Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Мак сажает в полночь

Эксперт в области изучения мака и конопли Ольга Зеленина арестована в Москве

Жанна Ульянова 21.08.2012, 18:59
Ольга Зеленина боровлась за изменение ГОСТов для пищевого мака iStockPhoto
Ольга Зеленина боровлась за изменение ГОСТов для пищевого мака

В Москве арестована пензенский эксперт в области изучения мака и конопли Ольга Зеленина. Ее оставили под стражей до 15 октября, несмотря на приступы стенокардии и присутствие врачей «скорой помощи» в зале суда. Зеленина выступала в СМИ и работала над изменениями в ГОСТе о пищевом маке, чтобы торговцы булочками с маком не попадали под антинаркотическое законодательство. ФСКН подозревает Зеленину в пособничестве в покушении на контрабанду.

Рассмотрение ходатайства ФСКН об избрании меры пресечения для Ольги Зелениной, заведующей химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИ сельского хозяйства, в Зюзинском районном суде Москвы длилось восемь часов. В полночь 20 августа судья Елена Петрова со второй попытки санкционировала арест.

Ольга Зеленина, эксперт в области изучения мака и конопли, входила в рабочую группу ФСКН и составляла экспертные заключения в рамках уголовных дел, связанных с пищевым маком. Она была задержана 15 августа. Проводил задержание московский следователь Александр Плиев, специально вылетевший в поселок Лунино Пензенской области. В дом к Зелениной сотрудники правоохранительных органов пришли около шести часов утра.

«Мама варила кашу, — вспоминает дочь подозреваемой Мария Бобаченко, — когда в дверь позвонили и кто-то, представившийся участковым, в окно сунул удостоверение».

Участковый и сотрудники ФСКН в сопровождении «людей в масках» вошли и велели «сидеть тихо». В доме в этот момент находились муж Зелениной Игорь, Мария Бобаченко и двое ее маленьких детей. «Дети думали, что в дом пришли гости, они бегали и шумели. А следователь требовал их успокоить», — рассказывает дочь подозреваемой. После обыска, при котором были изъяты документы и электронные носители информации, Зеленину увезли.

Около 15.00 позвонили из ФСКН и сообщили, что Ольгу Зеленину задерживают на 48 часов. «Она уехала как была — в легком сарафанчике. Оставила все лекарства. Хотя буквально за неделю до задержания у нее был сердечный приступ», — волнуется Мария Бобаченко.

Спустя сутки родственникам позвонили журналисты и сообщили: Зеленина под конвоем доставлена в клиническую больницу № 40 города Москвы с диагнозом «стенокардия». 15 августа подозреваемую конвоировали в Москву, поскольку уголовное дело, в котором она фигурирует, расследуется в столице.

Ее допрашивали до четырех часов утра 16 августа в связи с подозрением, что эксперт помогла уйти от ответственности столичному предпринимателю Роману Шилову, подозреваемому в поставке 42 тонн мака с примесями наркотиков через Брянскую таможню.

В материалах дела сказано, что у Шилова был обнаружен мак с примесями наркотических веществ (алкалоидов опия морфина, кодеина и тебаина). В прошлом году адвокаты Шилова обратились в пензенское НИИ с просьбой провести независимую экспертизу мака на содержание наркотических веществ. «Обращение было направлено на имя директора НИИ, он предложил Зелениной провести экспертизу. Были поставлены конкретные вопросы: какова концентрация наркотических веществ. Концентрация оказалось незначительной», — сообщил «Газете.Ru» источник, близкий к следствию. Зеленина дала официальный ответ от НИИ: в мак наркотики специально не примешивали, на 42 тонны мака приходилось 200 граммов морфина, столько же кодеина и минимальное количество тебаина. Пензенский институт единственный, который занимается такими экспертизами. Сам Шилов, как и еще несколько бизнесменов, остается под арестом. Дело в 2010 году закрыли, не сочтя количество найденного в маке опия достаточным для уголовного преследования, затем следствие вновь было возобновлено.

Зеленина работала над новыми стандартами ГОСТа для пищевого мака. Госстандарт предполагает, что мак не должен содержать наркотических веществ. Но это невозможно. «Современные методы аналитической химии настолько точны, что наркотические вещества в маке можно обнаружить всегда… Семена могут содержать наслоения опия и, пусть даже мельчайшие, кусочки коробочек и стеблей. Абсолютная очистка зерен невозможна. Это требование ГОСТа практически невыполнимо», — заявляла ранее в СМИ Зеленина.

