Кого слушает президент

«Это обращение с людьми, как с военной добычей»

Ассоциация секс-работников рассказала журналистам, от чего страдают российские проститутки

Елизавета Антонова 17.12.2013, 22:31
Игорь Зарембо/ИТАР-ТАСС

Сколько человек в России зарабатывают проституцией, с какими опасностями им приходится сталкиваться и какие проблемы решать, рассказали представители Ассоциации секс-работников России «Серебряная роза» на пресс-конференции, приуроченной к Международному дню защиты секс-работников от жестокости и насилия. Они объяснили, почему проституцию не стоит ни запрещать, ни легализовывать и зачем им регистрация Минюста.

Ассоциация секс-работников России «Серебряная роза» провела во вторник в Сахаровском центре пресс-конференцию, отметив таким образом международный День защиты секс-работников от жестокости и насилия. Официальных приглашений на конференцию редакции не получали, и оповещение шло по личным каналам, так как организаторы опасались, что мероприятие сорвут православные активисты или другие противники этой профессии. Однако последние то ли так и не узнали о планах «Серебряной розы», то ли не нашли время отреагировать и на мероприятии не появились.

«Впервые марш красных зонтов прошел в 2001 году в Венеции. Секс-работники решили с красными зонтами и с мегафонами пройти по улицам Венеции, чтобы заявить о своих проблемах и дискриминации», — рассказала психолог, член «Серебряной розы» Анастасия Петрова. По ее словам, тот марш 17 декабря положил начало празднованию этого профессионального праздника, а в 2005 году красный зонт решили сделать международным символом защиты секс-работников от насилия и жестокости.

Ассоциация «Серебряная роза» появилась в Санкт-Петербурге в 2004 году. Как рассказала руководитель движения Ирина Маслова, все начиналось с четырех человек, собравшихся обсудить проблемы профессии — сложных клиентов, поборы полицейских, вопросы здоровья — и подумать, как можно вместе с этим бороться.

Постепенно к инициативной группе начали присоединяться некоммерческие организации, в частности оказывающие работникам интима профилактику против ВИЧ.

По словам правового аналитика Михаила Голиченко, сотрудничающего с «Серебряной розой», в российском законе есть административная статья «занятие проституцией» (ст. 6.11 КоАП РФ), но самого понятия «проституция» законодательство не предусматривает. «По большому счету, привлечение к административной ответственности за занятие проституцией осуществляется при произвольном толковании понятия, — сказал он. — Давно уже есть постановление ЕСПЧ, рекомендации со стороны международных организаций, в том числе ООН, в которых сказано, что интимные отношения между двумя взрослыми людьми на доверительной основе не являются сферой, в которую должно вмешиваться государство».

Ирина Маслова уверена, что именно статьи 6.11 и 6.12 КоАП РФ (занятие проституцией и получение дохода от занятия проституцией) позволяют полиции безнаказанно злоупотреблять своими полномочиями и по-зверски вести себя по отношению к секс-работникам, которых, по данным ассоциации, сегодня в России около трех миллионов.

«Если вы переходите дорогу в неположенном месте, вы точно так же совершаете административное правонарушение, но ни одному сотруднику полиции не придет в голову посадить вас в железный ящик на трое суток без еды и питья. Ни одному полицейскому не придет в голову вас пустить по кругу на 10–15 человек и потом вымогать каждый месяц по 10–20 тыс. руб.

По сути, то, что происходит сейчас в каждом городе России, — это обращение с людьми, как с военной добычей», — уверена Маслова.

Ирина рассказала о том, как в июле прошлого года питерский полицейский убил девушку, оказывавшую секс-услуги, и до сих пор остается на свободе. «Он забил ее ногами, кинул себе в машину, вывез в лес и закидал ветками. Уголовное дело до сих пор не закончено. Его вывели на суд, но потом вернули на доследование. Человека уволили, но он до сих пор гуляет на свободе, — отметила она. — Мы — такие же, как и вы. Если сегодня вы допускаете это по отношению ко мне, то завтра это может коснуться вас. Ни одна из присутствующих здесь женщин не может быть уверена в том, что она дойдет от метро до дома и ей по дороге пьяный мент не встретится».

Затем Маслова рассказала про недавно появившееся в сфере интима слово «шторки», которое обозначает явление, не так давно пришедшее в Петербург из Москвы.

«Когда поехали в Москву нелегальные мигранты, женщины начали оказывать сексуальные услуги. Снимается небольшое подвальное помещение, выставляется 20–40 кроватей, между которыми натягиваются шторки, и один умывальник.

