Пытки раздора

Дело о пытках в нижегородском отделении полиции спровоцировало борьбу между следователями и представителями МВД

Вячеслав Козлов 25.01.2013, 12:49
Низами Гасанов и Эльшан Заманов, подвергшиеся пыткам в полиции Нижнего Новгорода Комитет против пыток
Низами Гасанов и Эльшан Заманов, подвергшиеся пыткам в полиции Нижнего Новгорода

В Нижнем Новгороде разгорается скандал вокруг дела о пытках в отделении полиции № 1. На днях под домашний арест поместили двоих полицейских, которые обвиняются в избиении уроженцев Азербайджана, от которых требовали признаться в угоне автомобилей. За подчиненных заступаются высокопоставленные чины в областной полиции, а следователь, ведущий дело о превышении служебных полномочий, в открытую заявляет о давлении. Сами обвиняемые пытаются защищаться с помощью телевидения.

Очередное дело о пытках в правоохранительных органах Нижнего Новгорода обернулось конфликтом между региональными силовыми ведомствами. О том, что полиция Нижнего славится пытками, общественники говорят на протяжении многих лет. Два года назад на совещании при губернаторе Нижегородской области правозащитники открыто назвали свой город «пыточной столицей России». Только за прошлый год, по данным местной организации «Комитет против пыток», к ним поступило около 80 заявлений об издевательствах со стороны полицейских, по которым вынесено аж три приговора суда. «И это при том, что далеко не все попадает в наше поле зрения», — отметил представитель комитета. Одно из последних подобных дел получило резонанс из-за продолжающейся уже почти год борьбы между областными правоохранителями и следователями СК. Родственники полицейских из отдела полиции (ОП) № 1 по Автозаводскому району города, обвиняемых в избиении задержанных, и руководитель следственной группы, ведущий их дело, поочередно жалуются на давление.

Все началось в марте 2012 года, когда на пытки пожаловались двое уроженцев Азербайджана — Низами Гасанов и Эльшан Заманов. По их словам, шестеро полицейских продержали их больше суток в ОП № 1: там их били и пытали для получения признательных показаний в угоне нескольких автомобилей.

Как рассказал Гасанов «Газете.Ru», он и его друг Заманов были задержаны 2 марта 2011 года. «У нас есть небольшой домик, мы там все сидели, отдыхали, пили чай, ели, и вдруг к нам залетают несколько, как позже выяснилось, сотрудников полиции, кладут на пол и начинают обыскивать. Все отнимают – телефоны, паспорта. Потом один из них отвел меня в сторону, выкрутил мне руку и сказал, чтобы я подписывал бумагу — по ней выходило, что я не против обыска», — рассказал Гасанов.

По-прежнему не предъявляя служебных удостоверений, полицейские стали обыскивать дом. Гасанов отмечает, что через какое-то время один из них принес с собой два автомобильных номера в пакете – машина с такими номерами числилась в угоне. Когда обыск закончился, всех мужчин, которые были в доме, отвезли в отдел.

«Мне трижды надевали пакет на голову и заставляли признаться, что мой друг угнал машину, – продолжает Гасанов. — Через какое-то время я согласился подписать явку с повинной, но не на друга, а на себя.

Они отвели меня к следователю, я рассказал, что меня пытали, и ничего не подписал. Тогда они меня вернули туда, где били до этого. Пришел Самсонов (замруководителя отдела полиции № 1) и начал угрожать мне изнасилованием и новыми издевательствами, он бил меня ногами – я очень боялся, что меня убьют».

В итоге Гасанов все-таки подписал явку с повинной: «Любой человек, думаю, подписал бы, если бы был на моем месте».

По мнению потерпевшего, оперативники приехали именно к ним, вероятно, потому, что Заманов раньше работал в нижегородской полиции, но был уволен из-за ДТП, в котором не обошлось без жертв. «Может быть, из-за этой истории отомстить кто-то решил, может быть, соседи что-нибудь сказали», — рассуждает Гасанов.

Уголовное дело об угоне, которое было возбуждено на основании показаний Гасанова, вскоре закрыли, а сам потерпевший вместе с Замановым, с которым обошлись аналогичным образом, обратились к правозащитникам из «Комитета против пыток», которые и передали заявление потерпевших следователям.

