Из мерзкого в мэрский

Какие чудеса могут сотворить с городами их градоначальники

Газета.Ru 06.11.2013, 09:39
__is_photorep_included5739185: 1

Как превратить каменные джунгли в комфортную среду обитания? Как сделать так, чтобы в мегаполисе можно было не только выживать, но и жить? Алексей Муратов, специалист Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», потряс своим выступлением мэров почти сотни российских городов, собиравшихся недавно в Подмосковье. Он рассказал им о том, как главы администраций мегаполисов на разных континентах смогли превратить каменные мешки в города XXI века.

Лес рук поднялся после того, как Муратов закончил выступление. Два дня семинара мэры ходили за ним, представлялись и мучили вопросами.

Выступление эксперта было столь эффектным, что «Газета.Ru» решила опубликовать его почти полностью с пояснениями и фотографиями. В надежде, что опыт, собранный в разных странах и в разные годы, возможно, поможет и кому-то в России. В том числе тем, кто не слышал лекции, но хочет сделать жизнь в своем городе, районе, местечке более человечной.

Не только Цюрих

Существуют международные рейтинги городов, которые оценивают поселения по качеству жизни. Самые авторитетные рейтинги составляют британские журналы Economist и Monocle и американская консалтинговая компания Mercer.

Ее классификация наиболее подробна. Она ранжирует более двух сотен городов по двум десяткам критериев, среди которых важнейшие — безопасность, стабильность, образование, здравоохранение, культура, окружающая среда и т.д. Рейтинг составляется для международных корпораций, которые отправляют своих сотрудников работать за рубеж и которым для этого надо оценить размер выплат.

В последние годы самое серьезное влияние на рейтинг оказывал критерий безопасности. Так, после «арабских весен» города Северной Африки и Ближнего Востока упали на самое дно рейтингов Mercer и Ко. А на позициях американских городов не лучшим образом сказались массовые протесты типа Occupy Wall Street.

Однако критерии оценки распространяются не только на страны «золотого миллиарда». И успеха могут добиться не только собирательные «Цюрих, Базель, Берн», но и города из менее обеспеченных стран.

Среди множества факторов, повышающих качество жизни в городе, велика именно роль мэра. Ниже — примеры, как личные способности человека помогают зачастую решать, казалось бы, неразрешимые проблемы.

Богота

Начало 1990-х годов. Богота в упадке. Некоторые ее называют худшим городом в мире. Рядом с богатыми районами — трущобы. Реальная власть в городе у наркокартелей. Все пронизано коррупцией. Мусор не убирается. На 100 тыс. жителей — 70 убийств в год. (В благополучных европейских городах — меньше одного.)

Меняться Богота начинает с 1995 года — вместе с избранием на пост мэра бывшего ректора Университета Колумбии, математика и философа Антанаса Мокуса.

Институт «Стрелка»

Будучи независимым кандидатом, он подбирает команду по профессиональным качествам, а не политическим предпочтениям и договоренностям. Вокруг Мокуса собираются лучшие умы страны.

Главной задачей он видит изменение культуры поведения людей. И старается ее решить, убеждая собственным примером. Порой весьма эксцентричным образом. Однажды Мокус нарядился в желтый облегающий костюм супергорожанина и фланировал в нем по улицам, демонстрируя правильные формы поведения. Мокус был уверен: изменения начинаются с небольшой группы людей, берущих на себя функции первопроходцев.

Отталкиваясь от этой убежденности, он в корне изменил поведение городских таксистов, оказывавших самое негативное влияние на трафик в Боготе. Проведя исследование, мэрия отобрала тех, кто отвечал трем простым критериям: вежливо приветствовал садившихся в машину пассажиров; довозил точно до места назначения; корректно отсчитывал сдачу.

Из 30 тыс. таксистов таковых обнаружилось 150 человек. Эти избранники сформировали ассоциацию, получившую название «Рыцари зебры» (в то время такси в Боготе имели на кузове черно-белые полоски), получив отличительные значки для машин. «Рыцари» должны были искать и рекрутировать в свои ряды других порядочных таксистов. Программа оказалась невероятно успешной — горожане отдавали предпочтение услугам «рыцарей». Через несколько лет почти каждый таксист Боготы изменил свое поведение или попросту перестал заниматься извозом.

Другой инициативой Мокуса было введение красной и белой карточек как знаков общественного порицания или одобрения поведения автомобилистов и пешеходов на улице. Показывая красную карточку, человек неагрессивным и санкционированным сверху образом давал понять другому, что тот ведет себя грубо, показывая белую — что вежливо и правильно. Скоро люди по всему городу стали выражать одобрение и порицание красно-белыми карточками. И количество мелких правонарушений существенно снизилось.

Еще одной эксцентрической идеей Мокуса было вывести на улицы более 400 специально обученных мимов, которые высмеивали нарушителей правил и демонстрировали, как надо себя вести. Мэр считал, что жители гораздо больше боятся быть осмеянными, нежели оштрафованными. И не без оснований он так считал: мимы оказались столь эффективны, что Мокус даже принял решение распустить коррумпированную дорожную полицию, предложив части полицейских переквалифицироваться в мимов. Впрочем, это ему все-таки не удалось…

Видя один из главных источников уличного насилия в клубах, мэр специальным законом ограничил время их работы до часа ночи и первое время лично обходил заведения с инспекциями. В результате этой и других кампаний за время правления Мокуса количество убийств в Боготе снизилось на 70%, а количество автомобильных аварий — на 50%.

