Пиратов разжаловали в хулиганы

Следственный комитет переквалифицировал действия активистов Greenpeace на хулиганство

Александра Кошкина, Евгений Сафронов 23.10.2013, 23:18
СК переквалифицировал действия активистов Greenpeace у платформы «Приразломная» со статьи... Денис Синяков/Greenpeace
СК переквалифицировал действия активистов Greenpeace у платформы «Приразломная» со статьи «Пиратство» на статью «Хулиганство»

Следственный комитет переквалифицировал дело в отношении активистов Greenpeace со статьи «пиратство» на «хулиганство». Месяц назад президент Путин заявил, что экологи «формально пытались захватить платформу», но не являются пиратами. Эксперты отмечают, что Конвенция ООН по морскому праву не содержит положения о хулиганстве, поэтому такой ход может отменить иск Нидерландов в Международный трибунал.

Вечером в среду официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин сообщил, что дело о задержании ледокола Greenpeace и его экипажа переквалифицировано со статьи «Пиратство» на статью «Хулиганство». Это решение он объяснил тем, что задержанные отказывались давать показания, поэтому следствие имело право рассматривать все возможные версии.

«Поведение обвиняемых после задержания также не способствует скорейшему установлению истины по делу, — сказал он. — Безусловно, у них имеется право не свидетельствовать против себя самих, которое не ставится под сомнение, однако при этом отказ обвиняемых от дачи показаний дает все основания органам расследования тщательно проверять все возможные версии произошедшего, в том числе и захват платформы из корыстных побуждений, и террористические мотивы, и ведение незаконной научной деятельности, и шпионаж».

При этом официальный представитель СК отметил, что «ни о каких мирных акциях в данной конкретной ситуации не может идти и речи».

«В соответствии с нормами международного права любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно захватывает стационарную платформу или осуществляет контроль над ней, вне зависимости от побуждений, которыми такие лица руководствовались», — объяснил Маркин.

Теперь активистам Greenpeace инкриминируется ч. 2 ст. 213 УК (хулиганство, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, связанное с сопротивлением представителю власти).

Таким образом, если раньше задержанным грозило до 15 лет лишения свободы, то теперь — до семи лет.

«В настоящее время начата процедура перепредъявления новых обвинений всем фигурантам с соблюдением соответствующих уголовно-процессуальных норм», — сказал Маркин, добавив, между прочим, что следствие не исключает возможности предъявить некоторым фигурантам обвинение по статье 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). По этой статье им грозит еще по пять лет лишения свободы.

Ранее юристы Greenpeace заявляли, что действия экипажа Arctic Sunrise никак нельзя квалифицировать как пиратство. Согласно статье 227 УК, объектом пиратства является речное или морское судно.

Но в 2009 году Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил, что нефтяная платформа «Приразломная» не судно, а стационарное сооружение.

Если бы квалификация действий экологов оставалась прежней, следователям пришлось бы доказывать обратное.

18 сентября активисты Greenpeace подплыли на лодке к нефтяной платформе «Газпрома» «Приразломная» в Баренцевом море, закинули веревки и поднялись по ним, повиснув у борта. Прибывшие пограничники задержали двух экологов-альпинистов, а на следующий день высадились на ледоколе Arctic Sunrise с вертолета и захватили его. Были задержаны 30 человек: 12 активистов-экологов, 16 членов экипажа, фотограф и видеооператор. Все они граждане различных стран (среди них четыре россиянина), в Мурманске они по решению суда были арестованы на два месяца.

Президент России Владимир Путин, выступая на третьем Международном арктическом форуме 25 сентября, высказал мнение, что экологи хоть и нарушили нормы международного права, но не являются пиратами.

«Я в деталях не знаю, что там произошло, но совершенно очевидно, что они, конечно, не являются пиратами. Но формально они пытались захватить платформу», — сказал глава государства. Тем не менее следствие еще почти месяц продолжало упорно доказывать обратное.

Накануне правительство Нидерландов, под чьим флагом ходил ледокол Arctic Sunrise, подало иск против России в Международный трибунал ООН по морскому праву. Голландцы требуют от России немедленно освободить ледокол, отпустить моряков и экологов и дать им возможность покинуть территорию России, приостановить все судебные и административные процедуры вокруг ледокола, его команды и владельцев.

В среду Россия заявила, что не намерена участвовать в судебном процессе в трибунале ООН.

«При ратификации Конвенции ООН по морскому праву в 1997 году Российская Федерация сделала заявление о том, что она не принимает предусмотренные в конвенции процедуры урегулирования споров, ведущие к обязательным для сторон решениям, по спорам об осуществлении суверенных прав и юрисдикции», — говорится в заявлении МИДа. Российские дипломаты подчеркнули, что дело Greenpeace является вопросом российской юрисдикции. Согласно версии МИДа, экологи нарушили российское законодательство об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе.

