Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Пятилетка обещаний

Минобрнауки представило план деятельности на ближайшие пять лет

Елена Мухаметшина 03.07.2013, 16:15
Минобрнауки опубликовало план деятельности на 2013-2018 годы Юрий Белинский/ИТАР-ТАСС
Минобрнауки опубликовало план деятельности на 2013-2018 годы

Минобрнауки опубликовало план деятельности на 2013—2018 годы, где указаны основные цели и задачи, которые стоят перед ведомством на ближайшую пятилетку. Он должен стать основой для реализации майских указов президента в области образования по всем направлениям — дошкольного, школьного, профессионального образования и сопутствующим проблемам. «Газета.Ru» с помощью экспертов попыталась разобраться, насколько эти обещания реализуемы.

План деятельности Минобрнауки на ближайшие пять лет, представленный на днях, является ответом министерства на указ Владимира Путина от 7 мая 2012 года, касающийся госполитики в сфере образования и науки. По указу правительство должно обеспечить стопроцентную доступность дошкольного образования, реализовать переход к нормативно-подушевому финансированию в высшем образовании и т.д. План деятельности представляет собой список обещаний, которые планирует выполнить министерство, однако из него непонятно, каким образом возможна их реализация. «Газета.Ru» вместе с экспертами разбиралась в обещаниях, данных ведомством в области образования.

Дошкольное образование

К декабрю 2013 года, согласно опубликованному плану, должна начаться реализация нового федерального стандарта дошкольного образования, в котором основной упор будет делаться на индивидуальное развитие ребенка, а не на подготовку к школе.

К концу 2015 года ведомство обещает ликвидировать очереди в детские сады. Научный руководитель Института образования Высшей школы экономики Исак Фрумин рассказал «Газете.Ru», что это наиболее трудная задача из тех, что поставило перед собой Министерство образования и науки.

«В советское время норма обеспеченности детей детскими садами составляла 65—75%. Сейчас 90% родителей хотят, чтобы их дети получали дошкольное образование. Дошкольное образование в России очень дорогое, хотя немногие его ценят», — говорит Фрумин. Известно, что на 2013 год 329 тысячам дошкольников не хватает мест в детских садах.

«Можно это намечать как ориентир, но реально в разных регионах ситуация будет разная. А решение этой задачи лежит на субъектах, потому что именно они будут финансировать строительство детских садов. Понятно, что будут вложения из центра, но введение новых мест предполагает особую региональную политику.

В Москве в 2009 году заявляли, что за три года решат эту проблему, построив 300 детских садов, но понятно, что очереди в детские сады до сих пор есть», — объясняет «Газете.Ru» директор Института социологии образования РАО Владимир Собкин.

«Устранить очереди можно, увеличив количество детей в группах, но тогда снизится качество. Если делать все по совести, то сложно быть оптимистичным. Проблема ведь не только в строительстве и вводе новых детских садов, должны прийти профессиональные педагоги. А вузы сегодня не восполняют потребность в специалистах дошкольного образования», — говорит Собкин.

По его словам, есть и другие пути ликвидации очередей в детские сады, в частности создание групп краткосрочного пребывания или частные детские сады.

«Это опять же зависит от региональной политики — будет ли она поддерживать индивидуальное предпринимательство в сфере дошкольного образования», — добавляет Собкин. В свою очередь, количество частных детских садов по плану министерства должно вырасти с 5 до 10% к 2018 году.

К августу 2017 года министерство обещает, что будут проведены переподготовка и повышение квалификации всех педагогов, которые обучают дошкольников. «Формы переподготовки могут быть разными — и сетевые, и заочные формы. Это реально организовать при выделении средств. Но важно понять, для чего необходима переподготовка и каковы ее рамки. В связи с новым стандартом преподаватели должны пройти подготовку к индивидуальной форме обучения детей, в частности одаренных или отстающих детей, детей мигрантов и т.д. Можно ведь формально прослушать все курсы, а можно создать систему, которая действительно сможет переподготовить воспитателей», — говорит Собкин.

Школьное образование

Министерство планирует обеспечить соответствие школьного образования предпочтениям и способностям школьников, а также «перспективным задачам развития России». Для этого планируется повысить результаты участия российских школьников в международных сопоставительных исследованиях качества образования — в частности, до 73—80% по результатам PISA, до 93—97% по результатам TIMSS, до 98% по результатам PIRLS. По словам Фрумина, это вполне реализуемая задача, особенно после введения нового стандарта школьного образования.

«Во-первых, есть примеры достижения таких результатов в других странах, в частности в Германии или Польше. Во-вторых, проблема этих результатов — это проблема стандартов образования, переподготовки учителей, обновления учебных программ, поэтому введение новых стандартов должно сработать на то, чтобы качество образования выросло и улучшились результаты российских школьников в данных исследованиях», — отмечает Фрумин. На обучение по образовательным программам нового федерального образовательного стандарта (ФГОС) все школьники должны перейти к декабрю 2015 года.