Мокусу удалось изменить социальное тело города, однако физически Богота оставалась абсолютно запущенной. Но благодаря снижению преступности, улучшению социального климата и ситуации с коррупцией сюда начинали приходить инвестиции. Преемник Мокуса Энрике Пеньялоса может уже заняться реконструкцией кварталов, совершенствованием транспортной системы.

Важное место новый мэр, пришедший к власти в 1998-м, уделяет развитию общественных пространств. Разделяя мнение, что общественные пространства — «окна в душу города» (книга Шарон Зукин «Культура городов» вышла незадолго до этого).

Пеньялоса сносит квартал фавел Картучо, расположенный в центре города, и устраивает на его месте площадь. В правительстве нового мэра появляется ответственный за публичные пространства. Пеньялоса понимает: существующее в Боготе неравенство порождает недоверие между людьми и, как следствие, напряженный социальный климат.

Одним из основных проявлений неравенства, по мнению мэра, учившегося во Франции и США, было доминирование автовладельцев над людьми без машин. Пеньялоса проводит реконструкцию тротуаров по всему городу. Устанавливаются бетонные столбики, расширяется площадь пешеходного полотна.

Большое значение придается общественному транспорту. Создается продуманная и экономичная система скоростного автобусного сообщения. Прокладывается 300 км велодорожек. Вводится система запрета на ежедневное пользование личным автомобилем, а также день без автомобилей один раз в году.

Через три года при поддержке, кстати, Пеньялосы к власти снова приходит Мокус, который продолжает начатые преобразования. В результате деятельности тандема в Боготе появилось 1100 новых районных парков. Практически 100% детей ходят в школу, население увеличилось примерно на треть, занятость — наполовину.

Тирана

Эди Рама вернулся в Албанию во многом случайно. Приехав в 1998 году на похороны отца из Парижа, богемный художник не думал задерживаться в Тиране. Однако траурные церемонии совпали с восшествием на политическую сцену нового премьера Фатоса Нано, искавшего министра культуры. На госслужбе Рама пробыл недолго и уже в 2000 году избрался на пост мэра албанской столицы.

Институт «Стрелка»

Первое, что сделал мэр-художник, — перекрасил серые многоэтажки, наследие эпохи социализма, в веселые цвета. Сам мэр носит чаще всего цветные рубашки и красные носки. Кроме того, он сделал город светлым. До его прихода во всей Тиране было только 78 уличных фонарей. Рама нашел средства и сделал городское освещение практически повсеместным.

Помимо этого Рама сносил ларьки, благоустраивал набережную реки Ланы и озеленял город. Несмотря на то что его меры отчасти были косметическими — воду в столице по-прежнему дают на шесть часов в день, — улучшение образа и облика города дало свой эффект. Путь «быстрых побед», в частности, способствовал притоку иностранного капитала. Что не преминул отметить Международный фонд мэров, вручив Раме в 2004 году премию World Mayor.

Турин

К началу 1990-х итальянский Турин был моногородом, жизнь которого зависела от сильно потрепанного чередой кризисов концерна FIAT. С 1980 по 1990 год концерн сократил порядка 100 тыс. рабочих мест, причем бóльшую часть именно в Турине.

Как раз в то время правительство Италии осуществило масштабную реформу городского управления. Мэры, ранее назначавшиеся горсоветом, стали избираться жителями напрямую. Градоначальники получали весомую политическую легитимность.

И вот в результате выборов к власти в Турине пришел 53-летний Валентино Кастеллани, профессор, проректор местного политехнического института.

Институт «Стрелка»

В 1995 году был разработан десятилетний генеральный план развития Турина. Последний подобный документ принимался в городе в 1959 году. С тех пор его обновлению мешало отсутствие политического консенсуса. Целью плана было связать воедино куски города, своеобразные слободы, сформировавшиеся вокруг производственных центров FIAT.

Реализация генплана привела к регенерации 2,1 млн кв. м бывших промтерриторий. Был реализован проект «Центральная магистраль», в рамках которого проходящая через весь город железнодорожная ветка, служившая исключительно для грузоперевозок, была уведена под землю, а на ее месте проложена 12-километровая транспортная артерия.

Второй важный элемент политики мэра-профессора — разработка, обсуждение и принятие стратегического плана развития города. Процесс был запущен в 1998 году сразу после избрания Кастеллани на второй срок. Для разработки документа был создан Форум развития, куда вошли три десятка представителей крупнейших институций и корпораций. В один из специальных комитетов вошли также представители гражданского общества. Главным результатом стало создание сети из 57 лидеров в экономической, культурной, научной и социальной сферах, которые стали движущей силой в преобразовании города.

Исполнение плана было рассчитано на десять лет. Он подразумевал серьезную диверсификацию городской экономики, в том числе за счет высоких технологий и туризма.

