Кровь на обед

Московские власти будут компенсировать дефицит доноров за счет медработников

Варвара Петренко 21.01.2013, 21:17
Из-за запрета на плату за донорство в России может возникнуть нехватка донорской крови Илья Питалев/РИА «Новости»
Из-за запрета на плату за донорство в России может возникнуть нехватка донорской крови

Столичные власти обещают не допустить в городе дефицита крови в связи с вступлением в силу нового закона о донорстве и потерей стабильного контингента «кадровых» доноров. Департамент здравоохранения планирует поощрять безвозмездных доноров роскошными обедами и еще активнее привлекать к сдаче крови медработников, которые и без того являются наиболее активными донорами.

С 21 января в России вступил в силу принятый летом закон «О донорстве крови и ее компонентов». Новыми правилами в стране фактически запрещается возмездная сдача крови. Бесплатная сдача крови — «общепринятая мировая практика», считают в Минздраве. Кроме того, в рамках закона будет создана единая база донорства: если препаратов нужной группы не окажется в одном регионе, медики смогут получит ее в другом».

Оплата сохраняется только в случаях, касающихся редких компонентов и групп крови. Не допускается даже «монетизированная» компенсация на питание — вместо нее добровольцев будут кормить полноценным обедом на месте. В качестве поощрения безвозмездного донорства в 1,5 раза увеличивается размер ежегодной выплаты почетным донорам России (людям, 40 раз сдавшим кровь и ее компоненты или 60 раз плазму) — до 9 959 рублей. При этом чувствительно сокращается предоставляемый им список льгот (на транспорт, ЖКХ). Остаются лишь нематериальные льготы — ежегодный отпуск в удобное время, получение медпомощи вне очереди в госучреждениях и право приобретения путевок в санаторий по месту работы или учебы.

В последнее время «кадровые» доноры-москвичи получали по 650 рублей за 100 мл цельной крови (за один раз можно сдавать 400—500 мл). Тромбоциты оценивались в 4,5 тыс. рублей, эритроциты — 6 тыс. рублей. А также денежную компенсацию на дополнительное питание в размере 1 тыс. рублей.

Хотя закон уже вступил в силу, применять его пока проблематично. По словам главврача Московской станции переливания крови Ольги Майоровой, для этого должно быть выпущено несколько подзаконных актов. «Сам закон не конкретизировал пищевой рацион донора, а также перечень случаев, при которых возможно платное донорство, — это отдается на откуп Минздрава», — рассказала Майорова. Поэтому пока Московская станция переливания крови будет работать по порядку, действовавшему в 2012 году.

Этот порядок позволял обеспечивать город за счет собственных заготовок более чем на 90%, рассказала Майорова. В итоге заявки медучреждений удовлетворялись на 98%. В том числе по плановой медпомощи более чем на 70%.

В связи с изменениями, отдающими приоритет безвозмездному донорству, число «кадровых» доноров может существенно снизиться, признают в департаменте здравоохранения.

Удержать их постараются пока за счет кормежки. «Это немало», — говорят в городском департаменте здравоохранения. «По закону местные органы власти разрабатывают рацион стоимостью и качеством не ниже установленного федеральными нормами, — рассказала Майорова. — Как только будет выпущен документ, регламентирующий минимальный рацион, нами будет разработано привлекательное питание, которое позволит не только скомпенсировать потерю крови и микроэлементов, но и полноценно восстановиться в перерыве между сдачами крови».

При этом Майорова не согласна с тезисом о том, что среди возмездных доноров больше людей из группы риска. «Наша статистика показывает, что среди платных кадровых доноров наименьшее наличие вирусов гепатита, ВИЧ-инфекции, сифилиса и других инфекций, являющихся абсолютным противопоказанием для донорства, — заявила она. — Весь мир признает, что право на существование имеет и платное, и безвозмездное донорство».

По мнению Майоровой, Россию можно поделить на две части: в одних регионах поощряют платное донорство и предоставляют высокие компенсации, в других — за счет активности некоммерческих организаций, СМИ и госслужб удается поддерживать высокий уровень безвозмездного донорства. И Москва относится к первой группе.

Более того, для Москвы платное донорство — практически единственный выход в ситуации «полной незаинтересованности работодателей к проведению донорских акций», утверждают в Минздраве.

По словам Майоровой, в ответ на свои обращения к крупным организациям медики получают вежливые отказы. За 2012 год Майорова припомнила только одну такую акцию — проведенную редакцией газеты «Московский комсомолец». Теперь медики сосредоточат усилия на более широкой пропагандистской работе и очень надеются на помощь СМИ.

«Это вопрос стратегический, без его решения не может существовать здравоохранение, — резюмировал руководитель департамента Георгий Голухов. — Закон принят, обсуждать его мы не можем, а должны создать условия, при которых пациенты не пострадают».

На просьбу журналистов привести конкретный пример, чиновники ответили, что «большие резервы» есть в самой системе здравоохранения города.

«Многие наши сотрудники сдают кровь регулярно, — рассказала Майорова. — Только на «скорой помощи» в прошлом году число дополнительных выходных для доноров составило более 700».

Действительно, доля медиков среди российских доноров значительно превышает долю представителей каких-либо других профессий (исключение — студенты разных специальностей). «Если моя кровь может спасти чью-то жизнь, я должен ее сдать, — рассказал «Газете.Ru» врач-уролог одной из Подмосковных поликлиник. — Я работал раньше на «Скорой» и много раз имел возможность убедиться в важности донорства». При этом «материальный момент» в самом благородном деле тоже не является лишним, считает медик, недовольный отменой льгот для почетных доноров.

Не заметил собеседник «Газеты.Ru» и поддержки со стороны руководства за свое многолетнее донорство. «Конечно, они довольны, что могут поставить крестик в отчетности, но, когда заговариваешь о положенных по закону отгулах, настроение сразу меняется», — рассказал он. При этом, по его словам, процент доноров в достаточно большом коллективе поликлиники не столь велик.

По словам президента «Лиги защиты пациентов» Александра Саверского, серьезное беспокойство вызывает как неизбежное сокращение объемов сдаваемой крови, так и отсутствие правил, вытекающих из вступившего в силу закона.

В результате, по его мнению, в течение полутора месяцев может образоваться дефицит крови.

«Платное донорство в России запрещено без обсуждения с пациентским сообществом, — рассказал он. — Возможно, они нашли замену крови. Но, скорее, речь идет об очередном сокращении госрасходов. Непонятно только, почему это делается в одной из самых болевых точек».

По мнению заведующий кафедрой гематологии Московской медицинской академии им. Сеченова Павла Воробьева, «торговля человеческим телом противоречит всем канонам — этическим, религиозным», поэтому во всем мире приоритет отдается безвозмездному донорству. «Есть ситуации, когда требуется кровь редкой группы, здесь возможны исключения. Но москвичи стали скупать всю кровь, за что им и дали по шапке», — считает эксперт.

«Приоритеты в законе расставлены правильно, — считает президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев. — Речь идет о безопасности компонентов крови. И я поддерживаю мнение, что бесконечно поднимать плату — это тупик. В некоторых российских регионах цены уже превышают зарубежные. Возникновение дефицита крови вполне возможно. Но это в первую очередь покажет, что нынешняя система мало уделяла внимания поощрению безвозмездного донорства, уповая только на деньги. Но кровь и деньги должны быть разделены».