Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Зарплаты из параллельной реальности

Работники «скорой помощи» в Иванове готовятся объявить голодовку и пишут письма в Минздрав

Ирина Резник 02.10.2013, 13:29
Сотрудники «скорой помощи» из Иванова собираются устроить забастовку из-за низких... Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС
Сотрудники «скорой помощи» из Иванова собираются устроить забастовку из-за низких зарплат

В стране не прекращаются скандалы, связанные с оплатой труда медиков. Возмущенные несоответствием между реальными и представляемыми в отчетах цифрами сотрудники ивановской «скорой помощи» заявляют о готовности объявить голодовку. Областные чиновники настаивают на том, что зарплаты на «скорой» растут, и утверждают, что шум поднимают люди, не имеющие отношения к медучреждению.

Минздрав начал проверку жалобы сотрудников ивановской «скорой помощи». Измученные переработками и низкой оплатой труда медики просят федеральное министерство проверить фонд зарплаты и ее начисления, а также провести экспертную оценку штатного расписания и нормативов. «Министерство благодарно сотрудникам учреждения за проявленную гражданскую позицию. Все указанные в заявлении факты будут всесторонне и тщательно проверены, а его результаты доведены до общественности», — рассказали «Газете.Ru» в пресс-службе Минздрава.

Результаты мониторинга зарплат в региональных лечебных учреждениях представляются в Минздрав ежемесячно. Однако, как признала ранее министр Вероника Скворцова, если кто-то захочет обмануть, все равно обманет, присылая «красивые отчеты». Поэтому еще весной министр попросила помощи снизу. «Я призываю врачей напрямую обращаться в министерство, пусть даже анонимно. По каждому случаю будет проведено расследование», — пообещала она ранее на брифинге, посвященном жалобам на снижение зарплат.

Заявление министру о нарушениях на ивановской «скорой помощи» подал накануне межрегиональный профсоюз работников здравоохранения «Действие». В нем говорится об отсутствии в нарушение ст. 134 ТК РФ индексации зарплаты с учетом роста цен, а также платы за работу, превышающую суточный норматив вызовов на бригаду. При этом, как говорится в документе, «общественность и представители власти вводятся в заблуждение путем представления информации, отличной от реальности». В приложенном к заявлению письме сотрудников «скорой» говорится о том же, но куда более эмоционально.

Как утверждают авторы письма, они «доведены до отчаяния и готовы к объявлению голодовки».

«Наши зарплаты критически малы. Мы просто получаем пособие, которого хватает на хлеб, а находимся на передовой по охране здоровья граждан, — говорится в письме. — Фельдшер получает на ставку 7–10 тыс. рублей, врач — 15–18 тыс. рублей, водители — 9–10 тыс. рублей. Но проверкам показывают другие суммы. Усредненные: главврач + замы + сотрудники, деленное на общее число физлиц, и получается, что мы неплохо зарабатываем. Может, и неплохо, если учесть, что многие работают на две ставки. Бригады вымотаны до предела... Медработники после суток идут работать в другие медучреждения. А водители после 12-часовой смены идут работать в такси на ночь». При этом медиков постоянно упрекают в плохой работе и большом количестве штрафов, накладываемых на учреждение по линии ОМС. «Нам никто не объясняет, почему накладываются санкции, за что и конкретно на какие вызовы», — пишут медики.

Сотрудники «скорой» жалуются и на условия работы: в автомобилях нет кондиционеров, в жару люди задыхаются, в холода мерзнут. «Иногда после таких поездок медпомощь нужна нам самим», — пишут они. Сокращен штат механиков, и «если ночью происходит поломка — машина становится на прикол». Зато активно «множится административный аппарат».

В качестве примера новой административной единицы сопредседатель МПРЗ «Действие» Эдуард Каляманов привел введение «не предусмотренной законодательством должности — заместителя главврача по юридическим вопросам». При этом самих медиков, по его словам, на станции катастрофически не хватает: на вызов зачастую выезжает только один врач, а вместо положенных 42 бригад на линию выходит 25–30, из-за чего больные люди ждут помощи по два часа. При этом медикам приходится отвечать за опоздания на вызовы возмущенным родственникам пациентов.

В самой ивановской «скорой помощи» воздержались от комментариев, отметив лишь, что Каляманов «не является сотрудником» учреждения и поэтому не может выступать от имени его работников. Между тем врач столичной «скорой» Каляманов до недавнего времени работал именно в Иванове, где возглавлял профком сотрудников «скорой помощи». В настоящее время он судится с руководством учреждения из-за своего увольнения, связанного, по его мнению, с профсоюзной деятельностью.

В департаменте здравоохранения Ивановской области не согласны ни с самими фактами, изложенными в жалобе, ни с их объяснением.

По словам замначальника департамента Алексея Карнеева, индексация зарплат ивановских медиков производится регулярно. А размер средней зарплаты в отрасли выше, чем в целом по экономике в Ивановской области. «Насчет того, что не выходят машины на линию, неправда — выходят в том количестве, которое необходимо, — рассказал Карнеев «Газете.Ru». — А то, что люди бегут, так любой человек ищет там, где лучше. А поскольку Ивановская область находится недалеко от Москвы, где зарплата действительно выше, то часть людей, в том числе и автор заявления, переехали работать сюда. Я с этим сам столкнулся: мой сын, выпускник медакадемии, тоже имел желание переехать в Москву. Но я его убедил, что надо остаться работать там, где он закончил институт».

