Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Российский — значит главный

Конституционный суд РФ постановил, что его решения важнее ЕСПЧ

Никита Зея (Санкт-Петербург) 06.12.2013, 21:33
iStock

Конституционный суд РФ постановил, что его собственные решения важнее тех, что выносятся в Страсбурге. А Конституция России на ее территории превыше любых иных законов. К такому заключению КС пришел по итогам изучения скандального «дела Маркина» — офицера, требовавшего предоставить ему отпуск по уходу за ребенком. Появилось оно очень своевременно. Недавно вопрос о том, кто главнее — КС или ЕСПЧ, поставили гомосексуалисты.

В пятницу Конституционный суд РФ огласил решение по делу капитана запаса Российской армии Константина Маркина, из-за которого между КС и Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) возник заочный спор о правовом первенстве. Ранее обе инстанции вынесли по «делу Маркина» прямо противоположные решения, и оставалось не понятно, какое же из них должно исполняться.

КС посчитал, что Маркину как военнослужащему-мужчине не положен отпуск по уходу за ребенком. А ЕСПЧ постановил, что, наоборот, отпуск необходимо предоставить, поскольку иначе это будет гендерной дискриминацией.

В итоге КС постановил, что только он может разрешить вопрос о применимости законодательных норм, которые препятствуют исполнению постановления ЕСПЧ, но не были ранее признаны противоречащими Конституции.

«Статус Конституционного суда не предполагает обжалования принимаемых им решений, поскольку иное не соответствовало бы его природе как органа конституционного контроля», — зачитал постановление судья-докладчик Сергей Маврин.

Однако жестких определений КС избежал и несколько смягчил свою позицию по сравнению с высказанной ранее. Так, в постановлении говорится, что КС может учитывать решения ЕСПЧ и возбуждать конституционное производство второй раз по одному делу. Оспариваемые нормы не исключают возможность суда общей юрисдикции обратиться в КС с запросом о проверке положений, препятствующих исполнению постановления ЕСПЧ. Такой запрос может быть сделан и в случае, когда до решения европейской инстанции заявитель уже обращался в КС по тому же предмету.

При этом выраженное ЕСПЧ сомнение в соответствии нормы российского законодательства Европейской конвенции обуславливает возвращение к вопросу о ее конституционности. Таким образом, КС согласился, что будет считаться с позицией ЕСПЧ в случае возникновения противоречий, и допускает повторное рассмотрение таких дел (в прочих случаях это невозможно).

Но в любом случае последнее слово останется за КС.

«Если Конституционный суд постановит, что норма, препятствующая исполнению постановления ЕСПЧ, не противоречит Основному закону страны, то он может указать на возможные способы реализации решения международной инстанции», — говорится в постановлении.

Судья Конституционного суда Сергей Маврин после оглашения постановления сказал «Газете.Ru», что, по его мнению, европейская Конвенция о правах человека находится под эгидой Конституции РФ:

«В части 1 Конституции прямо сказано, что в российской правовой системе юридическим верховенством обладает Конституция РФ.

Конвенция о правах человека в силу ратификации ее Российской Федерацией вошла в российскую правовую систему, стала ее частью. И в этом смысле эта конвенция находится под эгидой Конституции».

Связаться с Константином Маркиным в пятницу не удалось.

Сейчас Маркину 37 лет, он капитан запаса ВС РФ, работает адвокатом в Новгороде. Раньше служил оператором радиоразведки в воинской части под Петербургом. В 2005 году капитан Маркин развелся с женой, и на его попечении остались трое детей – новорожденный Костя, 5-летний Арсений и 11-летний Тимофей.

Командование части и российские суды отказали капитану в предоставлении отпуска по уходу за ребенком до трех лет, ссылаясь на российские законы, — такой отпуск положен только военнослужащим-женщинам.

Осенью 2006 года офицеру предоставили трехмесячный отпуск по семейным обстоятельствам и финансовую помощь в 200 тыс. руб. Однако капитана это не удовлетворило.

В 2009 году Маркин обратился с жалобой в КС, но судьи отклонили иск, посчитав, что мужчины-военнослужащие не могут брать трехлетний отпуск по уходу за ребенком.

В 2012 году судьи Большой палаты ЕСПЧ решили, что в отношении Маркина имела место дискриминация по признаку пола,

а Россия нарушила статьи 14 и 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ присудил Маркину компенсацию морального вреда и издержек на сумму 6 тыс. евро.

Основываясь на постановлении ЕСПЧ, Маркин обратился в суд петербургского гарнизона, а затем, в июне 2012 года, — в окружной суд с заявлением о пересмотре прежних решений военных судов.

Президиум Ленинградского окружного военного суда попросил разъяснения у КС РФ. Заявители попросили проверить пункты 3 и 4 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ на соответствие Конституции. В пункте 3 говорится, что новым обстоятельством для пересмотра судебных постановлений является решение КС РФ, а в 4-м пункте — решение ЕСПЧ. Однако в деле Маркина эти решения были противоположны. Проще говоря, окружной суд попросил указать, как ему действовать в случае противоречий между позициями высшей российской и европейской судебных инстанций.

Отметим, что

дело Маркина в свое время чуть не вызвало международный скандал. И КС, и ЕСПЧ обменялись ядовитыми репликами.

Российские власти расценили решение ЕСПЧ фактически как покушение на суверенитет страны. В частности, председатель КС Валерий Зорькин отметился публикацией в «Российской газете», где заявил, что «впервые Европейский суд в жесткой правовой форме подверг сомнению решение Конституционного суда РФ» и что «если нам навязывают внешнее «дирижирование» правовой ситуацией в стране, то таких «дирижеров» надо поправлять».

По мнению Зорькина, противоречия между постановлениями КС и ЕСПЧ должны решаться через призму Конституции.

«Каждое решение Европейского суда — это не только юридический, но и политический акт, — считает председатель суда. — Когда такие решения принимаются во благо защиты прав и свобод граждан и развития нашей страны, Россия всегда будет безукоснительно их соблюдать. Но когда те или иные решения Страсбургского суда сомнительны с точки зрения сути самой Европейской конвенции о правах человека и тем более прямым образом затрагивают национальный суверенитет, основополагающие конституционные принципы, Россия вправе выработать защитный механизм от таких решений».

Возможно, противостояние КС и ЕСПЧ еще не закончено. На этот раз прямо противоположные постановления могут быть вынесены по жалобе на закон о пропаганде гомосексуализма.

В конце ноября 2013 года КС отказал гей-активисту Николаю Алексееву в удовлетворении жалобы, в которой Алексеев просил признать не соответствующим Конституции петербургский закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. При этом сейчас в Страсбурге находится аналогичная жалоба Алексеева, которую ЕСПЧ пока не успел рассмотреть.