Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

С Корана сняты обвинения в экстремизме

В Башкирии цитаты из Корана больше не являются экстремистскими материалами

Елена Мухаметшина 28.05.2013, 21:07
Василий Александров/ИТАР-ТАСС

Верховный суд Башкирии рассмотрел апелляцию по делу, известному в республике как «суд над Кораном». Речь в нем идет об опубликованной в интернете статье, которая в свое время была запрещена как экстремистская. Уже после этого выяснилось, что лингвистическая экспертиза, анализировавшая статью, признала экстремистскими в числе прочего и несколько цитат из Корана. Теперь суд недоразумение исправил.

Очередной этап «суда над Кораном», как окрестили его башкирская оппозиция и журналисты, прошел во вторник в Верховном суде Башкирии. В марте этого года суд запретил как экстремистскую статью «Ахыр заман», которая была опубликована в интернете. Лингвистическая экспертиза, проводимая по делу, признала экстремистскими в числе прочего пять аятов (стихов) из Корана, которые были процитированы в статье. В итоге Верховный суд отношение ко всей статье не изменил, но с аятов из Корана клеймо экстремизма снял.

В конце сентября прошлого года в LiveJournal за подписью Айрата Дильмухаметова появилась статья «Ахыр заман», что в переводе значит «Конец света». В статье рассказывалось, чем хорош башкирский народ и почему сегодня понятие национализм считается негативным, хотя таковым не является. При этом автор критиковал существующий строй, называя Россию «Рашкой», «Эрэфией» и прочими нелицеприятными эпитетами. «В этой Рашке, где (...) термин национализм почти приравнен к фашизму и терроризму», «Башкурдистан — это отдельная цивилизация и горная страна», «Мы вольные люди! Над нами не было царей, попов, муфтиатов, чинуш, ментов, жандармов. И прочей сатанинской фигни, рассчитанной на закрепощение», — статья с таким содержанием не могла не привлечь внимания местного управления ФСБ.

Сам Айрат Дильмухаметов, вместе со своим соратником Робертом Загреевым давно привлекает внимание ФСБ. В 2011 году их обвинили в публичных призывах к осуществлению экстремисткой и террористической деятельности с использованием СМИ, а также в оправдании экстремизма и возбуждении национальной ненависти и вражды.

Тогда Дильмухаметова приговорили к шести годам колонии-поселения, а Загреева — к трем с половиной годам колонии-поселения. Однако после кассации суд смягчил приговор: три года колонии-поселения для Дильмухаметова и шесть месяцев — для Загреева.

Дильмухаметов с Загреевым участвовали в митингах за отставку бывшего главы Башкирии Муртазы Рахимова и за возврат регионального ТЭКа в собственность республики. В 2003 году перед выборами главы региона Дильмухаметов предал огласке историю о печати в правительственной типографии в Уфе фальшивых избирательных бюллетеней. Последнее время оба жестко критикуют действующего главу республики Рустэма Хамитова.

В начале этого года в Кировский суд Уфы обратился прокурор с заявлением о признании статьи «Ахыр заман» экстремистским материалом. Статья была направлена судом на экспертизу, которую провела Наталья Брянцева, эксперт отдела криминалистических исследований Башкирской лаборатории судебной экспертизы Минюста. Она пришла, что статья формирует у читателей мнение исключительности, превосходства по признаку национальной, религиозной принадлежности. В результате суд признал текст «Ахыр заман» экстремистским, после чего она была удалена из интернета.

Однако Айрат Дильмухаметов, который хоть и не признает себя автором статьи, а выступает как «заинтересованное лицо», посчитал, что экспертиза была проведена поверхностно, а выводы были сделаны со ссылками на отдельные части статьи в отрыве от контекста. Представитель заинтересованного лица Роберт Загреев заявил, что исследование проведено с нарушением законодательства.

Оказалось, что эксперт Наталья Брянцева при анализе статьи «Ахыр Заман» в качестве примера цитат, которые «формируют у читателей мнение исключительности» по разным признакам, взяла в числе прочих употребленные в статье пять аятов из Корана.

К примеру, часть суры «Таха» аят 20.97: «А затем наступит срок, которого тебе не удастся избежать. Смотри же на своего бога, которому ты предавался. Мы сожжем его и развеем его по морю», и часть суры «Препирающаяся» аят 58.19: «Дьявол одолел их… Они являются партией дьявола. Воистину партия дьявола» — из Корана были названы выражениями, направленными на то, чтобы «сформировать негативное отношение ко всем религиям, кроме ислама».

