2 сентября 2014 05:52

ЦБ USD 36.9316 (+0.6263); EUR 48.6315 (+0.6795)

Москва: 11...13 °С

18+

1974078

ОбществоДело Pussy Riot

«Ничего личного, только бизнес»

В СПЧ подтверждают слова Толоконниковой о нарушениях в колонии

Представители СПЧ, посетившие мордовскую женскую колонию № 14, подтвердили нарушения, описанные в заявлении Надежды Толоконниковой
Представители СПЧ, посетившие мордовскую женскую колонию № 14, подтвердили нарушения, описанные в заявлении Надежды Толоконниковой

Фотография: Илья Шаблинский

Представители СПЧ, посетившие мордовскую женскую колонию № 14, подтвердили нарушения, описанные в заявлении Надежды Толоконниковой. Многие женщины-заключенные, по словам правозащитников, запуганы. Администрация колонии объясняет увеличенный рабочий день обязательствами перед партнерами — у колонии большой заказ на пошив полицейской формы. Между тем в распоряжении «Газеты.Ru» появились видеозапись и заявления родственников о голодовке в соседней мужской колонии, где зэки боятся за свою жизнь.

Член Совета при президенте по правам человека (СПЧ), профессор кафедры конституционного и муниципального права факультета права Высшей школы экономики Илья Шаблинский после посещения мордовской колонии № 14 подтвердил сведения, высказанные участницей Pussy Riot Надеждой Толоконниковой, о нарушениях прав осужденных в колонии, где она отбывает наказание. По словам 51-летнего профессора, у которого в 1939 году фактически в этом же лагере родилась мать, он старался опросить максимально возможное количество осужденных, прежде чем поговорить с самой Толоконниковой. Подробно побеседовать удалось с восемью осужденными. От их рассказов, как выразился Шаблинский, «волосы встают дыбом».

«Администрация, надо сказать, обеспечила возможность говорить тет-а-тет в кабинете заместителя начальника колонии. Но это не все: большинство женщин после моих вопросов каменели и отказывались говорить.

Одна из осужденных — у нее нос был сбит набок, как у боксеров, — после очередного моего вопроса о продолжительности рабочего дня просто расплакалась», — рассказывает Шаблинский.

«Потом я беседовал с более отважными женщинами, и я хочу, чтобы прозвучали их фамилии: Наталья Каратина, Ульяна Балашова, Ксения Иващенко. Их жизнь и здоровье находятся сейчас под угрозой, — утверждает Шаблинский. — Они решились дать детальные показания в письменной форме, подтвердив все факты, описанные в письме Толоконниковой».

По сведениям, собранным в колонии представителями СПЧ, норма восьмичасового рабочего дня однозначно превышается из-за необходимого объема выработки. Администрация утверждает, что заключенные добровольно просят остаться, чтобы выполнить норму, иногда до часа ночи. Сами осужденные утверждают, что оставаться на производстве, в том числе в выходные, требуют мастера. Как рассказал начальник колонии Александр Кулагин, обычно два воскресенья в месяц действительно объявляются в колонии рабочими днями, в конце квартала — три.

«Интерес у администрации чисто экономический, никакого садизма — только обязательства перед партнерами. Фактически так: ничего личного, только бизнес.

Осужденные же, по словам начальника, тоже заинтересованы в заработке. Норма выработки по 150 полицейских костюмов за смену разработана в каком-то ивановском текстильном институте», — рассказывает Шаблинский. При этом в интервью заключенные называют суммы зарплат со всеми переработками по 300–500 рублей. В присутствии надзирателей непосредственно в швейном цеху осужденные в один голос называют суммы около тысячи рублей. «Это за каторжный совершенно труд со всеми переработками», — говорит Шаблинский.

Другая проблема в колонии, по его словам, неформальное насилие над женщинами руками других осужденных. Наказание в виде запрета на вход в барак до отбоя, применяемое в любое время года, привело к тому, что одна из женщин отморозила себе руки и ноги, из-за чего конечности пришлось ампутировать. «Я нашел эту женщину. Она запугана, подавлена, но она хотела, чтобы я ее сфотографировал», — рассказал профессор.