Следственный отдел по Автозаводскому району Нижнего Новгорода в конце апреля прошлого года счел заявления Гасанова и Заманова заслуживающими возбуждения уголовного дела по факту превышения должностных полномочий.

Как пояснил «Газете.Ru» инспектор по расследованиям «Комитета против пыток» Алексей Матасов, долгое время в деле не было фигурантов, а на следователя, который поначалу проводил разбирательство, поступали жалобы о том, что он сотрудничает с потерпевшими. Тогда дело было передано наверх — в отдел по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного управления Следственного комитета (ГСУ СУ СК) по Нижегородской области. Уже после того, как в разбирательство вступил следователь ГСУ Юрий Еланцев, был определен круг подозреваемых и начались аресты.

В среду Советский райсуд Нижнего Новгорода решал вопрос о мере пресечения двоим сотрудникам отдела №1 – начальнику уголовного розыска Сергею Алимову и его заместителю Ивану Вечканову. Суд поместил обоих под домашний арест.

Оперативников задержали по делу о пытках в январе этого года и сразу же предъявили обвинение: Алимову — в превышении должностных полномочий с применением насилия (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ), а Вечканову – в том же преступлении, но еще и с применением специальных средств ( п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ).

До них обвинение в пытках было предъявлено замначальника отдела № 1 Владимиру Самсонову. Он обвиняется по той же статье, что и Алимов, но, в отличие от своих подчиненных, ближайшее время проведет в СИЗО: такое решение Советский райсуд принял 18 января. По словам Алексея Матасова, не исключено, что скоро обвинение предъявят еще троим полицейским — оперативникам Сергею Николаеву, Евгению Теленкову и заместителю Самсонова Баландину; все они пока находятся на свободе. «Но это предположение: ничего предугадать невозможно», — оговаривается Матасов.

По словам правозащитника, 22 января, на следующий день после задержания Алимова и Вечканова, к ним обратилась сестра начальника угрозыска Инна Алимова с жалобой на давление со стороны следователя Юрия Еланцева.

В беседе с «Газетой.Ru» Алимова дала понять, что Еланцев пытается шантажировать ее брата, чтобы тот написал явку с повинной. «Сергей мне мало рассказывал о допросе, но то, что он успел рассказать, шокирует. Следователь требовал от него дать признание в том, что он пытал азербайджанцев. Брат отвечал, что ему не в чем признаваться, потому что он ничего не совершал. Следователь не унимался и предлагал написать признание на его начальника Самсонова. Естественно, брат ничего подписывать не стал», — рассказывает Инна Алимова.

Не встретив энтузиазма, следователь, продолжает сестра обвиняемого, напомнил Алимову о том, что в автомобиле Самсонова при обыске нашли «какую-то бумажку»: «Якобы Самсонов состоит в некой секте». «Он пытался доказать, что начальник моего брата психически неуравновешен, и предлагал подписать соответствующую бумагу. Говорил, что может дойти до психиатрической экспертизы. Когда брат отказался подписывать и это, следователь сказал, что можно найти что-то и посерьезнее. Сергей спросил: «Ты что, хочешь наркотики или оружие подкинуть?» — но следователь, как я поняла, ничего на это не ответил. Брат мне рассказал очень мало, и данные обрывочны», — поясняет Алимова.

По признанию ее родственника, в кабинете у Еланцева якобы на специальном стенде висят фотографии всех шестерых фигурантов дела о пытках – а под каждой фотографией написан срок заключения, который может быть избран полицейским.

«Глаза Самсонова на этой фотографии вообще продырявлены, а под снимком написано «Расстрелять!», — говорит Алимова. — Следователь говорил брату, что он его все равно посадит и что он сюда карьеру приехал делать».

Юрий Еланцев в бытность работы в следственном управлении по Екатеринбургу всерьез занимался политикой и даже был кандидатом в мэры города Березовский от местного отделения КПРФ в конце 2011 года. В Березовском, городе-сателлите Екатеринбурга, регистрировать следователя в качестве кандидата отказались.