По мнению ведущего юриста ООО «Инмарин» Виктории Ждановой, исчезновение обвинения в пиратстве может отменить разбирательство в Международном трибунале ООН, так как Конвенция по морскому праву не содержит положения о хулиганстве.

«Формально международный элемент исчезает, как только исчезает обвинение в пиратстве, — сказала эксперт «Газете.Ru». — Думаю, все зависит от Нидерландов, в чьих руках право отозвать свою жалобу. Думаю, что это основание для отмены. Скорее всего, жалоба будет отозвана, поскольку Конвенция ООН по морскому праву не содержит положения о хулиганстве».

Тем не менее, по ее мнению, это никак не решит проблему задержанных активистов, так как до сих пор не установлено, где они были задержаны — в российских водах или международных. «Напомню, что «Приразломная» формально является российской территорией, но находится в международных водах, более того — в особой экономической зоне, где интересы России защищаются в отношении экономических аспектов, вопрос остается осложненным этим международным элементом», — сказала Жданова.

В Greenpeace заявили, что намерены и дальше добиваться освобождения экипажа. «Активисты, которые сейчас находятся в мурманском СИЗО, никогда не были ни хулиганами, ни пиратами, — говорится в заявлении организации. — Мы будем оспаривать обвинения в хулиганстве так же твердо, как оспаривали обвинения в пиратстве, поскольку они не имеют ни малейшего отношения к реальности. Активисты выступили с мирным протестом против опасных планов «Газпрома».

По мнению юриста «Гринпис России» Антона Бенеславского, если по обвинению в пиратстве арест и захват судна был возможен, то по хулиганству таких оснований нет.

«По международному морскому праву это означает немедленное освобождение корабля и передачу его собственнику, у которого Greenpeace арендует судно, — сказал он «Газете.Ru». — Проблема в том, что корабль был доведен до нерабочего состояния. Когда корабль был захвачен без оформления процессуальных документов, с него пропала часть оборудования, команда была снята. Для того чтобы корабль оставался на плаву, необходима постоянная работа генераторов». По его словам,

в условиях применения статьи «Хулиганство» действия пограничников, пусть даже и законные, не будут служить оправданием и России придется возмещать ущерб, причиненный кораблю.

«Дело в том, что территориальные воды России были далеко, исключительная экономическая зона не является зоной юрисдикции России, — отметил эксперт. — Там можно было совершить только два преступления, которые карались бы по российским законам, — это пиратство в отношении российского судна и нарушение режима исключительной экономической зоны.

Хулиганство, совершенное голландским судном в международных водах, никак не касается Следственного комитета.

По идее Россия должна была сообщить государству флага, то есть Нидерландам, о произошедшем, и пусть бы Нидерланды со своими подданными и судном разбирались. Что касается статьи 318-й УК, то российское право не действует за пределами России, как бы этого СК ни хотелось. Вся эта деятельность похожа на агонизирующие акты отчаяния со стороны Следственного комитета, который неумными действиями загнал себя в яму и такими же неумными действиями пытается выкарабкаться».

По его словам, переквалификация дела означает автоматический пересмотр меры пресечения задержанному экипажу. «По статье «Хулиганство» есть наказание в виде лишения свободы и есть мера пресечения в виде заключения под стражу. Теперь нужно понять логику прокуратуры и следствия: будут ли они настаивать на заключении под стражу? — рассуждает Бенеславский. —

Возникает вопрос, почему они решили так резко переквалифицировать деяние, какие новые доказательства обнаружили? Получается, люди действовали непрофессионально.

Выходит, они изначально незаконно требовали задержания — это порождает целый вал правовых последствий, которые в СК не оценивали сразу в силу спешки. Возникает непонимание, как они поведут себя дальше. Обвинение в хулиганстве и насилии в отношении представителя власти выглядит не менее смехотворным, чем обвинение в пиратстве».

Председатель совета по правам человека, советник президента Михаил Федотов считает, что конечную точку в этом деле должны поставить не следователи, а дипломаты.

«Думаю, что это движение в правильном направлении, но уверен, что конечную точку в этом споре поставят не суд и не следствие, а дипломаты,

потому что это вопрос, который найдет решение, на мой взгляд, в дипломатических переговорах, — сказал Федотов «Газете.Ru». — А как это соглашение будет оформлено — не так важно. Главное, чтобы по этому вопросу были приняты политические решения, а они могут быть приняты только благодаря дипломатическим усилиям и ни в коем случае не в форме ультиматума. Не знаю, сыграла ли какую-то роль активность совета по правам человека в этом вопросе, если сыграла — я рад. Здесь важен правильный результат — неважно, чьими усилиями он будет достигнут».