Айрат Дильмухаметов подал апелляцию в Верховный суд Башкортостана, не согласившись с решением Кировского суда о признании статьи «Ахыр заман» экстремистской.

Первое заседание должно было состояться 16 мая, однако Верховный суд был эвакуирован после сообщения о заложенной бомбе. Связаны ли эти дела, в суде говорить не берутся. Однако башкирские националисты назвали это божьей карой.

28 мая заседание наконец состоялось. Верховный суд республики оставил в силе решение суда первой инстанции: статья «Ахыр Заман» по-прежнему признана экстремистской, однако в обоснование этого были внесены некоторые изменения. Аяты из Корана в решении суда более не упоминаются среди причин, по которым статья является экстремистской.

Как рассказал «Газете.Ru» Айрат Дильмухаметов, сегодня была заслушана эксперт Наталья Брянцева. «Она путалась, сказала, что аяты из Корана внесла в экспертизу, потому что не было ссылок, что это Коран, а она не религиовед. Хотя ссылки на Коран стояли, на что ей указал судья», — говорит Дильмухаметов. В итоге из экспертного исследования исключили ссылки на аяты, но само исследование оставили в силе. «Эксперт не только не компетентна, она еще и необъективна, поскольку относится к Минюсту. Мы еще на первом суде просили назначить комплексную экспертизу, но нам отказали», — говорит Дильмухаметов. Скорее всего, нынешнее решение суда он тоже обжалует.

Дильмухаметов говорит, что «Ахыр заман» является философско-политическим эссе, в котором объясняется картина мира. «Геополитика — не первый уровень политического авторства. Над странами есть невидимая сила основных теологических лагерей. Никакого шовинизма в статье нет», — объясняет Дильмухаметов смысл «Ахыр заман». Однако автором статьи он себя по-прежнему не признает, о чем заявил и сегодня на суде. На этом основании прокурор заявил об исключении Дильмухаметова из участия в процессе, но ходатайство не было удовлетворено. «Прокуратура на досудебной стадии должна была проверить, какое отношение я имею к материалу. Она этого не сделала. Если в интернете под текстом было указано мои имя и фамилия, это еще не значит, что автор статьи я», — заявил Дильмухаметов.

Представители башкирской оппозиции теперь могут быть спокойны и могут сменить заголовки материалов с «Коран отдали под суд» на «Коран оправдан». Хотя в данном процессе речи не шло о том, что весь Коран можно было признать экстремистским материалом, но Роберт Загреев в своем блоге MaidanRB указывал именно на то, что Коран хотят запретить.

Данный процесс поднял вопрос о том, кто же должен выступать экспертом в лингвистической экспертизе. Эксперты уже давно заявляют, что лингвисты не могут и не должны опознавать религиозные тексты.

В связи с этим делом начальнику Главного управления по противодействию экстремизму МВД РФ Тимуру Валиулину было направлено письмо с предложением о запрете проводить проверку на экстремизм священных книг.

Под предложением подписались председатель Центрального духовного управления мусульман Талгат Таджуддин, председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия Фарид Салман и член экспертного совета по проведению религиоведческой экспертизы при Минюсте Роман Силантьев.

Силантьев рассказал «Газете.Ru», что Валиулин должен рассмотреть их письмо уже в июне и, скорее всего, поддержит.

«Книги, подобные Корану, должны иметь презумпцию благонадежности и быть освобождены от всяческой экспертизы. И не только Коран. Ведь есть желающие и Ветхий завет запретить, и сочинения православных святых.

Поэтому мы предлагаем оптимизировать процедуру экспертизы, чтобы такие казусы не повторялись. Такие ситуации раздражают мусульман и являются дополнительным аргументом для экстремистов, которые говорят, что государство притесняет мусульман. Эту проблему можно решить простым циркуляром», — считает Силантьев.

Силантьев объясняет, что эксперты, которые определяют, экстремистская литература или нет, не религиоведы, а лингвисты, поэтому Коран читать не обязаны. В своем письме в МВД религиозные деятели как раз предлагают перенести центр тяжести с психолого-лингвистической экспертизы на религиоведческую или хотя бы их уравнять.

«Религиоведы сейчас только говорят о том, чья это литература, но не дают ей оценку. Поэтому нужно увеличить их полномочия, чтобы религиоведы могли отвечать на вопрос о значимости книги», — говорит Силантьев. По его словам, естественно, никто Коран запретить не может. Максимум, что можно сделать, — это запретить перевод Корана. В частности, в статье «Ахыр заман» использовались цитаты из Корана перевода Кулиева, который многие мусульманские богословы действительно считают возможным запретить как экстремистский.