Подсрочный перевод

Совет муфтиев России пожаловался Владимиру Путину на решение суда Новороссийска, признавшего один из переводов Корана экстремистским

Александра Кошкина 20.09.2013, 21:59
Октябрьский районный суд Новороссийска признал экстремистской книгу «Смысловой перевод Священного... wordyou.ru
Октябрьский районный суд Новороссийска признал экстремистской книгу «Смысловой перевод Священного Корана на русский язык», перевод Эльмира Кулиева

Председатель Совета муфтиев России пожаловался президенту Владимиру Путину на решение суда Новороссийска, признавшего перевод Корана Эльмира Кулиева экстремистским. Суд пришел к выводу, что данная книга провозглашает «превосходство мусульман над немусульманами», что «создает угрозу национальной безопасности государства».

Мусульманская общественность в пятницу выразила возмущение решением Октябрьского районного суда Новороссийска Краснодарского края, запретившего перевод Корана с арабского языка на русский Эльмира Кулиева. Судебное заседание состоялось 17 сентября, и решение опубликовано на сайте суда.

Согласно этому документу представитель Новороссийской транспортной прокуратуры обратился в суд «в защиту интересов Российской Федерации» с требованием о признании экстремистской книги «Смысловой перевод Священного Корана на русский язык».

Прокурор отметил, что ранее следователи отказались возбуждать уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды) в отношении некоего Халматова. В ходе изучения материалов следствия было установлено, что в тексте вышеуказанной книги, возможно, содержится информация экстремистского содержания. Книга была обнаружена в ходе таможенного досмотра на Новороссийском главпочтамте. «Справка об исследовании подтверждает наличие в данной книге высказываний о преимуществе мусульман над немусульманами по признаку отношения к религии; дана негативная оценка лицам, не относящимся к мусульманской религии; имеют место быть высказывания, содержащие положительную оценку враждебных действий мусульман по отношению к немусульманам, а также высказывания побудительного характера, по смысловому пониманию призывающие к враждебным и насильственным действиям одну группу лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признаку отношения к религии, а именно: мусульман по отношению к немусульманам», — говорится в решении суда.

Суд пришел к выводу, что распространение такого рода материалов приводит к «увеличению преступной экстремистской направленности, чем создает угрозу национальной безопасности государства».

Копию решения суд распорядился направить в Министерство юстиции России для решения вопроса о включении книги в федеральный список экстремистских материалов.

На данный момент в этом списке значатся три книги Эльмира Кулиева: брошюра «Закят. Его место в исламе. Пост в Рамадане, его значение для мусульман» и два издания «На пути к Корану» 2003 и 2008 годов.

Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин направил на имя президента России Владимира Путина письмо, в котором выразил несогласие с решением суда.

Муфтий назвал решение суда провокационным и потребовал вернуть дело на дополнительное рассмотрение с привлечением к экспертизе исламоведов. «Нужно ли обсуждать специально, как исторически в России воспринимается уничтожение книг вообще и священных религиозных книг — в особенности?! — говорится в письме. — Вспомним, сожжение всего нескольких экземпляров Священного Корана безумным американским священником вызвало однозначный протест не только российских мусульман, но и всего общественного мнения нашей страны, однозначно солидаризировавшегося с бурным и долго не утихавшим возмущением мировой исламской Уммы и всех людей доброй воли».

«Согласно решению суда книга не только объявлена экстремистской и запрещена, но и приговорена к уничтожению, — говорится в заявлении Совета муфтиев России. — С глубоким сожалением мы вынуждены констатировать, что, запрещая основной письменный источник второй по количеству приверженцев религии в России, районный суд, во-первых, грубо нарушает Конституцию РФ и нормы международного права о свободе совести и вероисповедания, во-вторых, подрывает веру мусульман в российское право, российскую судебную систему, в конце концов, в справедливость российских властей». СМР отмечает, что Кулиев — светский ученый и доктор философии и его перевод является «логическим продолжением наиболее авторитетного академического перевода Игнатия Крачковского», и выразил опасение, что с его запретом «в русскоязычном пространстве в широкий обиход войдут непрофессиональные подстрочные переводы, выполненные в духе буквализма».

Первый заместитель председателя Духовного управления мусульман европейской части России Дамир Мухетдинов, в свою очередь, отметил, что перевод Кулиева — «один из первых современных переводов Корана на русский язык».