К сентябрю 2016 года должна быть обеспечена возможность обучаться по «индивидуальным образовательным траекториям» для старшеклассников. По сути, это профильное обучение для старшеклассников, которое появится с введением ФГОС.

«Новый школьный стандарт допускает большой выбор. Если полностью реализовать стандарт старшей школы, то может быть сформирована индивидуальная траектория: у каждого ребенка будет свой набор предметов и типов занятий, с помощью которых он будет проходить школьную программу.

Это не значит, что будет беспредельное разнообразие, просто резко повысится масштаб выбора курсов, учебных дисциплин и проектной деятельности», — говорит Исак Фрумин.

Еще одна цель, которую формулирует Минобрнауки, — уменьшение соотношения образовательных результатов школьников в лучших и худших школах. Оно измеряется через отношение среднего балла ЕГЭ в 10% школ с лучшими результатами к среднему баллу ЕГЭ в 10% школ с худшими результатами. Причем, естественно, в школах с плохим показателем необходимо будет наращивать качество образования, чтобы уменьшить данное соотношение.

По словам Фрумина, школы, которые показывают худшие результаты, должны будут подтягиваться до лучших. Минобрнауки проведет конкурсы инновационных школ, чтобы реализовать и распространить лучшие основные образовательные программы в соответствии с ФГОС.

Внешкольная деятельность

Ведомство планирует увеличить количество детей 5—18 лет, которые занимаются по программам дополнительного образования: в 2013 году таких детей 59%, к 2018 году должно быть уже 71%. Количество детей, которые занимаются образовательными программами по техническим направлениям, должно увеличиться с 240 тысяч до 820 тысяч. «Сегодня такие кружки не пользуются популярностью. Даже цифру 240 тысяч школьников, которые занимаются сейчас в таких кружках, я бы поставил под вопрос», — объясняет Владимир Собкин из Института социологии образования.

Должно увеличиться количество детей, которые посещают спортивные секции, с 1,7 млн до 2,87 млн человек.

По словам Владимира Собкина, в дополнительное образование необходимо включать детей с низким материальным статусом, из неблагополучных семей. «Причем важно, чтобы эти дети были включены не только до седьмого класса, но и в старшей школе. Обычно потенциала таких детей не хватает на длительную дистанцию. Они рано уходят из дополнительного образования, не только из-за его платности, но и из-за того, что семья не всегда поддерживает ребенка в дополнительных занятиях», — объясняет Собкин.

По его словам, в эту сферу нужно привлекать коммерческие структуры, которые бы выступали спонсорами организаций дополнительного образования.

«Опять же встает вопрос — кто будет обучать этих детей в кружках? И почему туда должны пойти вузовские преподаватели или инженерная интеллигенция? Допустим, на каждого преподавателя приходится три кружка по 15 человек в каждом. Это значит, что должно прийти порядка 30 тысяч педагогов, которые бы занимались с детьми дополнительным образованием», — считает Собкин.

К августу 2016 года должно быть создано четыре специализированных учебно-научных центра при ведущих университетах. В этом году о создании собственного лицея уже объявил НИУ ВШЭ.

«По новому закону вузы могут реализовывать программы общего образования и получать на это бюджетное финансирование. То есть университеты смогут открывать школы. До недавнего времени таких примеров было немного: Московский университет, Новосибирский университет, Санкт-Петербургский университет, сейчас это будет более распространенная практика», — говорит Фрумин. Он считает данное нововведение весьма полезным, поскольку это позволит выделиться внутри системы общего образования инновационным учреждениям, обеспечить их большую независимость, а также создать условия для обучения высокомотивированных молодых людей.

Профессиональное образование

Громкие цели заявлены и в высшем образовании.

В частности, к 2018 году восемь университетов должны войти в топ-200 ведущих мировых университетов согласно одному из глобальных рейтингов. «Это вполне выполнимая цель. Тут нужна политическая воля.

Уже 5—6 июля в Минобрнауки пройдет заседание международной комиссии, которая выберет вузы, способные претендовать на попадание в данные рейтинги. Сейчас заявки подали уже 34 вуза. Мне кажется, что мы как раз очень поздно поставили перед собой такую цель. Япония в этом году планирует, чтобы 10 их вузов входили в сотню лучших университетов мира к 2020 году», — говорит Фрумин.

Планируется, что 30% студентов будут учиться по стандартам высшего образования прикладного бакалавриата, который в какой-то степени создается как альтернатива «умирающему» среднему специальному образованию. Кроме того, должно быть создано 250 многофункциональных центров прикладных квалификаций, то есть тренинговые центры, которые готовят рабочих разных специальностей, необходимых для данного населенного пункта.