У Еланцева до сих пор сохранился предвыборный сайт, в шапке которого красуется слоган «Березовский – город рабочих, а не олигархов!». Сайт следователя насыщен ссылками на новости по делам, которые он вел, и разделен на два смысловых блока: «Мои принципы» и «Правила жизни». В последнем разделе, который начинается словами «Человек, уже ставший легендой Березовского, рассказывает о себе и о главных правилах, которыми он руководствуется», Еланцев подчеркивает свою «принципиальность» и «честность».

Выступая на судебном заседании по мере пресечения в отношении Алимова и Вечканова, Еланцев заявил о давлении, которое на него якобы оказывает руководство областного МВД. По словам представителя «Комитета против пыток» Дмитрия Уткина, который присутствовал на слушании, Еланцев выступал категорически против домашнего ареста, настаивая на помещении подозреваемых в СИЗО.

«Конечно, поведение следователя можно назвать эксцентричным, но в такой ситуации оно вполне оправданно. Вот лишь одна цитата:

«Я возражаю против домашнего ареста или подписки о невыезде. Цыганов приезжает, Шаев приезжает (руководство областного МВД – «Газета.Ru»), все оказывают давление. За безопасность потерпевших тут поручиться не может никто.

Я не представляю, как будет соблюдаться домашний арест, а подписку о невыезде избирать не собираюсь, так как считаю это унижением для СК», — рассказал Уткин на своей странице в Facebook.

В областном СУ СК «Газете.Ru» отказались комментировать слова Еланцева о давлении. «Источник цитаты не является авторитетным, поэтому даже проверять изложенную информацию не имеет смысла», — отметили в пресс-службе СУ СК. В ГУ МВД также отказались от комментариев по делу. «Как мы вам можем сказать, есть ли недовольство МВД следствием или нет? Если следователь считает, что есть предмет для расследования, значит есть. Что тут можно комментировать?» — удивились в ГУ МВД.

Как говорит Матасов, из-за недовольства МВД делом о пытках работа следователя серьезно затруднена, так как полиция, которая также должна принимать участие в следственных действиях, а именно Управление собственной безопасности МВД (УСБ), в компетенцию которого входят вопросы о должностных преступлениях, помогать не спешит. Подтверждением того, что областное УСБ действительно не работает по делу о пытках, можно считать одну из записей в твиттере пользователя Oper_NN (под этим ником, по сведениям «Газеты.Ru», активно ведет микроблог руководитель областного центра по противодействию экстремизму Алексей Трифонов). «К их чести, … они не стали помогать СК и сопровождать это дело», — отмечает Oper_NN в ответ на вопрос от пользователя please52, поинтересовавшегося, «где УСБ, основной задачей которого является защита сотрудников…?».

Давление на следователя не ограничивается заступничеством руководителей МВД и жалобами родственников полицейских на «моральные пытки». Правозащитник напоминает, что осенью сотрудники первого отела полиции попытались повлиять на исход дела с помощью телевидения. На местном телеканале «Сети-НН» вышел сюжет, в котором находившиеся на тот момент под подозрением полицейские рассказывают о драке с некими уроженцами Азербайджана в одном из нижегородских баров. Сюжет сопровождается показом записи с установленных в заведении камер видеонаблюдения, на которых видны кадры потасовки. Тогда еще находившийся на свободе Владимир Самсонов говорит репортеру, что нападение на оперативников связано с делом об угоне автомобилей.

Алексей Матасов считает, что полицейские, скорее всего, намеренно преувеличили. «Мне кажется натянутым то, что говорилось в этом сюжете. Скорее всего, там была банальная драка. Ближе всего мне версия, что обращение на телевидение – одна из последних попыток полицейских уйти от ответственности», — говорит правозащитник. Для правозащитников, говорит Матасов, неважно, насколько достоверной была оперативная информация у полицейских об угонщиках и была ли она вообще. «Главное, как собирались доказательства, если это, конечно, можно назвать сбором доказательств. Полицейские должны действовать в рамках закона – и абсолютно неважно, правдивая у них информация или нет. В любом случае своими действиями они все испортили», — убежден Матасов.

Дело об угоне, как сказали «Газете.Ru» в областном ГУ МВД, все же возобновилось, но с другими обвиняемыми. Материалы уже переданы в суд, отметили в полиции, но о подробностях говорить не стали. Назами Гасанов знает об этом деле. «Но люди, которых обвиняют, мне не знакомы», — заверяет потерпевший.