«После обретения религиозных свобод русскоязычные мусульмане на постсоветском пространстве испытывали жесточайший дефицит религиозной литературы, а малотиражные академические переводы были недоступны и не могли удовлетворить спрос читателя, — отметил он. — Работы Кулиева стали восполнять эти пробелы. Они издавались и переиздавались очень внушительными по нашим временам тиражами. С запретом на этот перевод Корана под удар попадают десятки тысяч семей, в которых его читают».

Как заявила «Газете.Ru» пресс-секретарь Южной транспортной прокуратуры, по данному делу была проведена экспертиза, проводил ее Экспертно-криминалистический центр ГУВД МВД РФ по Краснодарскому краю. Однако адвокат Мурад Мусаев отметил, что это была не экспертиза, а всего лишь справка об исследовании. «Суд вынес решение без проведения экспертизы, на основании справки какого-то квазиспециалиста о проведенном исследовании, — сказал он «Газете.Ru». — Конечно, суд должен был назначить экспертизу, а не довольствоваться справкой, которую ему дал прокурор. То есть они решали судьбу Писания, которое является священным как минимум для 20 миллионов россиян, и не удосужились экспертизу назначить». По мнению адвоката, нарушением является и то, что на заседание не был приглашен автор перевода.

Мусаев сообщил, что готовится обжаловать решение суда, на это у него есть месяц.

«Я об этом узнал от правообладателя, от переводчика, который обратился ко мне через издательство за помощью, — рассказал адвокат. — Я сейчас жду от него доверенности, как только его получу, буду обжаловать. Сам он находится в Азербайджане. Логика у нас очень простая: нет такого Писания, в котором предпочтение не отдается приверженцам веры в Бога перед атеистами, приверженцам конкретной религии перед другими. Не важно, Ветхий завет, Новый завет или Коран. То есть по логике суда можно запретить вообще все религиозные писания, это как-то не очень хорошо соотносится со свободой вероисповедания».

Исламовед Роман Силантьев считает, что никакой проблемы для мусульман суд не создал, так как, по мнению традиционных мусульман, Кулиев перевел Коран «согласно мировоззрению ваххабитов».

«В этом году я был одним из подписантов письма в МВД, которое также подписали верховный муфтий России Талгат Таджуддин и муфтий Фарид Салман Хайдаров, на предмет упорядочивания процедуры запрета мусульманской литературы, — сообщил он «Газете.Ru». — Мы приложили к этому письму список литературы, который не надо проверять на экстремизм. В частности, и переводы Корана. Однако при этом там было уточнено, что не все переводы Корана являются адекватными, есть переводы откровенно ваххабитские. И вот один из таких переводов Эльмира Кулиева сейчас запретили. В принципе как таковой проблемы традиционным мусульманам и науке это не доставит, поскольку очень много нареканий к качеству этого перевода и его идеологической направленности. К сожалению, переводы Корана тоже могут иметь ярко выраженную окраску.

Скажем так, перевод, который сделал Саид Бурятский, это не сам Коран, а то, как его понял Саид Бурятский. В данном случае запретили не Коран, а то, как его понял Эльмир Кулиев, к которому есть очень много претензий. Сам Коран никто запретить не может».

Исламовед отметил, что в России нет ни одной запрещенной книги на арабском языке. «Данный перевод особой ценности не имеет, но стоит вернуться к вопросу, что вообще стоит отдавать на экспертизу. Надо четко прописать те переводы Корана, которые ни при каких обстоятельствах не должны отправляться на экспертизу, а также уточнить те переводы, которые написаны с серьезными искажениями», — считает эксперт. По его словам, в ответ на письмо МВД дало ответ, что они «не против, но надо согласовать, например, с прокуратурой». «На самом деле это один из последних переводов Корана. Первый перевод Корана у нас был еще в XIX веке, — опроверг он утверждение СМР. — Я, конечно, понимаю, что этот человек имеет отношение к Совету муфтиев России, имеет их награду, но это не делает его перевод хорошим. Во всяком случае, Всероссийский муфтият свою позицию обозначил, что это ваххабитский перевод. И на антиваххабитских сайтах содержится жесткая критика Эльмира Кулиева, то же самое на азербайджанских сайтах».