В 1999 году, на второй год обсуждения стратегического плана, Турин выиграл у швейцарского Сьона право принять зимнюю Олимпиаду – 2006. На реализацию проекта город смог привлечь более €3 млрд. Зимние игры стали кульминацией процесса превращения Турина из моногорода в процветающий современный мегаполис.

Лондон

Удивительно: несмотря на свою долгую историю, первого мэра Лондон получил лишь в 2000-м. Долгое время местное управление находилось в ведении административных районов, что, кстати, объясняет репутацию Лондона как города без периферии.

Усилия по централизации управления начали предприниматься лишь с середины XIX века. Был создан выборный совет Большого Лондона. Но только в самом конце XX века в городе был введен пост мэра и организованы прямые выборы, на которых первенствовал Кен Ливингстон.

Институт «Стрелка»

Он был далеко не новичком в городской политике. В 1970-х этот лейборист являлся депутатом, а в 1980-х — председателем совета Большого Лондона. За свои крайне левые взгляды Ливингстон получил прозвище Красный Кен. Он все время пикировался с Маргарет Тэтчер. Да еще как! Вывесил на здании совета гигантский плакат, показывающий цифру безработных в городе, и ежемесячно обновлял статистику.

Дразнилка состояла в том, что плакат был хорошо виден через речку — из окон правительства в Вестминстере. «Железная леди» в конце концов вскипела и в 1986 году упразднила совет под предлогом борьбы с коммунистической угрозой.

Избравшись на пост мэра в 2000 году, Ливингстон взялся за застарелые проблемы города. В частности, транспортную. Самым известным его деянием стало введение платы за проезд в центр.

Институт «Стрелка»

Этим Красный Кен убивал двух зайцев. Во-первых, изыскивал дополнительные деньги на развитие общественного транспорта. Что позволило, скажем, учащимся до 18 лет ездить в автобусах бесплатно. Во-вторых, дал возможность деловым людям, для которых «время — деньги», покупать себе свободу перемещения и не терять часы в пробках. Мера, вызвавшая поначалу бурные дискуссии, привела к снижению числа машин в центре на 20%.

В 2002 году была объявлена программа «100 общественных пространств», поставившая задачу реконструировать имеющиеся и создать новые площади, парки и променады. За ней последовала Street Scene Challenge, подразумевавшая благоустройство улиц с превращением их в приятное место для прогулок.

Во многом благодаря тому, что Лондон сильно похорошел, город выиграл у Парижа право на проведение Олимпиады-2012. Именно Ливингстон настоял на том, чтобы разместить Олимпийский парк и спортивные объекты не вокруг стадиона Уэмбли, как планировалось изначально, а в Ист-Энде — бедном полупромышленном районе. Планировалось (и так оно и произошло), что Олимпийский парк после Игр превратится в полноценное публичное зеленое пространство. Кстати, крупнейшее из созданных в Европе за последние полтораста лет.

Сеул

Его биография достойна публикации в серии ЖЗЛ. Будучи младшим ребенком в бедной многодетной семье, Ли Мён Бак практически не имел шансов получить высшее образование. Но благодаря целеустремленности и трудолюбию он получил стипендию и поступил на коммерческий факультет университета в Сеуле. Зарабатывал на жизнь, ночами на рынке убирая мусор. Активно участвовал в студенческом движении. В 1964 году организовал антияпонскую демонстрацию, которая вылилась в беспорядки.

Отсидел полгода в тюрьме. Долго потом не мог устроиться на работу. В итоге получил место лишь после письма президенту страны. Молодой специалист был устроен в небольшую тогда строительную компанию Hyundai Construction. Проработав месяц, Ли получил прозвище Бульдозер: будущий мэр полностью разобрал сломавшийся бульдозер, чтобы понять, в чем поломка, и починить его.

Институт «Стрелка»

Наладились дела не только у реального бульдозера, но и у «тезки». Карьера Ли пошла в гору. Возглавив в 35 лет Hyundai Construction, он становится самым молодым CEO в Корее. В 47 лет — председателем совета директоров. А затем, после почти 30-летней карьеры, решает уйти в политику. В 2002 году Ли Мён Бак побеждает на выборах мэра Сеула.

В политику он переносит ту философию отношений, которую культивировал в компании. Создав прозрачные и понятные условия для бизнеса, Ли фактически за пару с небольшим лет удваивает городской бюджет, с $2,3 млрд до 5,6 млрд.

На заработанное мэр не только развивал инфраструктуру, но и произвел в Сеуле настоящую «зеленую революцию».

Важным проектом стало высвобождение из трубы протекающей через центр Сеула речки Чхонгечхон. Прежде чем предъявить проект публике, Ли сделал все расчеты сам. В результате в 2005 году город получил новый чистый водоем, место досуга и проведения разных мероприятий.

Среди самых известных озеленительных проектов Ли Мён Бака следует также отметить создание большой эллиптической лужайки на площади прямо перед мэрией. И главное — высадку Сеульского леса, местного аналога Централ-парка, где всего за год было высажено около 400 тыс. деревьев.

Институт «Стрелка»