«Партизан» вывели в суд

Во Владивостоке начался процесс по делу «приморских партизан»

Василий Авченко (Владивосток) 23.01.2013, 16:22
Машина с обвиняемыми по делу «приморских партизан» на территории Приморского краевого суда Юрий Смитюк/ИТАР-ТАСС
Машина с обвиняемыми по делу «приморских партизан» на территории Приморского краевого суда

Во Владивостоке стартовал процесс по делу «приморских партизан». Большинство подсудимых, которым вменяют около 30 эпизодов, свою вину не признают вообще, двое признают лишь частично. Адвокаты на оправдание подзащитных не рассчитывают, но надеются на снисхождение коллегии присяжных, которую собрали лишь с шестой попытки.

В среду в Приморском краевом суде стартовал процесс над «приморскими партизанами» — группой молодых людей, которые в 2009 году объявили охоту на сотрудников милиции. Шестерым уроженцам Кировского района Приморского края инкриминируют около 30 преступлений, наиболее тяжкие из которых — убийство двоих милиционеров во Владивостоке и селе Ракитном, а также четверых продавцов наркотиков в Кировском районе. Помимо этого на счету «партизан», как считает следствие, нападения на пункты милиции, хищения автомобилей, бандитизм, хранение целого арсенала оружия и т. д. Четверых «партизан» — Романа Савченко, Владимира Илютикова, Максима Кириллова, Александра Ковтуна — задержали в июне 2010 года. Двое — Андрей Сухорада и Александр Сладких — погибли в Уссурийске при штурме дома, в котором они прятались от правоохранительных органов. По официальной версии, оба «партизана» застрелились, по неофициальной — Андрея Сухораду убил снайпер выстрелом в глаз, а Сладких покончил с собой, не перенеся смерть друга. Спустя несколько месяцев к четверым оставшимся в живых добавились еще двое — Алексей Никитин и родной брат Александра Ковтуна Вадим.

Сотрудники краевого суда не могли собрать присяжных на протяжении полугода. Запустить судебный процесс удалось лишь с шестой попытки — коллегию собрали лишь в январе 2012 года.

В среду в холле Приморского краевого суда собралось около 30—40 человек: журналисты, адвокаты, потерпевшие. Пресс-секретарь суда Мария Литовченко даже опасалась, что в зале на всех не хватит стульев. Впрочем, стульев в итоге оказалось даже с избытком, а вот фото- и видеосъемку запретили. Одна из местных телекомпаний вышла из положения, пригласив художника, который фиксировал происходящее на бумаге.

Подсудимые в ходе заседания находились в клетке, подход к которой для прессы блокировал автоматчик.

«Партизаны» то и дело улыбались.

Пятеро фигурантов дела были одеты в черное, один сидел в светлой футболке с черным рисунком. Двое подсудимых за время заключения отрастили бороды — судя по всему, это были Александр Ковтун и Роман Савченко, которые в СИЗО приняли ислам. За попытки совершить намаз в камерах они были помещены в карцер, рассказывала «Газете.Ru» адвокат Алексея Никитина Нелли Рассказова. Кстати, практически всем подсудимым адвокатов нашло государство, нанять защитника удалось лишь одному из обвиняемых.

Судья Дмитрий Грищенко отклонил ходатайство Никитина о привлечении к делу в качестве общественного защитника Ольги Панкратовой. Впрочем, председательствующий не стал возражать против ее помощи адвокату Никитина и присутствия ее в зале.

Также председательствующий объяснил, почему слушание началось с опозданием на час: по его словам, Никитина никак не смогли вовремя доставить в суд, потому что он отказывался одеваться по погоде и требовал везти его в суд в таком виде, в каком он был, — то есть в одних трусах.

Показания самого обвиняемого отличались от версии руководства изолятора. Никитин сообщил, что администрация СИЗО постоянно помещает его в карцер прямо в футболке и шортах, не давая нормально одеться, и если бы он не настоял, то и в суд его привезли бы полураздетым. Адвокат Никитина добавила, что ее подзащитный — астматик, но уже четвертый месяц буквально не вылезает из карцера. Судья пообещал во всем разобраться.

Процесс начался с того, что гособвинитель рассказал присяжным об инкриминируемых подсудимым преступлениях.

По данным следствия, восемь молодых людей в возрасте от 18 до 23 лет объединились в «устойчивую вооруженную группу» под руководством Александра Ковтуна и Андрея Сухорады. Первое преступление они совершили в сентябре 2009 года. В районе кладбища в окрестностях поселка Кировского они убили четырех человек. Пытаясь скрыть улики, они сожгли похищенный у одной из жертв автомобиль.

С февраля по май 2010 года «приморские партизаны» нападали на сотрудников милиции и отнимали у них оружие. В распоряжении обвиняемых находился целый арсенал различного оружия, специальных средств и камуфлированных костюмов. Для хранения оружия они подготовили в лесу несколько укрытий. Также члены группы постоянно совершенствовали навыки обращения с оружием. Для перемещений они использовали водный и сухопутный транспорт, взятый у родственников, а также похищенный в результате нападений, рассказывали ранее в Следственном управлении Следственного комитета по Приморскому краю. Во время нападений некоторые милиционеры были ранены, один убит. Кроме этого, как утверждает следствие, «партизаны» грабили дома рядовых граждан, угоняли автомобили, подожгли пункт милиции. В мае 2010 года на «партизан» была объявлена охота с использованием усиленных нарядов милиции, и в начале июня молодые люди попали в окружение, но сумели уйти от милиции. Тем не менее вскоре милиция вновь напала на след банды. Сотрудники правоохранительных органов нашли дом, где скрывались «приморские партизаны», в Уссурийске, на улице Тимирязева.

После выступления прокурора настала очередь адвокатов.

%Защитники выступили консолидированно, подчеркнув, что все сказанное гособвинителем — не более чем версия, тогда как устанавливать достоверность фактов и степень виновности подсудимых предстоит именно присяжным.

Адвокаты Илютикова и Кириллова сообщили, что их подзащитные вину признают лишь частично. Роль Илютикова в инкриминируемых ему преступлениях «второстепенна», говорил его адвокат: «партизан» якобы попал под влияние одного из погибших фигурантов дела, «был очень молод и мог ошибаться». Кириллов, в свою очередь, признал вину лишь частично: он настаивает, что был непричастен к убийствам. Остальные подсудимые виновными себя не признали. Более подробно свою позицию они обещают обнародовать после того, как будут представлены все доводы обвинения.

Следствие по делу «приморских партизан» длилось два с половиной года и сопровождалось постоянными скандалами. Обвиняемые неоднократно заявляли о пытках в СИЗО, а их адвокаты говорили, что из материалов дела пропало несколько томов. Сколько продлится процесс, сказать сложно, но, по мнению одного из адвокатов, рассмотрение дела займет «как минимум полгода». Согласно графику заседаний, который судья Грищенко расписал до сентября, работать стороны будут каждые среду, четверг и пятницу.

Адвокаты «партизан» не рассчитывают на оправдание своих подзащитных.

«Мы все понимаем, не строим никаких воздушных замков. Не стоит лукавить: естественно, наши подзащитные высказались за присяжных в надежде на понимание и снисхождение», — говорит Нелли Рассказова. С ней согласна адвокат Вадима Ковтуна Елена Быкова: «Мы ждем объективности и непредвзятости. Мальчишки заявили ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, и я считаю, что это дело как раз для присяжных, а не для профессиональных судей. При рассмотрении многих вопросов необходим жизненный опыт, объективное гражданское восприятие каких-то ситуаций — ни в коем случае не залохмаченный юридический взгляд».