», на меня в том числе. Непонятно, по каким причинам и основаниям, там было все спокойно, двери не выбивались, ничего не билось. Но оно тоже попало под амнистию.

Как сообщил Худяков, выйдя из СИЗО, он не только оставил «Щит Москвы», но и сделал своей девушке предложение. Свадьба, по его словам, состоится в августе.