Например, в Москве эти центры будут выпускать рабочих для сферы ЖКХ, питания, финансово-банковской, железнодорожной и других сфер. «Все будет зависеть от того, как данные программы будут реализованы. Можно ведь просто дать новое название старым учебным заведениям, а можно действительно создать новую систему, которая будет выпускать рабочих прикладных специальностей. Проблема в том, что у нас государство не может создать совместно с бизнесом такие рабочие места, куда бы пошли выпускники подобных центров», — объясняет Фрумин.

В декабре 2013 года должна стартовать модернизация педагогического образования. Об этом министр образования и науки Дмитрий Ливанов говорил неоднократно.

Речь идет о том, что педагогическое образование должно стать привлекательным для молодых талантливых педагогов, которые должны прийти в школу на смену поколению учителей, через несколько лет уходящему на пенсию, когда Россия столкнется с нехваткой качественных педагогических кадров.

«Это очень трудновыполнимая задача, но реализовать ее возможно. Мы имеем дело с колоссальным сопротивлением среды.

Сложившаяся за 100 лет система подготовки учителей не менялась все это время. Выросло поколение, считающее, что иное невозможно. Основная проблема этой системы состоит в том, что она была создана в условиях регулируемого рынка труда и жесткого ограничения мест в вузах. А сейчас, когда рынок труда не регулируется, а в вузы стало поступить так же легко, как выпить стакан воды, то в педагогические вузы люди перестали активно идти.

Сделать с этим что-то сложно», — говорит Фрумин. Сейчас в министерстве создана рабочая группа по разработке соответствующей программы, которая обсуждает проблемы педагогического образования в разных регионах.

Минобрнауки обещает, что вырастет средняя зарплата преподавателей и профессоров по отношению к средней зарплате по региону.

В частности, зарплата преподавателей среднего профессионального образования должна сравняться со средней по региону, а зарплата профессоров вырасти в два раза к 2018 году.

К апрелю 2014 года состоится переход к нормативно-подушевому финансированию высшего образования.

«В большинстве развитых стран существует именно такой подход к финансированию профессионального образования. Существует некоторая норма финансирования одного студента в зависимости от специальности, по ней раздаются деньги в зависимости от того, сколько мест в том или ином вузе», — говорит Исак Фрумин. По его словам, нормативно-подушевое финансирование приведет к тому, что вузы начнут конкурировать за студентов, а кроме того, создаст большую прозрачность финансирования.

«Финансирование в образовании очень инерционно, университетам противопоказаны резкие скачки в финансировании — это не магазин, который легко перепрофилировать или закрыть.

Так что здесь все будет зависеть от того, насколько быстро будет вводиться переход на новые системы финансирования, насколько длинным будет адаптационный период. Если адаптационный период будет сохраняться хотя бы 4—5 лет, то система безболезненно перейдет на этот принцип, а далее будет функционировать более рационально. Если вводить его «кавалерийски», резко сокращая бюджеты или увеличивая, то будет страдать качество», — считает Фрумин.

Есть в плане пункты, касающиеся обеспечения доступа к высшему образованию молодых людей с ограниченными возможностями здоровья. К 2018 году с 8 до 20% должно вырасти число образовательных учреждений, которые смогут обеспечить доступ для обучения и проживания таких студентов.

Оценка образования

В феврале каждого года согласно плану министерство будет отчитываться о результатах реализации плана, а в марте готовить доклад о результатах развития образования по итогам мониторинга. Кроме того, в рамках реализации плана должен будет проводиться федеральный мониторинг образовательных достижений школьников в соответствии с ФГОС. Также Минобрнауки обязуется создать независимую систему оценки образования, которая к 2018 году должна будет охватить 95% образовательных учреждений.

«Речь идет о том, что сегодня образовательные организации сами учат, сами оценивают и являются довольно непрозрачными для потребителей. В советское время нужды во внешней оценке образовательных учреждений не было, хотя фактически она была, потому что все экзамены были стандартизованы. Все, кто учился в советское время, помнят, как ученикам раздавали одинаковые ручки на выпускном сочинении, чтобы можно было поправить ошибки.

Руководителем экзаменационной комиссии был «внешний» человек, но реально он не мог обеспечить того, чтобы выпускные экзамены принимались честно.

Сейчас, в условиях высокой академической автономии, у нас разнообразные стандарты для экзаменов и в высшей школе, и в средней школе. Но необходимо, чтобы государство и общество могли получать сопоставимую информацию о качестве образования на разных уровнях. Это не обязательно экзамены. Это могут быть специальные мониторинговые исследования, как бывает в разных странах, но эта задача требует серьезной разработки. Если она будет решена примитивно, с помощью простых решений, она вызовет такую же критику, как сегодня вызывает ЕГЭ», — считает Фрумин.