Тюремным врачам доверили «скорую помощь»

Работников ФСИН обязали нести ответственность за вызов «скорых» заключенным

Дарья Загвоздина 10.01.2013, 15:25
Врачи колоний и СИЗО смогут самостоятельно вызывать «скорую помощь» для зэков, не... Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС
Врачи колоний и СИЗО смогут самостоятельно вызывать «скорую помощь» для зэков, не проходя различные бюрократические процедуры

Арестантам и осужденным больше не придется ждать медпомощи неделями. В соответствии с новым постановлением правительства, штатные врачи колоний и СИЗО смогут самостоятельно вызывать для зэков «скорую помощь» или же докторов из больниц, не проходя различные бюрократические процедуры, как было раньше. Правозащитники считают, что это позитивный шаг со стороны государства в сторону современной пенитенциарной системы.

Ответственность за вызов «скорой помощи» для арестантов и осужденных отныне возлагается на штатных врачей учреждений ФСИН, а в их отсутствие - на руководителей уголовно-исполнительных учреждений. И те и другие теперь могут вызвать необходимых медиков арестантам без каких-либо согласований с начальством, а также отправлять их в городские клиники с необходимым для лечения оборудованием без решения суда. Соответствующее постановление, касающееся правил оказания медпомощи, было опубликовано в четверг на официальном сайте правительства.

В соответствии с новыми правилами, заключенные могут получить помощь в любых медицинских организациях, если в колонии или СИЗО не оказалось нужного врача, оборудования или условий и в тех случаях, когда любое промедление может стоить больному жизни или здоровья.

«Если человека хотят перевести в другое учреждение ФСИН, где ему способны оказать необходимую медпомощь, но при этом ожидание этапирования может ухудшить его состояние или создать угрозу жизни и здоровью — в таких случаях медпомощь также должна оказываться в организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения», — говорится в документе.

Документ также регламентирует время, в течение которого арестанты должны получить помощь. Медработник учреждения ФСИН должен поставить в известность о состоянии больного начальника колонии или СИЗО в течение двух часов, а тот в свою очередь в течение дня должен послать запрос в больницу. Руководитель больницы, в свою очередь, должен отправить в тюрьму врача в тот же день в случае острой необходимости или же в течение трех дней в других случаях.
Ответственность за вызов «скорой помощи» для арестантов и осужденных отныне возлагается на штатных врачей учреждений ФСИН, а в их отсутствие — на руководителей уголовно-исполнительных учреждений. И те и другие теперь могут вызвать необходимых медиков арестантам без каких-либо согласований с начальством, а также отправлять их в городские клиники с необходимым для лечения оборудованием без решения суда. Соответствующее постановление, касающееся правил оказания медпомощи, было опубликовано в четверг на официальном сайте правительства.

В соответствии с новыми правилами, заключенные могут получить помощь в любых медицинских организациях, если в колонии или СИЗО не оказалось нужного врача, оборудования или условий и в тех случаях, когда любое промедление может стоить больному жизни или здоровья.

«Если человека хотят перевести в другое учреждение ФСИН, где ему способны оказать необходимую медпомощь, но при этом ожидание этапирования может ухудшить его состояние или создать угрозу жизни и здоровью — в таких случаях медпомощь также должна оказываться в организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения», — говорится в документе.

Документ также регламентирует время, в течение которого арестанты должны получить помощь. Медработник учреждения ФСИН должен поставить в известность о состоянии больного начальника колонии или СИЗО в течение двух часов, а тот, в свою очередь, в течение дня должен послать запрос в больницу. Руководитель больницы, в свою очередь, должен отправить в тюрьму врача в тот же день в случае острой необходимости или же в течение трех дней в других случаях.

Правозащитники уверены, что это решение правительства ведет к гуманизации пенитенциарной системы.

«Это постановление – реальный шаг по перезапуску отношения государства, в частности ФСИН, к гражданам, которые находятся в местах принудительного содержания. Это позитивный шаг от ГУЛАГа в сторону современной пенитенциарной системы», — убежден создатель соцсети «Гулагу.нет» Владимир Осечкин.

Осечкин рассказал, что раньше больным приходилось ждать медицинской помощи неделями, и некоторые просто погибали, не дождавшись приема врача. «Раньше было необходимо постановление суда, чтобы направить человека в ту или иную лечебницу. Этапирование по всей России происходит не каждый день, а раз в пять-десять дней, так что человек мог ожидать надлежащей медицинской помощи сроком до одного месяца», — сообщил правозащитник.

При этом сотрудники ФСИН старались лишний раз не вызывать «неотложку» даже в случаях крайней необходимости. «Сотрудники боялись брать ответственность и вызывать «скорую», потому что каждый ее приезд в такое учреждение — это огромная куча согласований, документов, отписок. Фактически это ЧП с соответствующими внутренними проверками», — отметил Осечкин.

Из-за такого отношения сотрудников колоний арестанты нередко между собой звали начальников медицинских частей «доктор Зло» или «доктор Смерть». Владимир Осечкин со своими сотрудниками опрашивал медработников Можайского СИЗО, и те фактически подтверждали наплевательское отношение начальника медчасти к зэкам.

«Медработники рассказывали, что им начальник медицинской части говорил: «Мне проще сделать запись «--1», чем вызывать «скорую» и согласовывать этапирование больного на лечение», — уточнил правозащитник.

В качестве отдельной проблемы в колониях Осечкин отмечает субординацию между медработниками и начальником тюрьмы. «Сотрудники медчасти выполняли все, что нужно оперативникам. И оказание медпомощи становилось средством манипуляции и шантажа. У заключенных вымогали либо деньги, либо признание вины, либо какое-то сотрудничество, это был способ воздействия на них», — пояснил основатель «Гулагу.нет».

Правозащитник утверждает, что теперь надо разрешить массовое страхование заключенных и платную медицину. «Надо, чтобы карательная медицина в колониях превращалась в лечебную, разрешить, чтобы арестантам делали, например, платное зубное протезирование. Они там годами, и из-за ненадлежащего питания портятся зубы и желудок. Также правозащитник уверен, что правительство приняло новые правила по медобслуживанию арестантов благодаря реформе ФСИН. «Назначение нового директора ведомства Геннадия Корниенко тоже повлияло на это решение. С ним пришла эффективная команда управленцев, и они все вместе предпринимают реальные шаги по гуманизации пенитенциарной системы», — говорит Владимир Осечкин.

Российская тюремная медицина в течение последних нескольких лет подвергается критике после смерти юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского, которая вызвала огромный общественный резонанс. Магнитский умер в 2009 году в одном из московских СИЗО — по версии следствия, из-за того, что вовремя не получил медпомощь.