Те, кто это организует, очень хорошо откупаются от ментов, — рассказывала глава ассоциации секс-работников. — Если у нас не будет доступа в эти подвалы, туда не будет доступа ни у кого».

«Меня зарубежные журналисты спрашивали, что будет в Сочи в Олимпиаду. То же, что было в Казани перед Универсиадой, и во Владивостоке перед саммитом. Двух-трех убивают или сжигают — это акт устрашения, чтобы все остальные ушли, чтобы показать, какой у нас чистый и замечательный город. А девочкам никак не защититься, и заявления у них не принимают, — говорит Маслова. — Притока секс-работниц в Сочи во время Олимпиады не будет, они уже бегут оттуда. Но не могут уехать наркозависимые. А именно наркозависимые женщины являются наиболее подверженными насилию, в том числе со стороны полиции».

«Опрошенные нами девочки гораздо больше говорят о насилии со стороны полиции, чем о насилии со стороны клиентов», — подчеркнула Анна Саранг, возглавляющая Фонд Андрея Рылькова, оказывающего помощь наркозависимым.

Анна зачитала рассказ одной из «ночных бабочек» о так называемых «субботниках», которые им устраивали сотрудники полиции: «Мусора приезжают, девочек загружают в машину, везут их или на дачу к кому-нибудь, или в сауну. Их там может быть от 10 до 15 человек, и ты там можешь находиться и сутки, и двое… Боишься — ну а что ты можешь сделать?»

«Если бы появилась такая организация, которая могла бы публично озвучить эти проблемы и объяснить девушкам их права, это очень помогло бы им себя защитить», — считает Саранг.

По словам Масловой, в Киргизии, где нет ответственности за занятие проституцией, действует старейшая организация, отстаивающая права интим-сферы на постсоветском пространстве «Таис плюс»: «Они существуют около 13 лет, с тех пор, как была легализована проституция. И с того момента количество секс-работников в Киргизии не больше и не меньше, их просто меньше грабят и убивают».

При этом «Серебряная роза» выступает против легализации, законодательной регламентации секс-работы в России: «Мы не хотим, чтобы девушкам на рынке труда «шторки» предложили как альтернативу приличной работы, поэтому мы выступаем против легализации. Это самый главный аргумент». Кроме того, по мнению Масловой, легализация является не чем иным, как контролем за их сексуальной жизнью, что в современном обществе недопустимо:

«Государство не имеет права диктовать мне, с кем спать и на каких условиях это делать.

Потом еще заставят рожать одного или двух детей до 18».

Кроме того, если сделать секс-работу легальной, это унизит человеческое достоинство женщины, превратив ее тело в «орудие производства», на часть доходов от которого претендует государство. Фактически будет введена госмонополия на сутенерство:

«Мы не хотим платить налоги.

Прежде чем получать какие-то деньги, они должны что-то вложить. Нам государство не гарантирует ни медицинские услуги, ни защиту, ни безопасность, ни даже уважение».

Сейчас Маслова продолжает добиваться регистрации своей ассоциации как НКО вопреки отказу Минюста. Это нужно, чтобы «как минимум дать девчонкам основные знания своих прав, объяснить им, что может делать сотрудник полиции, а что не может». Также «Серебряная роза» борется за то, чтобы иметь доступ к программам профилактики секс-работников от разных заболеваний, в том числе от ВИЧ-инфекции.

«Минюст отказал. Нас попытались обвинить в разжигании национальной розни (на каком основании — не очень понятно), сказали, что в квалификаторе профессий от 1994 года такой профессии нет.

Хотя, как известно, наша профессия является одной из древнейших», — с улыбкой заметила Ирина.

«Кроме того, в Минюсте признались, что не имеют достаточной квалификации, чтобы оценить наши уставные документы с точки зрения нарушения нами административных статей 6.11 (занятие проституцией), 6.12 (получение дохода от занятия проституцией) и ст. 241 УК (организация притона для занятия проституцией)», — продолжала она.

Глава «Серебряной розы» подала на Минюст в суд, и в районном суде Петербурга представители министерства привели новый «замечательный довод»: мол, если зарегистрируют такую организацию, это нарушит православные каноны.

«Суд поддержал Минюст, и теперь 24 декабря Петербургский горсуд рассмотрит нашу апелляцию на решение районного петербургского суда. Это последняя для нас российская инстанция. В связи со всеми законами, которые сейчас принимаются, у нас большие сомнения в своей победе. Так что пойдем в ЕСПЧ», — заявила Маслова.