Как сообщила «Газете.Ru» замначальника департамента по экономическим вопросам Елена Киселева, зарплата врачей ивановской «скорой» в 2013 году по сравнению с 2012 годом увеличилась на 10%, среднего медперсонала — на 14%, младшего — на 32%. «Фонд оплаты труда учреждения вырос в этом году на 6,5 млн рублей, — рассказала Киселева. — Сохранены все выплаты, которые были в 2012 году по нацпроекту. Средняя зарплата врача «скорой» — 24,2 тыс. рублей, медсестры — 16,9 тыс. рублей. С 1 января 2012 года началась реализация «дорожных карт», в которых предусмотрено в том числе и повышение зарплаты. И с 1 октября будет очередное повышение — на 5,5%. Устанавливаются стимулирующие выплаты, но, если человек не выполнил план, ему эту стимулирующую выплату снижают. Но это не штраф».

По данным департамента, нет на «скорой» и проблем и с укомплектованием штата, а динамика увольнений составляет менее 2%, как и в любом другом учреждении. Что касается доходов руководства учреждения, то, по словам Киселевой, существует «показатель кратности», устанавливающий, какой должна быть зарплата главврача по отношению к зарплате сотрудников. «Ежемесячно мы все это контролируем, так же как и смотрим размеры среднемесячной зарплаты», — утверждает замглавы департамента.

По словам Каляманова, данные профсоюза кардинально отличаются от официальных. «Ко мне подходит реальный работник учреждения со своей реальной ситуацией, — рассказал Каляманов. — Фельдшер, молодой специалист, в 2012 году получал 13 тыс. рублей, сейчас — 9 тыс. рублей.

И такая ситуация практически по всей стране. Наше обращение по ситуации в Иванове, можно сказать, пробный шаг».

По его мнению, неэффективна и действующая система обращений в Минздрав, при которой ведомство спускает жалобы вниз и получает в ответ отписки. «Во время беседы с представителем Минздрава, принимавшим наше заявление, зашел разговор и об этом, — рассказал он. — Действующее законодательство предусматривает именно такой порядок прохождения обращений и жалоб, а значит, его надо менять. Профсоюз подготовит проект соответствующих поправок в законодательство, которые в Минздраве обещают рассмотреть и, возможно, будут продвигать. Есть у нас и другие законодательные инициативы».

Пока же профсоюзные активисты больше рассчитывают на публичные акции. Выйдя из здания Минздрава во вторник, Каляманов развернул плакат движения, заявив, что проводит одиночный пикет. Кроме того, по его словам, впереди серия всероссийских массовых акций, первая из которых запланирована на середину ноября.

Скандалы, связанные с новой оплатой труда в здравоохранении, не прекращаются с начала года. И все чаще медики устраивают акции протеста.

Так, в августе на несколько дней объявили забастовку сотрудники «скорой помощи» Владикавказа (обслуживались только экстренные вызовы). Медики и водители объяснили свои действия снижением зарплаты, тяжелыми условиями труда и нехваткой автомобилей для обслуживания вызовов. По словам врачей, их зарплата за июль после перехода на новую систему оплаты труда снизилась на 3 тыс. рублей у водителей (с 12 тыс. до 9 тыс. рублей) и на 6–7 тыс. рублей у врачей (с 19 тыс. до 12–13 тыс. рублей). Кроме того, сотрудникам «скорой» приходится бесплатно перерабатывать: согласно нормативам Владикавказ должно обслуживать не менее 33 бригад «скорой помощи», тогда как фактически на смену выходят почти в два раза меньше. Руководство «скорой» Владикавказа назвало волнения провокацией.

А в декабре 2010 года прославилось на всю страну само ивановское здравоохранение. Тогда врач кардиодиспансера Иван Хренов рассказал на «прямой линии» с Владимиром Путиным об обмане, организованном во время его приезда в Иваново. Речь шла о демонтаже медицинского оборудования, наличии фиктивных квитанций с завышенной заработной платой сотрудников больницы, а также врачей, переодетых больными, во время визита в область высокого гостя.

По мнению президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, члена Национальной медицинской палаты Алексея Старченко, протестные настроения не прекратятся до тех пор, пока государство не перестанет умалять труд врача. «Если Россия — страна с рыночной экономикой, то должны быть рыночные условия и для работников здравоохранения: пролечил 100 больных — получи за 100, пролечил 200 — за 200», — говорит эксперт. Кроме того, по мнению Старченко, оценивая дефицит кадров в отрасли, власти должны говорить именно о нехватке людей, а не о свободных ставках. Закрытые ставки в статистику не попадают. «Если одно физическое лицо работает на две ставки, надо честно признавать 50-процентный дефицит врачей. Потому что качественно работать на две-три ставки невозможно», — считает эксперт.