Она пыталась сбалансировать новый стандарт ГОСТ так, чтобы дилеры не смогли выделить из разрешенного к продаже мака наркотик, но чтобы при этом у кондитеров не было проблем с ФСКН.

С ведомством Зеленина сотрудничала неоднократно. На официальном сайте ФСКН до сих пор можно найти ее заключения по отдельным уголовным делам. ФСКН же прослушивала телефон Зелениной, утверждает дочь. «На допросе адвокату и маме показали стенограмму ее телефонных переговоров. В НИИ сотрудники говорят, что какой-то автомобиль с аппаратурой несколько дней дежурил у института», — говорит Бобаченко.

По словам адвоката Натальи Андреевой, обвинение Зелениной еще не предъявлено. «Ее подозревают в пособничестве покушения на контрабанду (ст. 188 УК)», — говорит защитница. От родных и адвокатов подозреваемой следствие потребовало не разглашать какую-либо информацию. Но они отказались подписывать документы о неразглашении.

18 августа Зюзинский суд готовился рассмотреть ходатайство о мере пресечения для эксперта. Но заседание пришлось отложить на 72 часа из-за резкого ухудшения самочувствия обвиняемой. В больницу ее не вернули, а отправили в СИЗО на Петровку.

В понедельник адвокат Шишов в ходе слушаний приобщил к материалам дела медицинские справки с указанием на наличие у подозреваемой стенокардии, пиелонефрита, ишемической болезни сердца.

В подтверждение витиеватым заключениям врачей Зелениной пришлось вызвать «скорую» в суд — ей снова стало плохо с сердцем.

Отпустить под подписку о невыезде Зеленину в качестве поручителей просили десятки ее коллег и знакомых, а также глава Института прав человека Валентин Гефтер, уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Родственники, проживающие в Москве, заявляли, что предоставят ей жилплощадь в столице на время следствия, чтобы Зеленина могла являться по первому требованию следователя.

Но следователь Александр Плиев представил суду новые доказательства причастности Зелениной к уголовному делу Шилова. Из-за этого заседание затянулось — адвокаты знакомились с материалами. Следователи установили, что на банковскую карточку Зелениной были переведены 20 тысяч рублей, которые, как они полагают, явились платой за заключение в пользу Шилова. По словам Плиева, аналогичные заключения Зеленина давала ранее, данные документы фигурируют в других уголовных делах. Прокурор ходатайство следователя поддержала.

В полночь судья Елена Петрова арестовала Зеленину до 15 октября. Подозреваемую увезли в СИЗО на Петровке.

В ФСКН комментировать арест и подробности дела отказываются, мотивируя это тем, что это «тайна следствия».

Член президентского совета по правам человека, глава Института прав человека Валентин Гефтер, выступивший поручителем Зелениной, намерен вместе с адвокатами обратиться к главе ФСКН.

«Само избрание меры пресечения для такого человека совершенно возмутительно. Она никого не убила, нет никаких оснований полагать, что она скроется. У нее серьезные проблемы со здоровьем. Никакой правовой логики — ни формальной, ни человеческой — в аресте 54-летнего кандидата наук нет», — возмущен Гефтер.

Зеленина выносила экспертные заключения, не согласовывая их с интересами следствия, что мешало ФСКН бороться с кондитерами вместо наркодилеров, полагает правозащитник.

«Искать удобней под фонарем, бесспорно. Зачем ФСКН искать наркобаронов, когда кондитеры легально импортируют пищевой мак, в котором всегда можно найти примеси», — говорит Гефтер. «Причастность к контрабанде путём выдачи экспертных заключений — нонсенс, — недоумевает правозащитник. — Независимые эксперты теперь вынуждены ходить под дамокловым мечом, поскольку получается, что они сильно рискуют, когда противоречат следователям. Зеленина работала на открытых площадках, в рабочей группе при ФСКН, это ли не доказательство, что это принципиальная позиция, а не попытка нажить на контрабандистах. ФСКН в агонии и не знает, за что взяться, лишь бы доказать свою востребованность».