Историю о том, что в одном из отрядов, где применяют силу, забили цыганку, о которой упоминала Толоконникова, по словам правозащитников, осужденные подтверждают. Официальная версия смерти 30-летней женщины — инсульт. «Женщины, которые, по словам других, применяют силу, действительно выглядят грозно, как мужчины. Я лично побеседовал с одной из их предполагаемых жертв. Говорить она отказалась, закрывала лицо руками, но на бейдже у нее была желтая полоса — попытка суицида. Это надо видеть», — рассказывает Шаблинский.

«Я благодарен тем, кто осмелился говорить. Это отчаянные, измученные люди. 28-летняя Наталья Каратина несколько месяцев провела в ШИЗО, — рассказывает Шаблинский.

— Сохранившая признаки женской красоты и достоинства, но вся седая, она больше всего боится потерять зубы — один ей уже выбили, а в ноябре ей выходить на волю».

Более сдержанно прокомментировала ситуацию в колонии член СПЧ Мария Каннабих. В беседе с РИА «Новости» она заявила, что встречалась с Толоконниковой и «выглядит она неплохо», а в ее камере тепло. «Я встречалась с девушками, которые работают вместе с Толоконниковой, и они утверждают, что никаких конфликтов нет и Толоконникова — нормальный человек», — добавила член ОП. Каннабих отметила, что осужденные действительно иногда работают по 11–12 часов. «Женщины, с которыми я говорила, сказали, что такое случается, но это бывает, если приходит срочный заказ», — уточнила член ОП.

Между тем правозащитники и родственники осужденных соседней мужской колонии ИК-12 заявляют, что в учреждении около 30 человек объявили голодовку, опасаясь за свою жизнь после угроз администрации. Эту информацию «Газете.Ru» сообщил координатор проекта Gulagu.net Михаил Сенкевич.

«Да там больше даже людей голодает несколько дней. Есть официальные заявления. Никто не реагирует», — рассказал Сенкевич. То же самое рассказала знакомая одного из осужденных Валентина Савинова. Она предоставила «Газете.Ru» видеообращение заключенных, а также скрытую аудиозапись разговора осужденного Юрия Жерновых, в ходе которого мужчина объясняет невозможность дальше платить требуемые администрацией деньги. По словам Савиновой, аналогичные материалы вместе с заявлениями направлены в СК и прокуратуру.

Освободившийся несколько месяцев назад из 12-й колонии экс-заключенный, не пожелавший публичной назвать свое имя из соображений безопасности, рассказал «Газете.Ru», что в учреждении давно существует практика избиений и угроз в адрес неугодных администрации. В сентябре прошлого года, когда во время обыска сотрудники спецназа УФСИН Мордовии избивали нескольких заключенных, один из них — Алексей Какнаев — зафиксировал побои и написал заявление в следственные органы. В тот же день после отбоя его вызвали в штаб колонии. После этого молодого человека нашли повешенным в вещевой каптерке отряда. «Скорее всего ему угрожали изнасилованием», — рассуждает собеседник «Газеты.Ru».

Пресс-служба мордовского управления ФСИН в течение дня была недоступна для комментариев.

  • Livejournal
  • Комментарии (97)

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.





/nm2012/ssi/right_stuff/else.shtml

Читайте также


Хакеры обнажили Голливуд


«Главная задача школы – вырезать из поленьев одинаковых буратин»


Новая система нового айфона


10 признаков того, что вы должны зарабатывать больше


«Всем нам говорили: «Будешь плохо учиться – станешь дворником»»


Школьная форма стала частью эротической культуры


Как поменять профессию, если вам больше 30


25 великих цитат о том, что женщины лучше мужчин


25 главных цитат Коко Шанель о том, как победить мужчину


НАТО готовится к кибервойне с Россией

АРХИВ
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30