Зоны устойчивого сбыта

Руководители ФСКН и ФСИН посчитали наркоманов в тюрьмах и предложили законодательно декларировать доходы осужденных наркоторговцев

Максим Солопов 14.06.2013, 15:33
По данным ФСКН, каждый третий зэк употребляет наркотики iStockPhoto
По данным ФСКН, каждый третий зэк употребляет наркотики

Госнаркоконтроль и ФСИН насчитали в российских тюрьмах 250 тысяч наркоманов. Кроме того, в ведомствах признали наличие организованных преступных группировок, занимающихся наркоторговлей, но ни словом не упомянули проблему коррупции среди сотрудников самой пенитенциарной системы, во многом благодаря которой зэки получают доступ к наркотикам.

В пятницу в Москве прошла совместная коллегия Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), на которой силовики прорабатывали организацию взаимодействия территориальных органов обоих ведомств в борьбе с наркоторговлей. В совместном заседании приняли участие директора ФСКН и ФСИН — Виктор Иванов и Геннадий Корниенко, а также представители администрации президента России, Генпрокуратуры и руководящий состав центрального аппарата и территориальных управлений ФСКН и ФСИН.

«ФСКН является основным, если можно так сказать, клиентом Федеральной службы исполнения наказания, пенитенциарной системы, — начал свое выступление глава наркополиции. — Хотелось бы, конечно, чтобы этот коллектив был поменьше, но такова ситуация в обществе».

По данным главы ФСКН, треть всех осужденных, отбывающих наказание, это «наркопотребители».

Среди них есть осужденные как за незаконный оборот наркотиков, так и за общеуголовные преступления — кражи, разбои, грабежи и т. п. «Это ни много ни мало практически четверть миллиона человек», — уточнил Иванов. По его мнению, ключевой проблемой распространения наркотиков за решеткой является наличие в колониях заключенных, имеющих опыт организованной преступности.

«Представители ФСИН говорят, что те, кто отбывает срок за наркопреступления, — это подчас не просто богатые, а очень богатые люди. Поле для взаимодействие ФСИН и ФСКН здесь очень большое», — заметил Иванов.

Основой взаимодействия двух ведомств генерал назвал выработку «тщательно выверенных средств обеспечения оперативной разработки контингента, который находится в пенитенциарной системе» и «обмен информации с целью предотвратить продолжение криминальной деятельности уже находящихся в колониях и в тюрьмах наркопреступников». По его словам, в исправительных учреждениях хотя осужденных и изолируют от внешнего мира, тем не менее у них «сохраняются контакты с родственниками, с какими-то товарищами, с адвокатурой и так далее». «Поэтому полную изоляцию обеспечить невозможно. Кроме того, задача пенитенциарной системы — это и обеспечение наказания, и организация воспитания для того, чтобы человек все-таки стал на путь исправления», — заметил глава ФСКН, упомянув в этой связи обязательства России перед Советом Европы.

По его словам, наркозависимыми людьми в пенитенциарной системе надо заниматься не только с точки зрение исправления, но и помогать им освобождаться от патологической зависимости. Иначе, отбыв срок наказания и выходя на свободу, они «с утроенной энергией продолжают употреблять наркотики». Деньги, говорит Иванов, они добывают преступным путем: снова распространяя наркотики, совершая кражи, грабежи и разбои. По мнению ФСКН, ресоциализация этой категории граждан — крупный шаг по декриминализации общества, снижению уровня и наркопреступности, и преступности в целом.

По словам Иванова, его ведомство сосредотачивает усилия прежде всего на ликвидации «инфраструктуры для контрабанды наркотиков, сбыта и дистрибуции». «Стараемся усилия сосредотачивать именно на организованной преступности. Сегодня 80% наркопреступлений пресекается именно Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков», — похвалил Иванов работу своих подчиненных.

По его словам, «профессионализм и искусство» спецслужб заключается еще и в том, чтобы пресечь возможности продолжения криминальной деятельности. «Хочу отметить одну особенность: разоблаченные и привлеченные наркопреступники, находящиеся в пенитенциарной системе, все-таки имеют определенные активы движимого и недвижимого имущества, денежные и банковские счета и так далее, — напомнил Иванов. — Мы с вами должны иметь в виду активы, в том числе накопленные в ходе преступной деятельности.

Давно уже назрела необходимость ввести законодательно в отношении привлекаемых к уголовной ответственности наркодельцов обязательное декларирование всего их имущества — движимого, недвижимого, активов, ценных бумаг, денежных счетов. Вменить им в обязанность подтверждать легитимность всего этого имущества».

Иначе, по словам Иванова, отбывая срок наказания, наркоторговцы продолжают свою «криминальную бизнес-активность».

Директор ФСИН Корниенко обратил внимание своего коллеги на необходимость разрушить «наркодилерские сети», действующие в местах лишения свободы. «Проблема противодействия незаконному обороту наркотиков в местах лишения свободы предполагает решение целого комплекса вопросов по нейтрализации внешних и внутренних факторов, создающих угрозу нормального функционирования уголовно-исполнительной системы (УИС), — отметил Корниенко. —

Внутренние угрозы исходят от спецконтингента, пытающегося организовать каналы доставки наркотиков в учреждения, а внешние — со стороны преступных сообществ, рассматривающих учреждения УИС как устойчивый рынок сбыта наркотиков».

«Анализ показывает, что лица, отбывающие наказание в учреждениях УИС, продолжают заниматься своей преступной деятельностью, изыскивая новые каналы поставки наркотических средств в Россию, а также непосредственно в исправительные учреждения. В незаконный оборот наркотиков ими вовлекаются новые лица», — заметил глава тюремного ведомства. По его мнению, необходим «комплекс мер по разрушению финансовых, организационных, информационных и иных основ наркодилерских сетей». Для этого требуется прежде всего обмен оперативной информацией и подготовка кадров, считает он. «Принятие взвешенных решений, предусматривающих активизацию усилий наших служб, которая позволит повысить эффективность борьбы с наркоугрозой, решить те проблемы, заполнить те пробелы, которые сегодня есть в нашей совместной работе», — надеется Корнеенко.

В свою очередь, правозащитник и создатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин удивлен, что на коллегии не поднималась проблема коррупции в системе исполнения наказания. «На этом огромные деньги зарабатывают коррумпированные сотрудники. К нам на горячую линию ежедневно поступает множество фактов, о которых рассказывают родственники осужденных, сами заключенные, — рассказывает Осечкин. — Для начала достаточно организовать проверку таких заявлений, исключающую круговую поруку. Можно провести в зонах анализ крови всех осужденных, который сразу покажет сколько там потребителей героина».

Однако пока, по словам правозащитника, на местах процветает не борьба с поставщиками наркотиков в погонах, а имитация активной деятельности. «Оперативники ФСИН совместно с подразделениями ФСКН фактически сами дают заключенным запрещенные телефоны, чтобы те просили своих родственников и случайных людей передать какие-то предметы в места лишения свободы. Потом в них оказываются наркотики, за распространение которых садятся родственники и случайные люди».